HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 30.12.94, Рождественские гуляния в Хогсмиде [c]


30.12.94, Рождественские гуляния в Хогсмиде [c]

Сообщений 31 страница 50 из 50

1

Дата и время событий: 30 декабря 1994 года (суббота), гуляния продлятся с утра до вечера

Место: Хогсмид, главная улица города

Участники: все желающие, Red Vines (мастер).

Украшенный сотнями сверкающих огоньков и еловых ветвей в преддверии праздника, Хогсмид и сам походил на большую рождественскую игрушку. То тут, то там в витринах магазинов и лавок переливались выставленные на продажу хрустальные фигурки волшебных зверей, манили яркой оберткой упакованные подарки, а в воздухе то и дело взрывались праздничные фейерверки, наверняка приобретенные в магазине близнецов Уизли. Многочисленные зазывалы, разодетые в красочные костюмы, прохаживались по улицам бурлящего жизнью городка и зычно оглашали округу важным объявлением:
- Вниманию всех! Только сегодня и только у нас – настоящая рождественская ярмарка! В программе заявлена радость, невозможны изменения! Хотите узнать свое будущее? Заглянуть в прошлое? Тогда ваша дорога лежит прямиком к шатру мадам Фальсификель и ее волшебному шару – эта известная гадалка прибыла к нам из самой Франции, а ее пророчества известны во всем магическом мире! Именно она сто лет назад предсказала, что штрудель всегда будет падать яблоками вниз, а черные коты – перебегать дорогу! Не стоит ждать, торопитесь узнать свою судьбу! А если будущее вас не интересует, то, может быть, в вас царит соревновательный дух – только у нас вы сможете сразиться на палочках, поразить мишень, выиграть приз и покорить сердца прекрасных дам! А может вам ближе тонкое искусство левитирования? В таком случае наш призовой столб с подарками – для вас! Уважаемые жители и гости города – не проходите мимо, заходите к нам! Специально для юных волшебниц и волшебников открыт каток и работают многочисленные шатры с праздничной атрибутикой. В продаже имеются сласти и торты, заварные пирожные и гирлянды леденцов, варежки и теплые шарфы, петарды и хлопушки! Свои представления готовы показать факиры и клоуны, дрессировщики и укротители! Ярмарка развернется на поляне около Хогсмида – найти легко, ошибиться невозможно! Музыка, танцы, конкурсы и розыгрыши – не упустите праздник, скорей спешите к нам!

Внимание: в связи с большим кол-вом участников в эпизоде, очередность свободная.

+1

31

Снежная погода, праздничные каникулы, вкусные пирожные и приятная компания приводят Сандру к ощущению полного счастья и удовлетворения жизнью. Проблемы остаются где-то позади, сейчас не время о них думать.
Разговор зашел о Турнире Трех Волшебников. Еще с момента, как директор объявил об этом мероприятии, Сандра знала, что не сможет участвовать - не проходила по возрасту. Но тем не менее иногда она, как, наверное, и многие ученики Хогвартса, задумывалась о том, подала бы она заявку на участие, если бы была чуть старше? Первой мыслью было - конечно же нет! Она же не справится, это же большая ответственность. Нет, нет и нет. Но к этому примешивались нотке любопытства - а почему бы и не попробовать, наверняка это будет интересно. Сандре кажется, будь ей уже семнадцать, друзья непременно начали бы уговаривать ее участвовать. Так уже бывало, только речь шла о какой-то внеклассной работе. Почему-то друзья всегда больше верили в ее способности, нежели она сама.
- Я даже не сомневаюсь, что ты принял бы участие в Турнире, - засмеялась Сандра. - Ты был бы первым бросившим свою бумажку в кубок. Я бы болела за тебя, если бы тебя выбрали участником. Нет, конечно, за Гарри я бы тоже болела - и болею - но ты был бы в фаворитах, - улыбнулась она. Это было бы действительно здорово, если бы чемпионом стал кто-то из Рейвенкло, еще лучше если это твой хороший друг. Ну, или чуть больше, чем друг. - А сама я, наверное, не рискнула бы участвовать. Вряд ли я смогла бы составить конкуренцию Седрику, Виктору Краму или..., - Сандра собралась произнести имя Флер, но тут же нахмуриалсь, вспомнив, что это девушка значила - или все еще значит? - для Роджера, - или другим участникам, - закончила она слегка скомканно. Интересно, как они все справятся на втором испытании. Думаю, на нем должно быть что-то еще более сложное, чем на первом. Мне кажется, задания идут в порядке возрастания сложности. Ну то есть точно не должно быть чего-то типа "превратить кувшин в ежа" или "пересадить мандрагору", таких элементарных вещей. Помнится, на втором курсе мне нравилось пересаживать эти растения. Несмотря на то, что они выглядели неприглядно, я представляла, что делаю доброе дело, что им станет лучше после того, как я пересажу их в другой горшок, - девушка улыбнулась, в мыслях возвращаясь к урокам травологии второго курса.
Идею слепить из снега дракона девушка восприняла на ура. Нужно отвлечься от мыслей о учебе и об этой пресловутой Делакур.
Роджер, сама беззаботность, слегка мажет снегом нос Сандры.
- Эй, ты чего! - восклицает девушка. Она быстро вскакивает со скамейки вслед за парнем. Одной рукой - вторая занята еще неначатым пирожным - она пытается собрать лежащий на земле снег в небольшой шарик. Прицелившись в пытающегося увернуться Роджера, она кидает в него снежок и... не попадает.
- Нет, Роджер, стой на месте, я с тобой еще не закончила, - весело прокричала она.
Но, конечно, парень и не думал стоять столбом, а тоже с удовольствием слепил снежок и кинул в Сандру. Но, в отличии, от нее тот попал.
- Ай! - Фосетт поглядела на рукав, который теперь был весь в снеге. - Ну берегись!
Девушка снова слепила снежок и бросила. Но снежок ли? Случайно она замахнулась не той рукой и теперь в ужасе наблюдала, как прямо в лицо Роджера летит ее пирожное...

Отредактировано Sandra Fawcett (06.09.18 13:21)

+2

32

Penny Clearwater,
Helen Dawlish,
В отличии от оживленного первого, очередной шатер встретил девушек кромешной тишиной. По крайней мере, так им показалось, после уличного гомона. Никаких покупателей здесь отчего-то не было. Только полумрак, причудливые вещицы, по виду напоминающие детские игрушки, и ничего более.
Вроде бы, ничего интересного не смогло бы задержать здесь подруг, но вдруг откуда-то послышался тихий плач.

0

33

— … Ты только представь: Прорыв! Сенсация в волшебной бьюти-индустрии! На обложке новенького Ведьмополитена – ты! С роскошно раздувающимися назад волосами, и рекламирующая революционное зелье «Флорес-Плюс» для похудения, на основе… мммм … ягод годжи и семян лукотруса! А на фоне, при этом, заманчиво падают миндальные круассаны и кексики в сахарной пудре! … Ой! Извините, пожалуйста… 

С легкой, увлеченно размахнувшейся руки, сияющей улыбкой Кэти, низенький волшебник, лихо получивший по лбу, отпрянул, поправил свою съехавшую набекрень остроконечную, бордовую шляпу, по краям усыпанную снегом, и что-то возмущенно и неодобрительно заворчал своему приятелю о несдержанности, отсутствии манер у молодого поколения и уныло-скудной, кондитерской фантазии. 

— Над названием зелья мы ещё, конечно, поработаем, – в напускной деловитости, уже на полтона тише заверила подругу Белл, не в силах остановить свой полет пространственных, сиюминутных мечтаний, но всё ещё, то и дело, оглядываясь на волшебника в очереди с виноватой улыбкой, — Или может эта Фалькисифель… Фальсакифель…  – Мерлин, язык сломаешь! – сама и подскажет… намёком… Ну, знаешь… Если уж суждено! – девчонка выдержала паузу, а затем с неподдельным энтузиазмом отбарабанила по руке Лианны, как бы подводя итог одного из многих, уже иронично озвученных, вариантов возможно ожидающей хаффлпаффки судьбы, — Как тебе такое будущее? По-моему – отлично!

Прихвативший декабрьский морозец и тающие снежинки-колючки до красноты кусают кончик носа, голые пальцы и щеки, заставляя постоянно двигаться, пританцовывать на одном месте и клубами выдыхать кое-как согревающий пар собственного дыхания в ледяные ладони. Несмотря на непроходимую многочисленность желающих попасть на пророческий, индивидуальный пятиминутный сеанс, длиннющая вереница очереди сократилась довольно быстро, и, оглянувшись по сторонам, пятикурсница с удивлением отметила, что теперь от шатра знаменитой гадалки их отделяет всего пара-тройка взволнованно переглядывающихся человек. Белл же вздыхала и самолично гадала сколько галлеонов и сиклей возьмут с них за вход, за предоставленный стул, горящие свечи – атмосферы ради, и возможность лицезреть хорошо распиаренную, обязательно эффектную и импозантную, иностранную мадам. Словом, за всё – только не за по-настоящему правдивое, значимое и глубокое предсказание.

— Анна! – обернувшись, подпрыгнула Кэти, узнав в подавшей голос блондинке старосту своего факультета – коллегу Перси Уизли, в игре в плохого и хорошего полицейского Гриффиндорской башни, заслуженно занявшую, пожалуй, милостливую позицию номер два – и услышав её предположение, заново расхохоталась, — Да брось! В предсказаниях несчастий ни одна провидица в мире не превзойдет нашу Трелони! А нам с ней ещё и экзамен сдавать, так что – это вот всё… – девчонка широким жестом обвела собравшуюся толпу и многозначительно указала на временное пристанище легендарной гадалки, игнорируя подозрительный взгляд соседа по ожиданию, уже придерживающего свою шляпу, и неотрывно следящего за траекторией движения её руки, — … можно смело считать дополнительной практикой к уже имеющемуся списку литературы и гороскопов! — Белл опустила руку, натянув рукава до окоченевших пальцев, и улыбнулась, — Ну-у-у, а ты? Как дела? Как встретила Рождество? Ты уехала домой на остаток каникул или осталась? Я не видела тебя в поезде…

Из шатра, мгновенно прерывая все разговоры в радиусе метра собравшейся толпы, вышла пышная, круглолицая волшебница, выпустив наружу вязкий и теплый аромат благовоний.

«— Она... Мерлинова борода... Не ходите туда, девочки... Такого расскажет! Ох-ох, мне нужно срочно в «Кабанью голову», пропустить стаканчик Огневиски. Мерлин, бывает же такое! »

Кэти проводила потрясенно причитающую женщину изумленно-заинтригованным взглядом. И решительно развернулась к девчонкам:

— Так. Мы точно идём.

Мадам Фальсификель неожиданно превратилась в аттракцион, с которого только что слезла колдунья, живо напомнив Белл обезумевши-впечатленные лица людей, только-только сошедших с американских горок и уже показывающих два больших пальца вверх следующим на очереди.

«— Вот же дурочки… »

Голос звучит отчетливо, слова – разборчиво, как если бы всему нависшему гулу толпы, как на радиоприемнике, предварительно, слегка поубивали звук. Гриффиндорка заозиралась вместе с другими, уже фыркнувшими дамами в очереди, и пересеклась с насмешливым взглядом Роджера Дэвиса. Его спутница – красивая шатенка – мягко и снисходительно рассмеялась следом, пытаясь одолеть фамилию ясновидящей и более-менее сгладить образовавшийся, острый угол.
 
— Пффф, – фыркнула Кэти, обращаясь к Лианне, — Видимо, особенная склонность к чтению в Рейвенкло сильно преувеличена… — и демонстративно повернулась ко входу, — Интересно, мадам Фасильфи… Фальсифа… — подруга затряслась от смеха, — Ой, знаешь что! Я и не в Рейвенкло!

А могла бы и быть — тихонечко напомнила Распределяющая Шляпа с задворок детских воспоминаний. Скрестив руки на груди, Кэти мысленно фыркнула и на Шляпу, упрямо уставившись на вход в позолоченный шатер.

Отредактировано Katie Bell (09.09.18 05:19)

+5

34

А вот это было обидно. Не то, что Роберт не поддался на провокацию Маркуса, лишив Фарли долгожданного зрелища, а сказанные им слова. Казалось бы, ничего особенного — одна лишь правда, но произнесённая таким тоном, словно эта «двуличная девчонка» просто не заслуживает того, чтобы за неё заступались. И даром, что она сама за себя постоять может лучше всяких защитников.

«А сам-то!», — мысленно возникает Джемма, но виду не подаёт. Ещё не хватало кому-то понять, что слова Хиллиарда её задевают. О Мерлин, почему же он такой бесящий?!

— С тобой поговорим позже, — бурчит староста, перебивая Флинта на полуслове. Отрезает с таким видом, словно слизеренец опять ужасно провинился, хотя это совсем не так. Пожалуй, Джемме действительно пора выключить режим обиженной фейри и разобраться в том, кто же подставил Маркуса на балу. В конце концов не такой он уж и засранец, просто не везучий и лицом не вышел, чтобы безобидным казаться. Хорошо это или плохо — не Джемме судить. Ей сейчас важнее решить как быть с Робертом.

С одной стороны, идти следом за ним как-то ниже её достоинства, а с другой — разве на правду обижаются? Они и более грубые вещи друг другу не раз говорили, и что теперь? Может, не в словах всё-таки дело, а в том, что он просто взял и ушёл? Снова.

— Ты наверное не в курсе, — догнав Хиллиарда, но всё ещё отставая от него на два шага, говорит Джемма громко и выразительно, — Но сбегать безвозвратно, оставив девушку одну — как минимум низко. — и без разницы уже где и при каких обстоятельствах озвучивать свои обиды не за сейчас даже, а за то самое «тогда», — А не объясниться после этого — подло.

Но ты-то ни черта не смыслишь в девушках, да, Роб Хиллиард?

Обижаться Джемма Фарли имеет полное право, в конце концов она не виновата в том, что перед лицом рейвенкловского старосты  каким-то магическим и до ужасного коварным образом стала вдруг уязвимой. Джемма может быть хоть триста раз лучшей ученицей школы, непробиваемой королевой серпентария и самой настоящей пакостницей, но она остаётся обычной девчонкой, которая порой не знает чего хочет, закатывает истерики на пустом месте или чувствует себя недолюбленной просто потому что.[status]ice queen[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JPU5.jpg[/icon]

Отредактировано Gemma Farley (15.09.18 08:43)

+4

35

Прочь от Джеммы Роберта гонят двоякие чувства. Изначально идея появиться на Гуляниях вместе преследовала цель загладить вину за то, что Роберт оставил Джемму одной на Балу. Изначально. Теперь же все вдруг резко переменилось, и Роберт, вместо попыток достучаться до сочувствия Фарли, в который раз ее бросает и топчется на ее гордости. Он не знает наверняка, побежит ли за ним Джемма, он не знает, что будет делать, если та захочет устроить с ним громкие выяснения отношения посреди людной улицы. Все как-то по-дурацки.

С Джей Эф легко не бывает.

Он узнает ее шаги по топоту, он узнает ее по шумному дыханию сзади, по чувству жжения в спине — озлобленная девчонка хочет сделать в нем дыру одним своим взглядом. Так для них привычно, что уже начинает надоедать. В сценарии прописано: он должен остановиться, посмотреть на нее злым взглядом, распахнуть рот и начать на высоких тонах ставить ее на свое место, объяснять на пальцах, где он видел ее обиды и как же сильно она уже раздражает своим вечным нытьем.

Роберт так не делает, продолжая испытывать вину и не желая выставлять их ссоры на публику. Слишком часто они ругались друг с другом напоказ, играли роль врагов, и выносить что-то искреннее после такого… Невыносимо.

— Уймись, пожалуйста, — просто и четко произносит Роберт, останавливаясь, чтоб дать Джемме его догнать, и берет ее за руку.

Сжимает и ведет к лавке, от которой пахнет горячим какао, имбирем и сладостями. Они оба повалялись в снегу, успели замерзнуть, да и в миссии по лечению нанесенных душевных ран (я смотрю на тебя, Фарли) какао ни с чем не сравнится.

Они становятся в очередь, и вдруг Роберта пронзает пониманием, что он сейчас при всем честном народе, при всех гуляющих школьниках и преподавателях, держит Джемму Фарли за руку, а она даже не сопротивляется. Настолько сюрреалистичная картинка, что Роберт даже ухмыляется, расплывается в улыбке и даже фыркает от смеха. Косится на белокурые локоны Джеммы, скользит взглядом по ее губам и обнаруживает, что она замечает, куда он засматривается.

Роберт смущенно отворачивается и благодарит Мерлина за то, что зимой не понять, отчего щеки алые — от холода или от неправильных мыслей.

+4

36

Джемма ожидала от Роберта чего угодно — высокопарных издевательств, громкого негодования, обвинений или обиды — но не этого. От неожиданности Фарли замолкает словно бы по щелчку пальцев, набирает в рот воздуха и уводит сконфуженный взгляд в сторону, позволяя Роберту взять себя за руку и увести.

У лавки с чествованиями пахнет шоколадом, парным молоком и пряностями. Держаться с Хиллиардом за руки у всех на виду оказывается очень волнительно — потому что сейчас это отнюдь не часть какого-то спектакля, а что-то очень личное. И от этого чего-то сердце в груди барабанит так сильно, что отдаёт даже в уши.

Упрямо смотреть в сторону — да куда угодно, лишь бы не на Хиллиарда, не просто. Интересные вещи, на которых можно было бы сконцентрировать своё внимание, быстро заканчиваются, да и Роберт отчего-то смешливо пофыркивает. Ловит на себе его взгляд слизеринка очень вовремя: застаёт Бо с поличным, самодовольно хмыкая, когда тот быстро отворачивается, с наигранным интересом глядя на очередь впереди.

Колкости и тонкие издёвки, которые обычно фонтанируют из уст старост в присутствии друг друга, вдруг заканчиваются. Источник яда пересыхает — Фарли просто не знает что сказать. Вроде и хочется отметить, что чашка какао в придачу к заколке не поможет Хиллиарду загладить свою вину, если он наконец не расскажет какого лешего пропал тогда со Святочного бала, а вроде и не горит это так чтобы очень. Слишком приятно молча продвигаться вперёд по очереди, чувствуя себя самой обычной «вот ещё совсем чуть-чуть —  и парочкой». Джемме, привыкшей быть во всём исключительной, такое разнообразие страх как нравится.

А ещё нравится то, как Роберт умудряется перехватить инициативу, давая возможность старосте школы перестать думать на шаг вперёд. Но она, конечно же, никогда в этом не признается.

— ... и имбирного печенья, — добавляет Джемма в догонку к двум заказанным порциям какао, кротко и совершенно по-детски указывая пальчиком на приглянувшийся пряник-ёлочку.[status]ice queen[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2JPU5.jpg[/icon]

Отредактировано Gemma Farley (15.09.18 19:32)

+3

37

Запихивая в Долиш на ходу перехваченный у торговца подмигивающий пончик, ведь, по мнению Пенелопы, сладости отлично поднимают настроение, Клирвотер предпочитала предполагать, что время с Джеммой Роберт проводит не благодаря нежным возвышенным чувствам, а из-за недостатка в крови адреналина и острых ощущений, которые коллега-староста мог бы восполнять, например, играя в квиддич, но Хиллиард не был вторым Седриком Диггори, а потому предпочитал разворошить змеиное логово и поиграть с королевской коброй. Суицидник.

Хелен уже скрылась под пологом очередного шатра и волшебнице не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Встречал же семикурсниц полумрак и неожиданная немногочисленность посетителей. Товары были представлены поблескивающими в слабом свете затейливыми непонятными заморскими волшебными вещицами, о предназначении которых оставалось только догадываться. Самого торговца, ну или же хозяина лавки, нигде не было видно, что Клирвотер считала к лучшему, поскольку назойливых и чересчур активных продавцов Пенни очень не любила и отсутствию излишней суеты была только благодарна.

- Посмотри, Хелен! – указывая на золотое яблочко, катающееся по блюдечку, позвала волшебница подругу, но в этот же самый момент в палатке раздался непонятный всхлип или возглас, от чего Пенелопа вздрогнула и оглянулась. В фильмах ужасов со скверным сценарием в подобных ситуациях герои начинают задавать вопросы.

- Кто здесь? – спрашивает в пустоту Пенелопа.

[icon]http://s5.uplds.ru/t/suaWl.gif[/icon][nick]Penny Clearwater[/nick][pers]Пенелопа Клирвотер, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 7 курс. Староста факультета[/info]

Отредактировано Lily Moon (14.11.18 21:41)

+3

38

Anna Mirfield, Katie Bell,
Полы шатра гадалки распахнулись, будто сами по себе, запуская девушек внутрь. А внутри, что за диво: темно, свечи повсюду, тихий перезвон волшебной литавры.
- Добро пожаловать к мадам Фальсификель! - послышался мелодичный усыпляющий голос. В это же мгновение на столе засиял хрустальный шар, и показались очертания женщины неопределенного возраста, - Что привело ко мне совсем еще юных прелестниц? Впрочем, все знаю, все вижу...
В руках гадалки сама собой образовалась колоды древних карт, потертых, старых, с непонятными, а то и жуткими картинами.
- Вижу рядом с тобой, девочка... - таинственным шепотом произнесла Фальсифекель, блеснув глазами на Кэтти, - Человека. Загадочного да порывистого, как волна. То накатит, то отступится... И знать ты не знаешь, как быть тебе, как с чувствами своими совладать, да гордость сохранить. А у тебя, у тебяяя...
Голос гадалки вдруг замер.
- В игры опасные играешь, доченька. В очень опасные. Не тот путь должна ты избрать, который узы твои семейные пророчат... Опасный он, да неправедный. Но ты не дрожи, девочка. Мадам Фальсификель все знает, с любой печалью подсобит, лишь бы разумом вы оказались чисты, и на дары щедры.

Helen Dawlish, Penny Clearwater,
Плач стих, и в таинственном шатре воцарилась тишина. Ненадолго - из-под прилавка послышался тоненький голосок, вперемешку с всхлипами:
- Я-то здесь, Гриффи Пюпиттер, хозяин этой вот никчемной лавчонки!
Из-под прилавка показались маленькие ручки, а следом и сам хозяин - карлик в нелепой рождественской шляпе.
- А вы зачем сюда пришли? Хотите испортить праздник жалкому коротышке Пюпиттеру? Ах-ах-ах, знаю-знаю, и вы тоже будете насмехаться надо мной! Тоже скажете: болван ты криворукий, а не волшебный мастер! И игрушечки мои будете обижааааааать!
На этих словах карлик зашелся в рыданиях.

Sandra Fawcett, Roger Davies,
- Эй, молодежь! - услышали резвящиеся ребята, - Помогите старушке, касатики! Уж такой праздник на дворе, а дом мой украсить некому. Старенькая я совсем стала, мне такое не по силу. А завтра детки мои, да внучата приедут. То-то обрадуются! Пойдемте, касатики, пирогом угощу.

0

39

- Так ты болеешь за Поттера? – Роджер заинтересованно выгибает левую бровь, пораженный тем, что кто-то из рейвенкловцев еще поддерживает «Золотого мальчика». Сам Дэвис против него ровным счетом ничего не имеет, однако, дурное влияние Гранта, который с самого объявления чемпионов щеголяет по Хогвартсу, ослепительно сверкая значком «Поттер – смердяк», дает свои плоды.
В связи с тем, что у его друга, соседа по комнате и коллеги по квиддичной сборной в одном лице подленькая, ушлая душонка прирожденного тролля, у Роджера попросту не остается шансов, чтобы сделать собственный выбор и определиться за кого бы он сам хотел болеть на протяжение Турнира.
Разве что Флер. Флер он будет поддерживать, даже если Пэйдж нацепит длинный блондинистый парик и начнет расхаживать по школе, коверкая слова на манер французской речи.
Тот факт, что он сломал об нее зубы, не помешает ему продолжать ею восхищаться.
Тем более, насколько Дэвису известно, приезжая домой на каникулы, Фосетт живет с Диггори по соседству. С другой стороны, у каждого свои заморочки, вполне возможно, во время войны, развязанной Волдемортом, когда Роджер и Сандра еще пешком под стол ходили, младенец Поттер спас члена ее семьи от неминуемой гибели. Или типа того.
А пока он веселится, уворачиваясь от снежных снарядов своей подружки, в него уже летит очередной белый ком, который она достает прямиком из своей маленькой, но удивительно вместительной сумочки. Стоп, сумочки..?
- Вообще-то пирожные изобрели для того, чтобы их ес… - Роджер чувствует, как по его щеке на воротник утепленной мантии стекает белоснежный сладкий крем, и механическим движением стирает его рукой, облаченной в перчатку, тем самым пачкая еще и ее. Осознав, что наделал, рейвенкловец с выражением крайнего спокойствия на лице поднимает с земли щепотку снега и перетирает его меж ладоней, потому что даже в такой нелепой ситуации чистюля Дэвис – это чистюля Дэвис, и уж чему-чему, а каким-то сладостям этого никогда не изменить.
- Тебе конец, Фосетт, - юноша опускается на корточки, чтобы зачерпнуть побольше ослепительно-белых хлопьев, он никогда не бросает слов на ветер, и хорошенькую Сандру в аккуратном зимнем наряде ждет самая беспощадная расправа. Начинает Роджер с яростного обстрела, лишь слегка комкая липкий снег, чтобы избежать вероятности ненароком не рассчитать силы и тем самым сделать девушке больно.
И все-таки, согласно экспертного мнения шестикурсника, этого недостаточно, и он, как довольный, сытый котяра, подкрадывается к ней со спины, на ходу продолжая отряхивать руки. Его воротник все еще выразительно красуется знатным шматом заварного крема.
- Теперь я стану для тебя самым страшным ночным кошмаром, ведь я знаю, чего ты боишься больше всего на свете. Камень преткновения всех девчонок, - шепчет он на ухо Сандре, стягивая перчатки и принимаясь ее щекотать, ощущая пальцами довольно тонкую и, на его вкус, недостаточно подходящую для январских гуляний ткань. Хотя, очевидно, судить не ему, этот щеголина способен и в одной рубашке отправиться в лютую метель, если та покажется ему достаточно красивой.
Дэвис приглушенно и хрипловато смеется, увлеченный процессом и абсолютно не замечающий угрозы в виде нарисовавшейся за ним все той же скамейки, налетает на ее край, спотыкаясь и утягивая за собой Фосетт, за которую хватается инстинктивно, как за спасательный круг. Однако, хрупкой однокурснице определенно не под силу удержать высоченного, спортивного Роджера, и в итоге в глубокий сугроб валятся оба.
Глухой удар головой о деревянную спинку едва ощутим, а большая часть пирожных, купленных некоторое время назад в «Сладком королевстве», высыпается из раскрытой женской сумки – только руку протяни.
Скрипучий старческий голос заставляет Дэвиса вздрогнуть от неожиданности и сменить траекторию мыслей, касающихся дальнейшего отмщения девушке.
«Может, внуки Вам и помогут? Мы здесь слегка заняты», - хочется ответить Роджеру, но бабуленька-одуванчик уже настроила в своей маразматичной голове массу невыполнимых планов, и отказать ей теперь означает разбить ей сердце. Да и на Сандру было бы неплохо произвести положительное впечатление, после всего, что между ними произошло.
- Ты не против? – спрашивает он, приподнимаясь на локтях так, что едва не задевает носом покрасневший от холода нос рейвенкловки. – Ее дом действительно выглядит мрачновато.

+4

40

Ну и поделом! Даже самый глупый маггл отродясь не станет возиться с ядовитыми змеями, ибо укус их может быть коварен и смертелен. Хочет Хиллиард приключений - пожалуйста, с него же станется. Где-то на задворках сознания закралась лютая обида, что, тебя, такую умницу-красавицу-милашку, променяли на обыкновенную гадюку, но даже эти мысли оказалось отогнать от себя легче легкого. Ведь на улице такой прекрасный зимний денек, и вовсе никуда не надо торопиться, ибо каникулы, и лучшие подруги всегда окажут незримую поддержку - на то они и подруги! Ну а Хиллиард - да пропади он пропадом вместе со своей слизеринской недопринцессой! Да и вообще...
Отчаянный поток гордости и независимости прерывает вдруг таинственное убранство случайно найденной лавочки. Все здесь было как-то... Странно, что ли. Совсем не ярко, не празднично, не торжественно. И даже с языка срывалось словечко "жутко", но к чему запугивать себя такими ужастиками?
То и дело Хелен водила головой по сторонам, пытаясь понять, что за удивительные вещицы продает хозяин-чудак, и где же он, в конце концов, сам прячется? Почему не бежит на встречу потенциальным покупательницам, пытаясь нагрузить хрупкие девчачьи руки обилием многочисленных товаров?
Но и подумать об этом оказалось некогда, Хелен вздрогнула, услышав чей-то тоненький плач. И звук этот становился все сильнее и сильнее. Даже внутри все как-то стиснулось от жалости. Это как же человека надо обидеть, чтобы довести до такого состояния?
Пенни храбрая, она первая шагнула в темноту, пытаясь выяснит, что же и у кого там случилось. А Долиш, осторожно озираясь, ступила следом за ней.
- Ой! - выдохнула рейвенкловка, увидев необычного человечка. Такого же странного, как и вся его лавочка. На удивление маленький, он так был похож на гнома-переростка, которые то и дело гнездовались у них в саду. Но, видит Мерлин, если бы ее гномы так плакали, девушке и в голову не пришло их выдворять.
- Ну что вы, сэр! - как можно более учтиво отозвалась Веснушка. - И вовсе никого мы не собирались обижать. Ни игрушки ваши, ни тем более вас! Мы, наоборот, наслышаны много хорошего про вашу лавочку, вот и пришли, чтобы купить что-нибудь. Ты же, кажется, искала подарок для Перси, правда, Пенни?
Мысленно Долиш ужаснулась. Она, конечно же, далеко не была поклонницей самого скучного Уизли, но ни одну из этих странных вещиц даже Филчу не стала бы дарить. Только слишком уж велико оказалось ее желание помочь и утешить бедняги, что невольно девушка начала нести всякие глупости. Тысяча боггартов, Пенелопа ее потом непременно убьет!
[icon]http://funkyimg.com/i/2Kbwu.png[/icon]

+3

41

— И имбирного печенья, — кивает Роберт продавцу.

Кроткая, тихая, послушная Джемма настолько непривычна, что может убить наповал своей милостью. Перед таким поведением Роберт совершенно безоружен, он легко сдает позиции и позволяет вить из себя веревки. Ему самому очень приятно брать на себя ответственность и быть важным, что ли.

— Дай попробовать, — говорит он, когда они уже отошли от ларька, обхватывает ладошку Джеммы, сжимающую пряник, и с непоколебимым выражением лица кусает елку за верхушку.

Фарли может быть тысячу раз против столь вопиющей наглости, но Хиллиард уже своровал часть сладости и прекрасно себя чувствует с набитым ртом. Посмеивается с возмущения Джей, допивает свое какао, дальше шагает по улочкам.

Хорошо, когда можно просто помолчать. Когда не хочется о чем-то говорить просто ради заполнения повисшего неловкого молчания, потому что молчание это совершенно не неловкое и ощущается как-то очень правильно и уютно. Обычно подобное происходит у Бо и Джей лишь когда те наедине друг с другом, когда их никто не видит, и так странно ощущать такое умиротворение под натиском чужих взглядов. Завтра… Завтра случатся все сплетни и все слухи.

Он выбрасывает их с Джей стаканчики с какао и замечает в сугробе неподалеку шумную парочку, с легкостью узнает в парне своего лучшего друга и в голове выбирает между тем, чтоб подойти и испортить всю малину, и тем, чтоб деликатно унести свои ноги куда подальше. Выбрать не получается, потому что миссию по порче малины берет на себя какая-то бабуля. Краем уха Роберт слышит, о чем старая просит, и не понимает, как тут можно пройти мимо.

— Дэвис, если ты боишься дома одной пожилой леди, то как мы потом с тобой исследуем Визжащую хижину? — улыбается Роберт, подходя к ребятам и узнавая в спутнице друга Фосетт. — Привет. Вы не против, если мы с вами..? — он косится через плечо на заткнувшуюся Джемму и переводит очаровательный в своей непосредственности взгляд на орлов.

+4

42

Люциан вальяжно перекатывает на языке красного цвета леденец, не держась за его палочку. Он скучающе разглядывает толпу снующих туда-сюда развеселых людей и умирает от того, насколько до скрежета все это умилительно. От счастья, которым переполнены празднующие люди, у Люциана кривит лицо. Он не выносит склизкую, как растопленный сахар, атмосферу, в которой купаются люди каждый раз, стоит приблизиться январю, и поэтому больше всего на свете избегает любых семейных сборищ, которых, к сожалению, именно в это время года так много. Уж лучше Боул помучается немного в Хогвартсе, наблюдая за оглупевшими в своем счастье учениками, чем будет выносить компанию квохчущей над своим мужем миссис Боул. Вот этот кошмар Люциан готов променять на что угодно.

В компании Перегрина Люциан расхаживает мимо магазинов в поисках, понятное дело, веселья. Правда его личное веселье заключается не в попытках блеснуть умениями перед какой-нибудь девчонкой, не в конкурсах и не в призах, не в походах к какой-то шарлатанке-второй-Трелони, Люциан мечтает посмеяться с глупца, неудачника, просто смешного простофили, которыми полнится треклятый Хогвартс. Он дефилирует меж людьми медленно и с видом, будто точно царь всего магического мира, в то время как его глаза хищнецки вылавливают среди гуляющих будущих жертв его истязаний.

Люциан резко останавливается и жестом руки дает Перегрину направление, в котором стоило смотреть. Там шагают две подружки, рыжая дрянная лиса и унылая серая мышь. С первой Люциан знаком был крайне тесно, прямо огонь, а вторую никогда толком не замечал, но всегда знал, что ее скучная идеальность интриговала Деррика.

— Обрадуем их своим присутствием, — осклабляется Люциан, грызет леденец, бросает палочку и движется вслед за подружками.

Шатер, который привлек внимание орлиц, был темным, мрачным и пугающим. Удивившись такому выбору, Люциан хмыкает и одобряет решение девчонок, поскольку в этом месте будет намного легче довести пугливых девиц до визга. Прошагав за ними тихо и бесшумно, Люциан выбирает лучший момент, чтоб использовать специально приобретенные для особого случая две навозные бомбы (одной из которой он поделился с Перегрином).

Люциан совсем не ожидает что в шатре девицы натолкнутся на писклявого и плаксивого гнома, но не теряется и бросает бомбу в рыжую.

Отредактировано Lucian Bole (08.10.18 11:54)

+5

43

Сандра замерла, раскрыв от неожиданности рот и словно боясь дышать. То, что вместо снежка она кинула в Роджера пирогом ввело ее в ступор. Хорошо, что парень не из обидчивых и воспринял все в шутку. Обстрел снежками продолжился с еще большим усердием. А вот щекотка оказалась неожиданностью для девушки. Сандра как могла уворачивалась от Роджера, стараясь не дать тому защекотать ее до смерти и хохотала без устали. Внезапно из-под ног словно выдернули почву и девушка упала, утянутая за собой Дэвисом.
Хорошо, что сейчас нет лето и падали они не на брусчатку. Всего лишь снег, нет, не так, сугроб, да еще какой! Осознавая, в какой двусмысленной позе они оказались, Сандра засмущалась и покраснела. Мысли в голове смешались и она не сразу даже отреагировала на то, что вокруг появились какие-то другие звуки, кроме дыхания их двоих. Старушка... украсить дом... внуки... Несмотря на всю доброжелательность и сердечность, Сандра никак не отреагировала бы на просьбу. Сложно сообразить что-то путное, валяясь в сугробе с парнем. К счастью, Роджер сообразил первым и, слегка приподнявшись на локтях, дал девушке выдохнуть и собраться с мыслями.
Но кажется, старушка - не единственная, кто почтил их своим присутствием.  Роберт с седьмого курса стоял совсем недалеко от них в компании девушки, старосты школы, учащейся на Слизерине. Ну да, они же оба старосты, нет ничего удивительного, что они пошли в Хогвартс вместе.
С помощью Роджера, Сандра встала из сугроба и принялась отряхиваться, попутно принимая участие в разговоре.
- Конечно, конечно, давайте поможем! Ох, я теперь похожа на снеговика, - последнюю фразу она пробормотала, глядя на свое усыпанное снегом пальтишко. - Роджер, приведи меня в нормальный вид, неудобно же перед ребятами.
Сандра не имела ничего против компании Роберта и Джеммы, к тому же вместе они быстрее справятся. То, что они с Дэвисом хотели провести день вдвоем как-то временно позабылось, наверное, неловкость от падения вместе с парнем в сугроб смешала все мысли.
- Ведите, леди, - обратилась она к старушке. - Мы вам поможем украсить дом.

+4

44

Roger Davies, Gemma Farley, Robert Hilliard, Sandra Fawcett,
Ух, как обрадовалась старушка!
- Вот и хорошо. Вот и славненько, касатики. Пойдемте, ребятки, пойдемте. Я живу тут недалече.
Серый домишко и впрямь выглядел уныло. Скрипели на ветру слабые ставни. Покосившийся забор палисадника так и грозил обвалиться совсем. Во дворе же у крыльца стояло множество запечатанных коробок.
- Вот так и живу, касатики. Сад давно уже гномы заполонили, раньше бы устроила им хорошую трепку, а нынче что, года уже не те... Коробочки со всем нужным я вытащила, а дальше уж не обессудьте. Но ничего, ребятки, не унывайте. Бабушка Капуста от души вас отблагодарит!
А в это время в саду из-под забора начали выглядывать любопытные глазенки гномов, а украшения - они тут, рядом. Что им будет-то? Лежат себе.
В красной коробке.
В зеленой коробке.
В белой коробке.
И голубой.

Lucian Bole, Helen Dawlish, Penny Clearwater, Peregrine Derrick,
Взвизгнув, и захлопав от радости в ладоши, Гриффи перекувыркнулся раз и начал носиться по своему магазинчику, как укушенный.
- Радость, какая радость! - то и дело восклицал он, - Рррождественские подарки - ну разве это не прекрасно и здорово?! Ох-ох-ох, у Пюппитера есть ооочень много подарков! Берите, берите, юные леди. Всего-то за пятнадцать сиклей и три нута, вы получите вот это, вот это, а еще и это.
Руки девушек постепенно наполнялись подарочными коробками с неизвестным содержимым.
- Уж поверьте, во всем Хогсмиде вы не найдете второго такого же специалиста по подаркам. А я-то знаю про них все на свете, так что...
Увлекшись, радушный хозяин не успел заметить появления новых гостей. Лишь когда взорвалась навозная бомба, заполонив шатер страшной вонью, коротышка Гриффи вдруг остановился и взревел:
- МОЙ ШАТЕР!!! МОИ ИГРУШЕЧКИ!!! ПРОКЛЯТЫЕ МАЛЬЧИШКИ ПРИШЛИ ОБИЖАТЬ МОИ ИГРУШЕЧКИ!
Но вместо того, чтобы снова разреветься, карлик вдруг хлопнул в ладоши три раза.
- А ну-ка, мои маленькие друзья, задайте-ка этим шалопаям, чтобы неповадно было!
С жутким чавкающим звуком шатер захлопнулся, не выпуская наружу никого. Дышать становилось все тяжелее, но яростный Гриффи даже не обращал на это внимания.
Что-то мелкое, пушистое, похожее  на милых клубкопухов, вдруг покатилось к ногам Перегрина и Люциана, остро и мерзко кусая за лодышки, опрокидывая незванных гостей на пол. Игрушечные змеи поползли к запястьям сорванцов. На голову Люциана приземлилось жуткое существо, напоминающее уродливую детскую куклу, закрепленную на мохнатых паучьих ногах гигантского тарантула. К Перегрину же подлетели безобразные уродцы, напоминающие черепа с крыльями летучих мышей, и вцепившись в резинку нижнего белья, натянули ее как следует. Со звучным хлопком изделие опустилось обратно.

+4

45

Ну и тоска, - пар вырывается изо рта белесым облачком, распугивая норовящие приземлиться на нос снежинки. Следя за нервным движением последних, Перегрин не может отказать себе в удовольствии, плавя особо замешкавшихся парочкой метких, прицельных выдохов. Это занятие увлекает его — секунд на пять, не больше, почти сразу возвращая слизеринского отбивалу на круги привычной рождественской тягомотины. Если уныние считают смертным грехом, то Деррик вполне созрел для того, чтобы признать себя великом грешником, - угол рта привычно ползет вверх, растягивая губы в кривой улыбке, которая гаснет тотчас же, стоит ему напороться взглядом на шагающего рядом Боула. Скучно, - отчетливо сигнализирует Деррику небрежно распахнутый ворот мантии, выставляя напоказ тощие и обтянутые бледной кожей ключицы. Скуучно, - сердито пружинят при каждом шаге темные кудри едкого на язык и слишком смазливого для мальчишки семикурсника, спадая на лоб и, кажется, радующиеся лишь тогда, когда подошвы дорогих зимних ботинок впечатываются в пушистый слой свежевыпавшего снега, оставляя позади себя некрасиво раздавленный след. Скууучно, - карамельный шарик звонко ударяется о кромку зубов, перетекая от одной щеки к другой, красноречиво демонстрируя всё, что думает Боул о разворачивающимся перед ними веселье. Хрустальный гиппогриф или керамическая елка? Какой цвет гирлянды для украшения гостиной лучше выбрать — желтый или оранжевый? - если ты идиот, растекающийся сюсюкающей лужей при одном упоминании Рождества, эти заботы будут единственными, что тебя волнуют. Мелкие людишки с их мелкими желаниями — не способные достичь ничего большего просто потому, что предпочли запереть себя на всю жизнь в конуре из сверкающей мишуры и блестящих шаров, убеждая себя в том, что именно так и выглядит достаток, престижность и счастье. Надо ли говорить, насколько чужими выглядят двое друзей на этом празднике жизни? Деррик хмыкает, откровенно и неприкрыто, вторя приторному душку ароматизатора и фруктовой сладости, насмешливо окутывающему злейшего друга и тянущегося за ним, как самый натуральный злодейский шлейф. Или фирменная печать и знак наивысшего качества — тут уж как посмотреть. На какой именно вкус пал избирательный выбор Люца сегодня - Перегрин не разбирает, да и не особо горит желанием. Благо уже то, что в этот раз им, кажется, удается уйти от прилипчивого и картонно-пошловатого клубничного душка. Деррик ненавидит клубнику во всех ее проявлениях, но Люцу плевать. Чем больше раздражает и нервирует его манера вести себя окружающих, тем хищнее разворачиваются змеиные кольца и блестит чешуя слизеринца. Встреча с ним в его обычном-то расположении духа не внушает воодушевления большинству обитателей Хогвартса, а испытывающий острый приступ меланхоличной хандры Лютик и вовсе становится опаснее вдвойне. Покуда не замирает, всем своим существом подаваясь вперед - хищно, жадно, заинтересованно. У приличных змей есть предостерегающие погремушки на хвосте, у Люциана Боула — всего-навсего леденец, с предвкушающей оттяжкой хрустнувший разноцветным стеклом под зубами. Привлеченный его жестом, Деррик косится в указанную сторону, без особого труда распознавая в шагающих по проулку девчонках неразлучную парочку в лице Долиш и Клирвотер. Это легко, даже слишком — рыжие прядки веснушчатой рейвенкловской мегеры свиваются от мороза, торча во все стороны как мотки колючей медной проволоки, в то время как ресницы Клирвотер обзаводятся заиндевевшей снежной кромкой, делающей кожу имповой орлиной старосты еще белее и тоньше. Почти прозрачной, как у статуи, сплошь состоящей изо льда. Только эта не растает — скорее, разгонит кровь, треснув как следует толстенным учебником по Нумерологии случайного обидчика, или, как и приличествует званию главной школьной умницы, прочтет длинную лекцию о том, как следует вести себя, заметив несоответствие в чьем-то внешнем облике. Болтая о чем-то, девчонки сворачивают за угол, держа путь и выбирая своей целью один из самых непритязательных шатров, вынуждая слизеринцев почти не сговариваясь двинуться следом за ними. На кой черт им вообще сдалась эта темная и затхлая дыра? - гадает Деррик, брезгливо подхватывая бесшумно поднятый полог и проскальзывая внутрь следом за другом и стараясь не влепиться в полумраке в то и дело выскакивающие на его пути деревянные столбы, поддерживающие свод шатра, и то тут, то там расставленные сундуки и корзины с сомнительными игрушками. Половину из которых плечистый отбивала, не моргнув и глазом, отправил бы на ближайшую свалку, приняв за хлам, но Люц никак не выказывает своего отвращения от выбора девчонок — не кривится, ехидно закатывая глаза, как делает это при виде покупающего имбирное печенье для Фарли Хиллиарда, не фыркает презрительно, завидев плетущихся по улице Мерфилд и Белл, напротив — восхищенно распахивает глаза, одобрительно дернув краем губ. Причина его нежданного веселья отыскивается спустя пару секунд, когда в ладонь шестикурсника настойчиво тыкается прохладный бок хорошо известной любому проказливому мальчишке навозной бомбы. В таком замкнутом пространстве ее взрыв и правда произведет фурор и, вне всяких сомнений, не пройдет незамеченным для двух орлиц и писклявого хозяина лавки. Хочешь бросай, хочешь — нет, но тогда рискуешь пропустить все веселье, - лукаво блестят в темноте глаза Боула, кажется, уже вовсю представляющего себе ласкающие слух крики возмущенных девчонок. Деррику нет нужды уметь читать чужие мысли, чтобы понять, о чем сейчас думает закадычный приятель. Ну давай, Дерри, давай-давай-давай, - у нас забронированы лучшие места на самый очешуенный спектакль современности, мы не можем его пропустить! Когда еще ты увидишь примерную умницу Клирвотер, блистающую в роли главной примы театра и ругающуюся при этом, как видавший виды сапожник? Превратить девчонку с фамилией чистой воды в ту еще грязнулю — кто из слизеринцев, будучи в своем уме, отказался бы от подобной чести? Никто, - беззвучно смеется Деррик, согласно склоняя голову и разглядывая охающих и о чем-то переговаривающихся с маленьким гномом рейвенкловок. О том, как поведет себя дракклова Долиш, Деррик готов спорить, заложив половину семейного состояния — наверное, именно это и тянет к ней лучшего друга, заставляя ненавидеть и желать ее общества одновременно. Вспыльчивая и крикливая, как баньши, семикурсница никогда не лезет за словом в карман, походя на лесной костер, с жаром трещащий сухостоем и сжигающий все на своем пути, но Люц не боится — греется в ее тепле, жадно впитывая каждую искорку эмоций щедрой на ответную язвительность птички, превращая их извечное противостояние практически в зависимость. Рядом с ней вечно чинная и собранная Пенелопа кажется солдатом, в наглухо застегнутом на тысячи замков и потайных пуговиц кителе — и Деррик хочет отыскать каждую из застежек, нетерпеливо дергая за язычок молнии или и вовсе вырывая их с мясом.     
- Когда это я бросал тебя веселиться одного? - успевает бросить отбивала, глядя на то, как друг, отведя руку в сторону, прицельно замахивается, адресуя вонючую бомбу в подарок для рыжей ведьмы: - спорим, моя будет верещать громче?   
Ну давай, Пенни, - думает слизеринец, глядя на светловолосую девчонку в темном зеве шатра, и её имя мягко перекатывается на языке словно прохладная серебряная монетка. А потом в привычном для любого игрока в квиддич жесте оценивает расстояние до цели, делая замах и отправляя бомбу в рейвенкловку. Даже не подозревая, какой ад накинется на них после этого. 
[icon]http://s7.uploads.ru/9CAjM.gif[/icon][status]По ночам чудовищам снюсь я[/status]

Отредактировано Peregrine Derrick (11.10.18 15:29)

+7

46

На несколько секунд мир погружается в гудящую тишину.
А после вновь принимается существовать.

Дикая, отвратительнейшая вонь разносится по сирому магазинчику, заставляет глаза и нос слезиться, но вместо агонии Люциан испытывает только окрыляющее веселье. Его хохот вторит истеричному визгу, который издает разозленный продавец-коротышка, Люциан заливается смехом и поэтому оказывается застанным врасплох неожиданным нападением игрушек.

Он глубоко вдыхает адскую вонь своей бомбы, когда пушистые твари нападают на его ноги, пребольно и гаденько кусают за кожу, когда их становится так много и когда их напор начинает стеснять движения, когда логичным исходом оказывается простое падение слизеринского тщедушного тела на пол.

Люциан не испытывает ярости, он, захлебываясь лихорадочным смехом, отбивается от атак, раздавливает ладонью пушистика по полу, откусывает игрушечной змее голову, пинается, пихается и продолжает заливисто хохотать, потому что это все ему доставляет дикое удовольствие. Ярость, которой полнится маленький гнилой гном-недоносок, насыщает Люциана, заряжает энергией, и в темноте можно увидеть только блеск его широкой до безумия белозубой улыбки.

Дышать тяжело, очень, Люциан хрипит, нос закладывает, слезы заливают все лицо.

А после физиономию Люца припечатывает уродливой игрушкой, самым настоящим дитя непорочного зачатия тарантула и обычного бэбика.

— Я бы ее купил! Купил и подарил бы тебе, Долиш, слышала?! — сквозь кашель и хрип издевается Люц.

+8

47

Источник хныкающих звуков показал себя, стоило Пенелопе с ним заговорить. Низкорослое существо, которое по ошибке рейвенкловка сначала отнесла к домовым эльфам – несомненно за вид весьма жалостливый и плаксивый, но стоило тому назваться хозяином, то тут же был переквалифицирован в семейство гоблинов. От его обвинений становилось несколько не по себе, ведь две глазеющие на товар девчонки не могли причинить какого-то значительного ущерба, ну самое большее, уронили бы невзначай какую-нибудь хрупкую поделку. Долиш была абсолютно права, когда принялась утешать маленького человечка, и, по мнению Пенни, очень хорошо, что подруга отвлеклась от грустных мыслей, терзающих ее голову.

- Не очень-то у вас тут празднично, - заметила староста, - может, стоило добавить больше света и ярких красок? – она хотела посоветовать как лучше, но сначала сказала, а после испугалась, что как раз за издевательство обидчивый Пюпиттер примет ее слова. К счастью, Долиш как-то более расположила к себе владельца, так что в потоке слов рыжей слове Клирвотер как-то затерялись.

Искать подарок Персивалю здесь? Волшебница очень сильно сомневалась, что найдет что-то стоящее его внимания. Вот близнецы с радостью поковырялись бы в ворохе загадочных игрушек, но карлик так обрадовался, что разочаровывать его Пенни очень не хотела, и если нужно, приобрела бы какую-нибудь сущую безделицу только для того,  чтобы не обидеть человечка. Но сейчас в паре с Хелен в некотором замешательстве Пенелопа наблюдала за тем, как ворох свертков в ее руках увеличивается.

- А можно посмотреть что там внутри? – покупать кота в мешке тоже было не желательно, да и стоило бы понять, что, собственно говоря, делают эти странные игрушки.

Кто знает, чем бы такой шопинг завершился, если бы внезапно прямо под ногами у Долиш не разорвалась зловонная бомба, а следом прилетела еще одна такая же. И если бы хозяин лавочки возмущенно не завопил, рейвенкловка не удивилась, если бы это оказался один из выкатившихся откуда-то его собственный  потревоженный товар.

Слизерин. Первое, что приходит в голову. Курс второй или третий. Уже слишком гадкие для того, чтобы быть воспитанными. Еще слишком мелкие, чтобы гнушаться подобными методами.

Еще с того самого вечера на репетиции святочного бала было понятно, что Пенни была очень чувствительной к нахождению в подобного рода загаженных ситуациях. Впрочем, даже Пивз поливший помоями всех присутствующих оказался добрее. Сейчас обе студентки находились в очень уязвимом состоянии, поскольку ошарашенный, ты не сразу осознаешь, что тебе следует делать -  прятаться ли от новых снарядов, стараться ли запустить в ответ обидчикам какое-то заклинание, попытаться ли устранить всю эту мерзость и отвратительный запах. Хорошо, что за покупательниц вступился сам Гриффи, и Пенелопа была бы очень рада, если бы направленные на нападавших чучела как следует бы их искусали. Согнувшись пополам, делая несколько неуверенных шагов по распавшимся из рук подарочкам, которые ломаются и хрустят под ее ботинками, пытаясь притянуть к себе Долиш, так, на всякий случай, ведь безопаснее держаться вместе, Клирвотер выдает одно за другим очищающие заклинания, вдобавок к этому пытаясь зажимать рукавом нос и рот, ощущая горечь и неприятный комок в горле. Не хватало бы того, чтобы ее еще и стошнило впридачу.

Она страстно желает услышать тонкие взвизги тринадцатилетних обнаглевших змеек, напуганных приближением непонятной царапающей и кусающей орды странных существ, но к своему ужасу распознает истерический смех ненавистного и явно не здорового на голову человека. Его спутника она поначалу даже не распознает, но кем бы тот ни оказался, наверняка зачинщиком является их отбитый однокурсник.

- Боул, поимей дементоры твою душу! – стесняться в выражениях староста сейчас даже не старается. Спустя два с половиной года Люциан наконец может гордо заявить своим дружкам: «Я это сделал!» Довести Клирвотер до нецензурной брани слизеринец активно пытался, едва узнав о том, кто же станет новой рейвенкловской старостой. Но, видимо, на пятом курсе Пенелопа была более собранной и сдержанной, более ответственной и скованной необходимостью демонстрировать лицо факультета – одним словом, в то время все его попытки оказались неудачными и пари он проиграл.

Каким же образом этому мерзавцу еще и удалось заполучить в партнерши Хелен к рождественскому балу? Мало он ей один раз волосы поджег? Выдавливая из себя укоризненный взгляд в сторону Долиш, мол, я же говорила, волшебница вспоминает все безрезультатные беседы с Хелен на тему того, что та совершает громаднейшую ошибку в своей жизни. Гриндилоу бы покусал этих лучших друзей – их двоих буквально магнитом тянет к слизеринцам, нет бы друг к другу. Хорошо, что Памела затерялась где-то на улице – магглорожденная подруга весьма удачно избежала минут позора, и за нее оставалось только порадоваться.
[icon]http://s5.uplds.ru/t/suaWl.gif[/icon][nick]Penny Clearwater[/nick][pers]Пенелопа Клирвотер, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 7 курс. Староста факультета[/info]

Отредактировано Lily Moon (14.11.18 21:41)

+6

48

[indent] В чем-то Кэти была права, с Трелони действительно не сравнится ни одна гадалка, будь у нее трижды крутое прозвище вроде "Фальсификель" или "Слепая Провидица".
[indent] Практика, так практика. Трелони буде приятно узнать, что они занимались прорицанием в свободное от учебы время. Рассказав девочкам фальшивую историю о том, как он отпраздновала Рождество с родителями и получила в подарок муфту и туфельки, Анна, отмахнувшись от предостережений уже посетивших гадалку, вошла вместе с девушками в шатер. Тем более что его полы сами раскрылись, словно створки губ, готовые принять очередную порцию еды.
[indent] В нос тут же ударил запах каких-то благовоний, глазам мгновенно пришлось привыкнуть к тусклому освещению свечей, а ушам - к мелодичным трелям, раздражающим, словно комариный писк.
[indent] Усевшись вместе с Кэти и Лианной за круглым столом, Анна уставилась в хрустальный шар, внутри которого переливался серебристый туман. Когда Фальсификель спросила, что привело их сюда, Мёрфилд не нашлась что ответить. Она ведь зашла сюда за компанию, но заодно и надеялась повеселиться. Шар гадалке не понадобился, мадам Фальсификель предпочла ему карточный расклад.
[indent] То, что она говорила Кэти было похоже на полный бред, такое можно было сказать каждому человеку. Анна сомневалась, что Кэти поверит в эту чушь. На лице Мёрфилд появилось скептическое выражение лица. Но когда гадалка обратилась к ней, внутри Анны всколыхнулось беспокойство. Нет, ну не могла же Фальсификель по картам увидеть всю ее жизнь? Она скорее всего блефовала. А раз так, нужно вывести ее на чистую воду.
[indent] - Я как раз раздумывала над тем, нужно ли отправляться в леса Албании на поиски вампиров, чтобы они обратили меня. Ведь это здорово - прожить часть жизни человеком, а вторую часть - кем-то другим. Познать то, что никому из людей и не снилось, - елейным голосом запела Анна, придумывая на ходу. - Считаете, что не стоит, да? Или стоит не дрожать и пойти за своей мечтой?

Отредактировано Anna Mirfield (27.10.18 13:45)

+3

49

Сначала все начиналось вполне себе мило и безобидно даже - тихонько хихикая, Хелен молча лицезрела, как носится туда-сюда хозяин лавочки, на радостях пытаясь угодить дорогим гостьям, обслужить их в лучшем виде, предложить всякой всячины из своего жутковатого шатра. Долиш даже не смущало разительное отличие от других праздничных магазинчиков - в конце концов, кто знает, может Пенни и уговорит его на кардинальную смену обстановки, уж лучшая подруга обладает потрясающим даром убеждения, и всегда знает, как сделать лучше.
Сама же девушка не рискнула уточнить о содержимом коробок (тоже немного старых и жутковатых, кстати, под стать шатру). Вдруг радушных и ранимый хозяин опять расстроится. А Хелен вообще никого не хочет обижать, особенно, в такой праздничный день. Но ведь помимо нее, разомлевшей, доброй, потерявшей всяческую бдительность, есть и те, которым безразлично не то что на сам праздник, а на человечество в принципе. Эдакие ходячие боггарты.
Перегрин Деррик. Люциан Боул. Первые претенденты на Непростительное заклятие. Первые из тех, с кем бы она запросто расправилась, будь чуточку посильнее, и хоть с какой-нибудь тягой к убийствам. От неожиданности Хелен взвизгнула - но это, конечно, не спасло от чудовищного запаха. Оставалось кутаться в шарф, и отгонять от себя ладонью зловонные пары.
- Вы что, совсем рехнулись?! - закричала Хелен на этих двух невыносимых болванов. Неужели нельзя было подождать, когда они выдут из шатра? Что за сказочные идиоты!
Впрочем, по заслугам они вполне получили, да так, что Хелен осталась довольной - зрелище, как двух мерзавцев сбивает с ног толпа игрушек, а потом еще выставляет напоказ нижнее белье Деррика - оно настолько забавное, что девушка злорадно и весело засмеялась.
- Пенни, у тебя случайно нет колдоаппарата? Такое зрелище, и пропадет зазря!
В такой передряге двух гадюк Долиш и представить в самом прекрасном сне не могла, а тут - на тебе!
Впрочем, улыбка медленно сползла с лица, стоило лишь все свое внимание переключить на Боула.
Хелен удивленно выдохнула, а после и вовсе спряталась за подругу.
- Ты ненормальный... - испуганно прошептала Долиш, глядя как он, имп задери, смеется. Смеется, к драккловой матери, так что кровь стынет в жилах, откусывая головы безобидным змейкам, безжалостно раздавив чужие игрушки, упиваясь собственным унижением, будто благословением небес. Было ли ей страшно? Просто чертовски! Оставалось зажать ладонями уши, бежать без оглядки, молясь, чтобы этот выродок не увязался за ней (впрочем, разве от него спасешься?)
Но куда ты выбежишь - шатер ведь наглухо захлопнут, пока нытик-хозяин упивается вдоволь своей праведной местью.
- А что, Боул? - содрогнувшись от омерзения, с нахальством самой глупой мазохистки, надменно сощурилась девушка, - Возьми и купи. Ты же не оставишь меня без подарка на Рождество. Мы ведь друзья, забыл? Такие близкие...
[icon]http://funkyimg.com/i/2Kbwu.png[/icon]

+3

50

Говорила мать — не связывайся с Боулом и рыжими девчонками. Про Клирвотер в предостережении нет ни слова — наверное, именно поэтому всё сейчас летит ко всем чертям. Ладно, допустим, с огнегривыми ведьмами всё более-менее ясно — всем известно, что у рыжих нет души, а, значит, ждать от них приходится одних лишь бед. С первым пунктом сложнее. Перегрин понятия не имеет, чем успел насолить дражайшей и жеманно поджимающей тонкие губы родительнице отпрыск ее дальней родни и, по приятному совместительству - его лучший друг, но догадывается о причинах подобной неприязни. Даже в лучшие дни Люц больше всего напоминает первозданный хаос, заключенный в темнице из хрупкой плоти и костей, а потому его чинная и воспитанная в лучших светских традициях мать реагирует на него, как вампир на связку чеснока. Оказывается для того, чтобы сойти за своего и быть принятым остальными членами высшего общества, недостаточно обладать солидным состоянием и голубой кровью в венах. Для полного и безоговорочного одобрения нужно нечто большее, чем набор цифр на счету в Гринготтсе. Манеры. Респектабельность. Надежность. Благоразумие. Осторожность, - частит пронзительно-высокий родительский голос, визгливыми децибелами дав по ушам и не забыв упомянуть о том, что всего этого у щенка Боулов нет и в помине. Он всего лишь испорченный, балованный мальчишка с гнильцой внутри. Злой ребенок со злыми шутками. Червивое яблочко древнего, благородного рода. Деррику не место рядом с ним. Он должен найти кого-то получше. Кого-то своего круга, свою ровню, кого-то поприличнее — и, желательно, побыстрее. Наследнику славного дома ни к чему якшаться и приятельствовать с тем, чье общество вряд ли будет способно принести ценные плоды в обозримом будущем. Стоит ли говорить, что подобная характеристика из уст ханжеской и обожающей светский церемониал матери заставляет слизеринца с удвоенным усердием броситься наводить связи с тем самым ненавистным Боулом, наплевав на все запреты. Деррик ненавидит быть предсказуемым, Люц не умеет подчиняться. Они подходят друг другу лучше, чем два куска паззла, вырванные из одной мозаики. «Ты заблуждаешься», - холодно одергивает родительницу слизеринец спустя годы, когда ей вновь взбредает в голову начать этот разговор, заставляя женщину возмущенно поперхнуться воздухом и наконец-то понять, что ее сын вырос. Замолчать, не рискуя продолжить лезть в его дела и оспаривать чужой выбор, но Деррик и сам не горит желанием что-либо пояснять, сухо прощаясь и спеша вернуться обратно в школу. Не желая делиться тем, что внутри Боула совсем не гниль. Внутри него тьма — чернильная, непроглядная, вечно голодная. Мягкая как бархат и острая как сталь, теплым ночным морем окутывающая тебя с головой и пожирающая раньше, чем ты сам успеешь понять, что стало слишком поздно. Это странно, но Деррик совсем ее не боится — вырастя в подземельях Слизерина, он отлично умеет ориентироваться во мраке. Единственное, к чему он оказывается не готов — так это к тому, что темнота может оказаться настолько вонючей. А еще по-гадски хихикающей и живой. Закашлявшись от едкой вони, мальчишка жмурит слезящиеся глаза, силясь разглядеть выход, пока Люц заливисто хохочет, наблюдая за осатаневшим хозяином магазина. Девчонки верещат и сыплют столь несвойственными рейвенкловкам проклятиями, но слизеринец не успевает позубоскалить на этот счет — стреножив его лодыжки, по ногам ползут какие-то мягкие кусачие твари, заставляя его повалиться на пол, даром, что не во весь рост. А потом его собственные брюки оказываются приспущены самым безобразным образом, обнажая на потеху любопытных глаз любимые боксеры мальчишки. Темно-серые, приятные на ощупь, те самые - с вышитым василиском на ярлычке, рекламная акция которых с оглушительным резонансом прокатилась по всей Британии благодаря колонке в «Ведьмополитене». «Ищешь царя всех змей? Проверь у себя в штанах» - Деррик, конечно, слыхал, что реклама должна быть броской и запоминающейся, но заваленные срочными заказами «Твилфитт и Таттинг» оказываются выведены из строя на пару дней, не справляясь с объемами желающих приобрести вожделенную модель. Тем обиднее выходит тот факт, что резинка дорогого белья оказывается оттянутой до предела, мстительно и звонко щелкая по мальчишеской заднице аккурат под ямочками на пояснице. Какого драккла здесь происходит? - если бы у Деррика нашлось время рявкнуть, он бы и так сделал. Вместо этого отбивала вынужден отмахиваться от летающих черепов, больше похожих на помесь летучей мыши и скелета клубкопуха, что есть мочи лягаясь и пытаясь встать на колени. В конце концов ему везет — подобрав какую-то палку, мальчишка от души дубасит по кружащим вокруг него игрушечным монстрам, распихивая по сторонам от себя. Люцу везет меньше — оседлав голову друга, ему в лицо лезет самая странная вещь из всех виденных слизеринцем, но Боул лишь задыхающееся смеется, обещая приобрести такую же для Долиш. Не такое уж дурацкое предложение, учитывая, что ни одну из девчонок бесовские создания, кажется, не трогают. Не без труда поднявшись на ноги и зажимая рукавом нос, Деррик на ощупь бредет в темноте, отбиваясь от продолжающих атаковать его игрушек. Чтобы, едва различив расплывчатый силуэт искомого, выбросить руку вперед, хищной змеей подтаскивая к себе одну из рейвенкловок. Отбивала не может разобрать, какую именно из девчонок схватил за талию, прижимая к себе на манер живого щита. Знает только, что мягкие волосы щекотно лезут в лицо, заставляя слизеринца чертыхнуться и перехватить протестующую от подобного обращения добычу покрепче.
- Живо, - в приказном тоне шипит Деррик прямо в макушку орлицы, для острастки встряхнув строптивую девчонку и рекомендуя ей не брыкаться: - вели долбанным тварям отвалить от нас нахрен.

[icon]http://s7.uploads.ru/9CAjM.gif[/icon][status]Хьюстон, у нас проблемы[/status]

Отредактировано Peregrine Derrick (04.11.18 23:42)

+7


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 30.12.94, Рождественские гуляния в Хогсмиде [c]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC