HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 24.12.91, здесь и сейчас


24.12.91, здесь и сейчас

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата и время событий: 24 декабря - 5 января 1991 года
Место: Хогвартс, коридоры

Участники: Robert Hilliard, Helen Dawlish

+1

2

Он знает ее слишком мало. Он общался-то с ней! Недельку одну-другую, и все. Он не готов. И вообще это все глупости, которые мешают сосредоточиться на учебе. Надо просто выкинуть все эти назойливые мысли и просто жить. Не усложнять ничего. Честное слово.

Однако образ Хелен настойчиво просится в голову Роберта, стоит ему даже просто закрыть глаза. С момента знакомства они только теснее и теснее общаются друг с другом, им так легко вместе, могут хоть часами болтать ни о чем и не замечать, как пролетает время. Один раз они обнялись, крепко-крепко, и потом сутками аромат волос Хелен преследовал Роберта — даже во снах. Он думал о ней постоянно, не мог ни о ком другом говорить, при упоминании ее имени Роберт весь будто зажигался, сразу просыпался и мотал головой в поисках рыжей однокурсницы.

Если бы не более… как сказать… опытные во всех тонкостях взаимоотношений двух полов друзья, Роб бы так и ходил, пытаясь отбиться от наваждения, даже не задумываясь, что он попросту впервые в своей жизни влюбился. Как дурак.

Ему говорят, что Хелен тоже смотрит на него с интересом, тоже проявляет симпатию, мол, она не сможет устоять, если Роберт вдруг возьмет и огорошит ее новостью, что по ней безумно сохнет. А ему все равно было так страшно даже представлять в фантазиях, как подойдет к ней и скажет… вот это все. Жутко смущающее, заставляющее краснеть и теряться с заплетающимся языком.

Но чувства, спрятанные где-то внутри, уже начинали разрывать Роберта. Сложно было даже просто говорить с ней о погоде — он ненароком заглядывался, терялся в красивых глазах Хелен, хотел прикоснуться к огненно-рыжим локонам и проверить, обожжет ли кожу, оставит ли след. И задыхался, Мерлин подери, задыхался в этих чувствах, умирая от того, что слишком боится испортить их прекрасную с Хелен дружбу.

В гостиной перед самым началом Рождественских каникул как всегда было людно, шумно и невыносимо. Отсиживаясь в темном углу в кресле, Роберт по привычке искал глазами Хелен и жутко расстроился, когда увидел, что рядом с ней увивается Чемберс, чтоб его.

— Хэл! — крикнул Роберт и позвал подругу к себе, назло Марку, чтоб не мельтешил перед глазами. — Ну как? Собрала вещи? — спросил он, пока на фоне ворчали девочки, потерявшие свои вещи, и смеялись мальчишки, представляя, какой у кого будет подарок под елкой.

— А-а-а я… Я вот давно готов. М-мы можем поговорить… подальше отсюда? Дело есть.

«Дело есть» — кла-а-асс… Такими словами люди на ограбление зовут, а не готовят к диалогу кр-райне личного характера. Робби Хиллиард, мастер в том, чтобы испортить даже самый трогательный момент. [status]я не я, и кучка не моя[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JfvM.gif[/icon][pers]<a href="ссылка">Роберт Хиллиард</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

+2

3

Уезжать совсем не хотелось. Сегодня утром, когда Хелен проснулась, она с удивлением обнаружила в своей голове эту странную мысль: ей вовсе не хочется домой.
Странно, она ведь всегда сочувствовала тем ребятам, которые вынуждены на каникулах оставаться в школе. Дома же так здорово: будут подарки от родителей, она увидит наконец-то свою любимицу-непоседу Тинкер, придут гости, все дружно встретят уютный и веселый праздник! И ведь не то чтобы она не по кому не соскучилась... Но все же, с самого утра девушке как-то неспокойно.

Странно, что они раньше особо не общались. Странно учиться столько лет с Робертом, да еще и на одном факультете, и лишь недавно понять, насколько же здорово с ним проводить время. Конечно, рейвенкловке хватало и лучших подруг, но Роберт...
Определенно, если между ними всего лишь дружба, то надо сказать, она очень странная. Когда понимаешь, что посиделки у камина, подготовка домашнего задания, долгие разговоры, или же общее молчание, которое не вызывает совершенно никакой неловкости - это еще далеко не предел. Далеко не тот рубикон, который обыкновенным друзьям строжайше запрещается переходить. Однако, ничего подобного они с Робертом не обсуждали, да и стоило ли - со смущением и долей легкой грусти думала Хелен.
Сегодня вещи собирались как-то невнимательно, что совершенно не похоже на аккуратную Долиш. Девушка по нескольку раз распаковывала чемодан, путала летнюю и зимнюю одежду, машинально складывала учебники, которые ей не пригодятся, спрашивала взаймы у соседок совиного печенья, позабыв, что собственной птицы у нее уже больше года нет. А то и просто сидела на кровати, оглядывая беспорядочный хаос вывернутых шкафов, так и эдак пытаясь собраться с мыслями.
А тут еще и Чемберс.
Нет, настроение он ей, конечно, поднял, за что спасибо преогромное. Обе подруги куда-то запропастились, видимо, ушли с головой во всеобщую суматоху. В то время как Долиш посмеивалась над шутками Марка, то и дело украдкой оглядывала гостиную (чтобы однокурсник не начал шутить и по этому поводу). Но Роберт не появлялся. Становилось досадно: неужели они так и не успеют попрощаться? Она ведь даже не сможет прислать ему сову - постесняется. Никто же об этом не договаривался, а значит, слишком трудно будет на  решиться на такое.
Но вот из спален мальчиков наконец-то показался Хиллиард, и все свое внимание Хелен зачем-то направила на Чемберса, засмеявшись над очередной его шуткой чуть громче обычного, хотя почти не поняла, что именно сказал ей Марк.
Хелен улыбнулась, услышав вдруг свое имя. Значит, Роберт все же скажет ей хоть что-то на прощание. Они ведь не увидятся больше недели...
Брови удивленно поползли вверх, стоило услышать его странный вопрос. Такой же неожиданный, как и все сегодняшнее утро.
- Почти... - протянула Долиш, откровенно слукавив про неразобранную кучу вещей на кровати, до которой руки так и не дошли. Но Роберту об этом, понятное дело, знать не обязательно. - А ты?
Она бросила Марку что-то вроде поспешного "я сейчас", будто бы не сама же напрочь забыла о своем обещании через пару секунд.
- Какое дело? - с еще большим удивлением спросила Долиш, немало, однако, заинтриговавшись. - Впрочем, ты же всегда можешь на меня рассчитывать. Что-нибудь случилось?
[status]Оно само взорвалось...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JeBc.gif[/icon][pers]<a href="ссылка">Хелен Долиш</a>, 14 лет[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

Отредактировано Helen Dawlish (25.08.18 23:12)

+2

4

Каждый небольшой шаг подальше от гостиной давался Роберту с трудом, но он понимал, что если сейчас не соберется с мыслями, то потом уже будет поздно. Потом с Хелен Долиш случится какой-нибудь треклятый Чемберс или может Стреттон, или может Сэмуэльс, или кто-нибудь еще в этой полной всякими парнями школе, и Роберт упустит свой шанс.

Выйдя из гостиной и сделав пару шагов по каменной витой лестнице вниз, Роберт вдруг осекся и резко обернулся, заглядывая в светлое лицо Хелен. Слова рвались с его языка, и терпеть не было сил. Покраснев, Роб сначала замялся, а потом, захлопнув глаза, сглотнул и рванул в омут с головой. С разбега, как бывает это, когда очень боишься прыгнуть с обрыва, но очень надо перебороть страх.

— Ты мне очень нравишься, — выпалил вдруг он и прикусил себя за язык, наказывая за прямолинейность, а потом с ужасом понял, что теперь нельзя было забрать свои слова обратно. — Не совсем как друг… Хотя и как друг тоже, просто… — как же жарко! и дышать нечем! — Рядом с тобой мне очень сложно оставаться просто другом, мне кажется, что этого мало, т-ты просто… В каждой моей мысли засела.

Он нервно рассмеялся и запустил руку в волосы, ероша их скорее ради того, чтобы как-то успокоиться. Весь мир для него покатился по наклонной, стал рушиться по кирпичикам, он вверил все в руки Хелен и теперь даже не знает, чем все закончится. Но у нее есть возможность сделать его самым счастливым, или же она может его уничтожить. Почему-то даже на последнее Роберт согласен, лишь бы руками Долиш.

Будучи на пару ступенек ниже, неожиданно ставший высоким Роберт теперь вровень с Хелен. А если сделать шаг вперед и подняться, то лицо девчонки, с которой даже самый грустный день становился прекрасным, окажется очень близко. Он обдает ее своим дыханием, наскоро целует в щеку и тут же отшатывается назад, перепуганный гомоном, что доносится с порога гостиной орлов.

— Эй, Роберт, погнали в Хогсмид! — кричал кто-то, кажется, Дэвис, но Роб был слишком оглушен и все смотрел на Хелен. — А то не успеем!

Толпа мальчишек едва не сносит Роберта с дороги, руки друзей тащат его за мантию, а Роберт продолжает смотреть на Хелен и одними губами шепчет «подумай», после чего разворачивается и мчится куда глаза глядят.

После Хогсмида он ее больше не встречает. Забирает вещи и гонит себя прочь из Хогвартса. На неделю с небольшим, на каникулы, проветрить голову и вернуться обратно с мыслью, что ничего не было и ошибка не была совершена. [status]я не я, и кучка не моя[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JfvM.gif[/icon][pers]<a href="ссылка">Роберт Хиллиард</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

+3

5

[status]Оно само взорвалось...[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JeBc.gif[/icon][pers]<a href="ссылка">Хелен Долиш</a>, 14 лет[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]
А все-таки, что именно понадобилось Роберту? Хелен была почти уверена, это небольшой пустяк: навроде пропажи любимой книги, или же парень хочет сверить сочинения (многие преподаватели не допустили такой милости, как полностью отдохнуть на каникулах от учебы). Конечно, девушка всегда была рада помочь своему другу, но для чего же тогда все эти тайны, для чего прятаться подальше от любопытных орлят, будто бы в их дружбе кто-то способен углядеть нечто большее.
Но, как оказалось, никакую книжку Роберт не забывал. И со всеми сочинениями, видимо, справится сам. Он же учится намного лучше, и гораздо умнее. Может быть, когда-нибудь Роберта сделают старостой, так с чего же глупенькая девочка решила, будто ему действительно понадобится ее помощь?
Хелен улыбнулась в ответ услышанному. Конечно же, Хиллиард ей нравился тоже - с ним ведь так легко, так интересно. И даже за столь короткое время их общения девушка научилась им по-настоящему дорожить. Она тут же хотела рассказать об этом парню, но кажется, Роберт имеет в виду что-то совсем иное. От удивления Хелен даже дышать перестала.
- Не совсем? - отчего-то переспросила девушка, впрочем, тут же осеклась. Ему действительно сложно дружить с ней? Но... Но почему?
Долиш вздрогнула - а если Роберт скажет, что не заинтересован больше в их дальнейшем общении? Что тогда будет? Хелен никогда о таком не думала. Вот так непросто всякий раз привязываться к людям. Слишком больно потом терять.

Но и теперь не угадала. Причем, так не угадала, что от неожиданности чуть земля из-под ног не ушла! В каждой мысли засела - хотя бы теперь следует удержаться от расспросов, зачем да почему...
Обычно Хелен всегда переспрашивала, когда терялась и не знала, что сказать. Однажды девушка задумывалась - а вдруг такой разговор между ними когда-нибудь состоится? Но тогда это казалось чем-то удивительным, нереальным... Ведь они были просто хорошими друзьями, не более того. Разве не в этом Хелен когда-то горячо уверяла своих подруг? Теперь вот оказывается, что не такие уж и друзья. Вернее, больше. Или это считается, что меньше?
Сложно. Слишком сложно об этом думать! Почему же нет в ней природного остроумия, ведь очень кстати здесь могла бы прозвучать колкая фразочка, от которой Роберт мог бы промучиться целую неделю. Но ничего подобного Хелен не знала. Оттого и стояла, словно истукан, не отрывая глаз от друга. Вот, а теперь он ее еще и поцеловал, отчего Долиш буквально вспыхнула. Ее лицо тут же покрылось беспорядочными розовыми пятнами, даже краснеть по-человечески рыжая совершенно не умела.
И будто бы назло (а может, и на благо) появились ребята-однокурсники, утаскивая Роберта по каким-то своим важным мальчишеским делам. Куда именно - девушка так и не удосужилась спросить. Неизвестно, как долго она еще простояла так, удивленная неожиданным признанием. Но следовало отправляться обратно в спальню, к горе неразобранных вещей. Хотелось срочно переключиться на что-то, пока девочки не увидели ее в таком состоянии. Тогда бы начались расспросы, а Хелен понятия не имеет, как и что следует отвечать...

Отредактировано Helen Dawlish (26.08.18 17:51)

+4

6

Этих каникул для Роберта катастрофически не хватало. Возвращаться в школу решительно не хотелось. Да что там, всякая мысль о Хогвартсе заставляла Роберта ежиться от дискомфорта и сильнее закрываться в себе. Он неохотно рассказывал родителям о своей учебе, о друзьях, постоянно менял тему и казался задумчивее обычного. Это успел заметить отец не без удивления, что раньше у сына, искренне любящего Хогвартс, столь странного поведения не наблюдалось. В ответ на все расспросы Хиллиард-старший ничего не получал, потому что… а что может сказать Роб? Делиться переживаниями по поводу глупого признания второпях и очень позорного поцелуя в щеку он не хотел, думал, что это только станет поводом для шуточек и родительских поддевок. Да и он сам в мыслях уже вовсю обзывал себя придурком за то, что давал эмоциям завладеть собою.

Ну правда. Что за глупости. Только дурак вроде Роберта будет всю ночь не спать, волнуясь о том, что о нем может подумать Хелен, а потом начать представлять, какой станет прекрасной жизнь, если она вдруг согласится быть его… Девушкой? Такое вообще возможно? Кто вообще в своем уме согласится быть девушкой того самого странного мальчишки, предпочитавшего всегда компанию книжек? Того самого непонятного молчуна, который вечно ошивается рядом с таким общительным и веселым Роджером Дэвисом? На что может надеяться Роберт? Разве что на улыбку из приличия и ободряющего хлопка по плечу.

С другой стороны, Хелен ведь не была из ряда совсем простых, совсем скучных людей. Она выделялась. Яркой внешностью, острым умом, веселым нравом, умением сказать правильные вещи в тяжелую минуту и еще сотней, нет, тысячью прекрасных качеств, делающих ее невероятной и незаменимой в глазах наглухо влюбленного Роберта Хиллиарда. Когда он о ней думал, то готов был взорваться от разных чувств, не поддающихся его контролю. Внутри все как будто рвалось на куски!

К счастью, Роберту удается избегать прямых встреч с Хелен в течение первого учебного дня после рождественских каникул. К ужину он все же начинает расслабляться и даже отвлекаться на что-то другое, отличное от темы «как не умереть от стыда перед Хелен Долиш». Веселясь с шуток Роджера и забавляясь с Пенни, Роберт настолько отпускает ситуацию, что не замечает, как вдруг напротив него присаживается она.

Кусок застревает в горле.

— Мне надо подготовиться к завтрашнему занятию, — резко обрывает Роберт все веселье и встает из-за стола, двигаясь к выходу из Зала. Щеки и уши у него алые, а ноги кажутся ватными.

И сердце, сердце тарахтит как ненормальное.
[status]я не я, и кучка не моя[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JfvM.gif[/icon][pers]<a href="ссылка">Роберт Хиллиард</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

+2

7

Каникулы пролетели как одно мгновение. Не по-рождественски скучное и унылое. О, конечно же, Хелен изо всех сил старалась оставаться веселой и беззаботной дочерью, вместе с родителями привечала многочисленных гостей, с восторгом принимала удивительные подарки, то есть, делала все то, что и обычно.
Только лучшую, как говорят, подружку-маму не обманешь. А если встревоженная родительница подключает при этом лучшую подружку-папу, то все, пиши пропало. Каким-то чудом Джона Долиша освободили от рейдов и бесконечных дежурств. В честь праздников и неотгуленных отпусков, объяснял он, но Хелен в это слабо верила. Кажется, дражайшие родители всерьез озаботились состоянием своего чада, и всерьез за нее взялись, с такой упоительной заботой, от которой порой и вздохнуть страшно.
- Что с тобой не так, дочка? - удручалась мама, - На Волшебную труппу синьора Виталиса мы тебя возили,  магозоологический заповедник имени Ньюта Скамандера ты посмотрела, оперу Поющих Карасей из Голландии тоже. А ты по-прежнему хмурая и задумчивая... Учти, милая, хорошеньким девочкам такое совсем не к лицу.
И только папа ничего не сказал, а просто махнул рукой. Папа был прав.
Конечно же, Хелен оказалась крайне впечатлена такими насыщенными каникулами. Лишь одно ее бесконечно тревожило, беспокоило, а порой не давало заснуть по ночам. Новое перо и чистый-чистый лист пергамента. Нет, она же не самая распоследняя трусиха. Она даже макала в чернила острый кончик. Ее даже угораздило оставить на листе случайную кляксу, и замарать кончик носа - в момент особой задумчивости. Но она так и не решилась ни на что. Сколько часов было убито напрасно, дабы придумать хотя бы пару-тройку строк... Но нет. Долиш не написала ни одного письма. Хотя, ей казалось, так будет проще - это же всего лишь письмо, Роберт не увидит ни ее красных щек, ни ее бегающих глаз. А если вдруг что-то пойдет не так, всегда можно объясниться, мол, я здесь не при чем, мой пергамент оказался заколдованным, и вообще...
Но Хелен даже на такое не решилась.
А после каникул она снова оказалась в Хогвартсе. Было страшно, но не просить же родителей забрать ее оттуда насовсем. Да и признаться, это было бы просто ужасно - бесследно исчезнуть, так и не увидев больше никогда ни подруг, ни Роберта...
Однако, первый день оказался практически невыносимым. С завтрака Роберт ретировался так поспешно, будто обнаружил в своей тарелке пригоршню жуков. На уроках - ничуть не лучше. Хелен даже допустила мелкую хитрость, шепотом попросила одолжить ей пергамент. Но с огромным удовольствием на просьбу откликнулся сосед, а Хиллиард как будто бы ничего и не услышал. Хотя, конечно, этого пергамента было столько, чтобы хоть каждый день топить им камин в гостиной.
Она и сама становилась все мрачнее, и задумчивее, пока в перерывах между занятиями ей на глаза не попалась скромная коробочка. Небольшая такая, неброская, аккуратно перемотанная красной лентой. Может быть, что-то из рождественских подарков, которые не захотелось оставлять дома? Но, дабы не терять время, Хелен взяла ее с собой в Большой Зал - там поглядеть.
Очень своевременно, кстати. Хорошее решение - отвлечься на что-то, когда на робкое приветствие Хиллиард бросил что-то насчет завтрашних занятий, и снова сбежал, только его и видели. Пенни даже вздернула бровь - явный признак ее заинтересованности. Даже умница Клирвотер понимает - явно происходит что-то не то. Хелен промолчала. А что тут скажешь? Чем объяснишь все эти странности, когда чужая душа - потемки? Вот и оставалось аккуратно вскрывать содержимое за красной лентой, изо всех сил пытаясь унять дрожь в руках.

Девушка ахнула, от восторга и удивления позабыв о всех неурядицах. Подарок был наверняка от мамы - только ее изысканный вкус мог подобрать такую хрупкую и утонченную вещь. Этот был бутон лилии, почти как настоящий. Даже послышался приятный аромат свежесрезанного цветка. Удобно поместившись в ладонь, он начал потихоньку раскрываться, и тут Хелен поняла, отчего подарок отправили в школу вместе с ней - Тинкербелл бы не пережила, увидев прекрасное содержимое бутона - очаровательную фигурку танцующей феи. Подруги увлеченно залюбовались: исполнив несколько грациозных па, фигурка вдруг мелодично пропела "Лучше сделать и напрасно, чем не сделать и жалеть".
- Пенни, она пока побудет у тебя, ладно? - осторожно передав подруге цветок, Хелен вскочила с места. Может быть, доброе пожелание сделало свое дело. Может быть, глупо и невыносимо так дальше - делать вид, будто не было никакого разговора, будто вы вообще даже незнакомы...

Она увидела лишь затылок удаляющегося парня. Наверняка не услышит, как не услышал и на уроке. Наверняка даже не остановится. Ну и пусть будет так. Теперь-то терять уже нечего... Разве что ту хрупкую прекрасную дружбу, которая зародилась между ними после того несчастного случая.
- Роберт! Постой, пожалуйста.
[icon]http://funkyimg.com/i/2JeBc.gif[/icon][status]Оно само взорвалось...[/status][pers]<a href="http://pool.rusff.ru/viewtopic.php?id=825#p92136">Хелен Долиш</a>, 14 лет[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

+2

8

Может все наладится, если закрыть глаза плотнее и представить, что разговора перед каникулами никогда не было? Может так получится притворяться, что Роберт не позорился, не сеял сомнения в своих мыслях и в мыслях дорогой, важной, ценной Хелен? Почему ему всегда обязательно нужно разрушать даже самое лучшее? Мама частенько говорила: работает — не трогай. Можно разломать, раздробить, потерять то, что прекрасно за себя отрабатывало. Роберт никогда не понимал слова матери, пока сам не попал в ситуацию, когда уж точно бы лучше не трогал… Лучше бы он просто наслаждался хорошей дружбой. С Пенни же почему-то получалось, с Пенни же не возникало мыслей, что это вот что-то такое, отчего разряды молний под кожей!

Если он расскажет обо всем Роджеру, то друг его на смех поднимет. Назовет дураком и покачает головой. Ох, нужно было обращаться за помощью к нему до решения признаться в своих чувствах. Дэвис лучше понимает все тонкости девичьего норова, все эти загогулины привычек и помыслов, в которых слишком легко заплутать.

Вот и сейчас Роберт вновь теряется, потому что не понимает, зачем Хелен его пытается догнать, остановить, не дает убежать и всем поведением заставляет их обоих избегать молчаливого игнорирования того-самого-момента-когда-произошел-конец-света.

Роберт останавливается, переводит дыхание и оборачивается, внутренне дрожа, потому что чертовски не готов вслух обсуждать себя, Хелен и вероятную возможность соединить две параллельные линии. Если такое происходит, то явно не с неудачником Робом Хиллиардом.

Не светит, парень, куда лезешь, какие у тебя амбиции, забудь.

— Привет, — на выдохе произносит, чувствуя, как голова вжимается в плечи, а он, уже высокий и обошедший по росту многих сверстников, кажется себе слишком маленьким. — Как прошли твои каникулы?

Он пытается улыбаться, но выходит жалко.

Он усиленно делает непринужденный вид, но каждый жест в нем так и кричит о нервозности и зажатости.

— Послушай, я не знаю, о чем я думал. Я не должен был, н-наверное… не знаю. Я очень сильно запутался в себе!

Роберт выдавливает из себя нервный смешок и пытается смотреть сквозь Хелен, иначе разумно мыслить ему не даст преследующая даже во снах умилительная красота рыжей подруги. Сложно-то как.   [status]я не я, и кучка не моя[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JfvM.gif[/icon][pers]<a href="ссылка">Роберт Хиллиард</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

+1

9

- Привет... - еле слышно выдыхает девушка, стыдливо опустив глаза в пол, вслушиваясь в размеренное гудение, что начисто лишает слуха, заставляет забыть о снующих туда-сюда студентах, о перешептываниях любопытных портретов, и возможно о том, что если попадется эта странная парочка на глаза кому-то из общих друзей - такая презабавная получится картина! Двое глупых подростков, которые всего лишь друзья... Причем такие, что без тонких шуточек и намеков окружающих уже практически не мыслят существования. Но при этом теряются, да, как робкие первокурсники...
Мерлин, да ей же всего четырнадцать лет! Понятно, что девочки вроде как взрослеют раньше, смекают больше, значит, она должна сейчас что-то сказать, сделать что-то... Но лишь ладони предательски потеют, а по рукам пробежали случайные мурашки (спишем на сквозняки в коридоре, так и быть). Ей же всего четырнадцать... Что она может понимать в мальчишках? Особенно, в таких как Роберт. В таких, из-за которых даже интереснейшие зимние каникулы (уж себе-то признайся) полностью утратили всю свою прелесть.
- Весело прошли, - Хелен даже улыбаться пытается. Нельзя ведь сейчас рассказать Роберту о том, как страшно она соскучилась. Скучающая особа интересна настолько же, насколько профессор Бинс с Историей Магии, - Я видела заповедник Скамандера, Поющих Карасей... А как твои?
С Робертом всегда так здорово обсуждать всякие интересные вещи. Отвлеченный разговор - это, пожалуй, то, что им сейчас так необходимо. Что отвлечет от той недомолвки, которая произошла между ними перед отъездом. А там... Кто знает, вдруг возьмет и исчезнет то смущение, от коего и глаз поднять не смеешь на своего Всего-Лишь-Друга...
Вот, смотри. Кажется, все в порядке. Он тоже улыбается. Может быть, не все так страшно, как казалось? Может быть, им и не придется сторониться друг друга в школьных коридорах?
- Да? - еле слышно произносит Хелен, всячески пытаясь скрыть в нотках севшего голоса любую обиду и разочарование. Конечно же, Хиллиард прилежный ученик, отличный друг, и вообще хорош во всех отношениях. Но и он имеет право на ошибку! Так стоит ли брать на себя слишком многое, чтобы упрекать его в этом, даже мимолетным взглядом? Нет. Хелен так не сможет. Не посмеет. Слишком дорогим человеком стал для нее Роберт. Слишком близким и важным...
Но что же делать? Их отношения, их внезапно возникшая дружба всегда строилась на честности. Неужели теперь Долиш станет играть несвойственные ей роли? Ох, увольте, здесь она актриса преужасная!
- А знаешь, мне очень жаль. Потому что...
Теперь, кажется, настала ее очередь краснеть и смущаться.
- Я хотела тебе написать, правда, - Хелен достала из своей сумки свернутый пергамент, - Но выходило как-то не очень. Ты можешь сам прочитать, оно твое.
Неаккуратный лист перечеркнут почти до самого низа. Темные чернила очень надежно скрыли все то, с чего Хелен так отчаянно пыталась начать разговор. Оставляя в самом низу лишь пару строк.
"А я если я соглашусь, Роберт...
Ты обещаешь, что мы никогда друг друга не потеряем? И что найдем в себе сил остаться хоть друзьями, хоть кем угодно...
Но остаться."

И если бы еще знать, как быть дальше. Упорхнуть тихонько, пока он читает? Или все же... Как жаль, что ей всего четырнадцать, и ничего, совсем ничего она не понимает в мальчишках!
[status]Sans rien connaître des garçons[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JeBc.gif[/icon][pers]<a href="http://pool.rusff.ru/viewtopic.php?id=825">Хелен Долиш</a>, 14 лет[/pers][info]Рейвенкло, 4 курс[/info]

+1


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 24.12.91, здесь и сейчас


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC