HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 1996, поговорим по-молодецки


1996, поговорим по-молодецки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата, время и место событий: осень 1996 года, вечер, дом на площади Гриммо

Участники: Charlie Weasley, Remus Lupin

Тонкс сильно страдает из-за неразделенной любви к Люпину, так, что даже теряет свои способности метаморфа.
Чарли, как ее лучший друг, не может не высказаться по поводу всего этого, когда однажды встречает Ремуса.
(который вообще-то тоже страдает, но кого это волнует ))

Отредактировано Remus Lupin (15.04.18 11:02)

+3

2

Вступив в Орден Феникса, Чарли не думал, что это будет так тяжело. Он представлял себе охоту за Упивающимися смертью, дуэли не на жизнь, а на смерть, в общем, все то, чем грезят мальчишки, особенно с Гриффиндора. Он, по сути, все еще был таким мальчишкой, хоть и считал себя взрослым. Неполные двадцать четыре года совсем не делали его зрелым мужчиной, хоть и прошло уже пять лет, как он окончил школу, и почти семь, как стал совершеннолетним.
В реальности же вступление в Орден означало долгие дежурства в слежке за кем-либо или охрану кого-либо или чего-либо, что подразумевало долгое и нудное сидение или стояние в одной позе, часто на улице и при любой погоде. Боевые же стычки были так редки, что казались редким счастьем. Впрочем, лишь до тех пор, как случилась битва в Министерстве. Чарли не было тогда в доме на Гриммо, туда отправились лишь те, кто присутствовал в тот момент в штабе. Тонкс была ранена, а Уизли не было рядом, чтобы ее защитить. Люпин был, тот человек, кому она доверяла и в кого влюбилась, но он не смог помочь ни ей, ни тому, кого называл лучшим другом. Сириус был мертв, а дом теперь пуст и еще более уныл, чем раньше.
Осторожно пройдя холл, чтобы не потревожить портрет матери Блэка, Чарли прошел на кухню. Так было пыльно - после смерти хозяина, который заставлял его убираться, Кричер совсем забросил дом. Достав палочку, Уизли заклинанием очистил одну из чашек и начал кипятить чайник. Вечером планировалось собрание членов Ордена, до него было еще несколько часов, но Чарли освободился раньше и не захотел ехать домой. Ему нужно было поболтать с Муди и рассказать ему, что он узнал, когда следил за перекупщиком в лавке Борджина и Берка. Бывший аврор тоже имел привычку приходить раньше, и Чарли надеялся перехватить его до собрания, чтоб поговорить наедине.
Когда чайник закипел, Чарли налил себе кипятка и отыскал заварку, а затем уселся на плетеный стул, ожидая, когда его напиток достигнет нужной крепости. Потом, опомнившись, он снял пыльную и немного окровавленную дорожную мантию и бросил на стул рядом. Задание прошло не очень гладко, но Чарли убеждал себя, что в этом не было его вины, и он действовал сообразно обстоятельствам.

+3

3

Ремус невероятно устал, его новое задание - разведка среди оборотней выжимала из него все силы, как физические, так и моральные.
Было крайне трудно влиться в коллектив оборотней, к Люпину, понятное дело, относились настороженно. Говорили, что по нему видно, что он долго время жил среди обычных людей и общался с ними. Все его уверения, что он разочаровался, и ему надоела их ненависть, как к оборотню, были встречены скептически.
Было крайне трудно слушать их разговоры о том, что нужно кусать как можно больше людей, особенно детей; разговоры о светлом будущем, где оборотни будут властвовать над волшебниками.
И самое трудное - поддерживать все это, даже просто на словах.
Но Ремус не жаловался. Он сразу принялся за это задание, потому что ему надо было себя занять после проишествия в Министерстве. Он был готов на все - если бы его отправили прямо в логово к Тому-Кого-Нельзя-Называть, он бы согласился, не задавая вопросов.

Сегодня вечером должно быть собрание Ордена Феникса, и Ремус из двух зол -  сидеть с оборотнями или отправиться в дом Блеков раньше - выбрал меньшее, и прибыл на место заранее.
После смерти Сириуса ему до тошноты не хотелось находиться в этом доме, да что там, вообще жить не хотелось. Не Сириус должен был погибнуть, и не Ремус должен жить как ни в чем не бывало. Как всегда, Ремус винил себя во всем - что не смог уберечь друга, что остался в живых сам.

Люпин погулял немного по району, но начал накрапывать дождь и, вздохнув, он все же отправился в дом, надеясь, что сможет поспать, скрываясь от той боли, что накрывала его с головой в этом месте. 
Но на кухне горел свет, и у Ремуса сначала даже сжалось сердце - казалось, он сейчас зайдет, а за столом, как всегда, будет сидеть Сириус и жаловаться на свою жизнь...
Но, конечно, никакого Сириуса там не было, но был Чарли Уизли, тоже почему-то прибывший раньше.
- Чарли? Здравствуй, - Ремус еле слышно выдохнул и вяло улыбнулся. С Чарли они общались не так много, пересекаясь на собраниях. Раньше тот работал в Румынии, и только в последнее время, когда стало совершенно ясно, что Тот-Кого-Нельзя-Называть во всю набирает силу, вступил в Орден Феникса.
А еще Ремус знал, что он был другом Тонкс. О ней Люпин думать себе запретил (что, конечно же, не мешало ему думать о ней каждый день).
- Ты рано, все в порядке?  Люпин тоже сделал себе чай, и уселся напротив Чарли.  - Не против? Непростая неделя выдалась, да? - устало выдал Ремус. Как и любая другая, впрочем...

Отредактировано Remus Lupin (18.04.18 00:17)

+3

4

Чарли услышал шаги намного раньше, чем визитер вошел в кухню. Сначала он вздрогнул, слегка расплескав чай и обжигая пальцы. Теперь он часто вздрагивал от каждого шороха, особенно после таких вот заданий, где нужно было долго сидеть в засаде. Сегодня его заметили, и вышло не очень хорошо.
Снова ощутив прилив тошноты, Чарли глотнул горячего чая, чувствуя, как напиток обжигает пищевод, но зато слабость сразу отступила. Он крепче стиснул чашку, чтобы пальцы не дрожали, и поднял взгляд как раз тогда, когда гость вошел в комнату. Это оказался Люпин.
Чарли вежливо поздоровался в ответ, но на самом деле не был так уж рад видеть  оборотня. Да, этот факт с недавних пор не давал ему покоя. Если раньше он относился к ликантропии Люпина, как к вещи, его не касающейся, и лишь вызывающей сожаление, то теперь, после признания Тонкс, стоило ему только подумать об их союзе, у него внутри все обрывалось. Но Ремус и не думал, судя по всему, о подобном союзе, начисто игнорируя его подругу. И Уизли не знал, что бесит его больше - то, что Люпин ее динамит, или что было бы, если б он предложил ей встречаться. Пфф. Встречаться. Это слово не подходило для мужика под сорок лет. Такие не встречаются, а сразу живут вместе. А Чарли не хотел, чтобы Дора жила с Ремусом, и уж тем более выходила за него замуж и рожала ему маленьких оборотней.
Он представленной картины Уизли снова передернуло, и он вцепился в кружку до такой степени, что кончики пальцев побелели.
От Ремуса, видимо, не укрылось его взвинченное состояние, и он принялся задавать вопросы. Чарли инстинктивно кивнул, а потом поспешил ответить:
- Слежка немного... сорвалась, - подобрал он более-менее щадящую формулировку того, что с ним произошло. - Я бы даже сказал непростой месяц. А то и два.
Вообще все то время, что прошло с возвращения Того-Кого-Нельзя-Называть, было кошмаром, а уж последние события окончательно всех подкосили. Не говоря уже о Тонкс. Хоть ее уже достаточно давно выписали из Мунго, она до сих пор полностью не оправилась, и у нее пропали способности метаморфа. Впрочем, когда целитель разговаривал с Чарли, он сказал, что в некоторых ситуациях магия бессильна, особенно если дело касается чувств. Уизли не сразу понял, что он имел в виду, но потом даже до такого, как он, дошло.
- А ты почему так рано? - Задал он встречный вопрос. Люпин был не из тех людей, кто часто болтается без дела. Тем более, что сейчас у него было задание шпионить за оборотнями. Это не та вещь, которой можно пренебречь.

+3

5

Чарли выглядел каким-то напряженным, и Ремус решил, что это из-за происходящего в волшебном мире. И теперь вот из-за несостоявшейся слежки.
- Ох, - неудачи в заданиях касались не только их выполнявшего, но и всего ордена феникса, если даже не всего магического мира, как бы пафосно это не звучало. Но они случаются со всеми, даже с самим Муди, поэтому Ремус не стал спрашивать подробностей, оставляя эту тему.
Он лишь кивнул, соглашаясь с Чарли про последние тяжелые месяцы. У них с момента возрождения Того-Кого-Нельзя-Называть все стало "не просто". У Люпина вообще вся жизнь была такая, непростая, но даже его проблемы - ничто, по сравнению с проблемами, которые приносят Пожиратели и их главарь.
- Я на сегодня выяснил все, что мог. На собрании расскажу, что узнал от оборотней, - Ремус сделал глоток чая.
- Среди парочки вроде смог посеять сомнения в радужном будущем при власти Того-Кого-Нельзя-Называть. Но это... ничто,  - Ремус неопределённо повел рукой в воздухе. За несколько месяцев работы это действительно  ничего. Он понимал, что ему нужно действовать осторожно и мягко, прощупывая почву и втираясь в доверие, чтобы после его слова услышали и приняли. Иначе все может накрыться медным котлом. Но как хотелось все-таки открыть оборотням глаза на правду, переманить их как можно скорее на сторону Ордена Феникса. Помочь Ордену хотя бы этим, потому что у Ремуса было не так много возможностей - многие двери были для него закрыты.
-  Пара часов ничего бы не изменила, а находиться я там больше не мог, - Ремус сжал чашку, выдохнул, и объяснил. - Многие оборотни настолько потеряли свое человеское лицо, что... мне страшно смотреть, - Люпин уставился в свою чашку, вспоминая эти уже почти что волчьи морды - они даже разговаривали с рычащими звуками, и Ремусу стоило некоторых усилий научиться их понимать. - И страшно слушать все эти разговоры о укусах, - он поднял взгляд на Чарли и грустно усмехнулся. - Я-то больше всего на свете боюсь кого-то ранить, а кто-то только об этом и мечтает.

+2

6

В Ордене феникса каждый из его членов вносил свой вклад так, как мог. Понятно, что заниматься слежкой или сражаться способен был каждый. Но Тонкс, например, могла перевоплощаться без оборотного зелья, а потому ей не было равных в маскировке. Да и, как аврор, она была гораздо эффективнее в бою. Отец мог узнавать различную информацию через свои связи в Министерстве, но еще более полезен там был Кингсли, поскольку по должности стоял гораздо выше и имел больше связей. Чарли же знал множество иностранных волшебников, и в результате работы в заповеднике, и на турнире трех волшебников, и вообще он много путешествовал по заданиям Ордена. А Люпин не имел постоянной работы, чтобы быть полезным с этой стороны. Но у него, как и у Хагрида, была особенность иного, не профессионального рода. В итоге Рубеус налаживал связи с гигантами, а Ремус - с оборотнями. Понадобись ордену вейлы - у них и для таких связей был человек. Оставалось принять в орден гоблина и тролля, чтоб был полный набор.
Но Люпин оценивал свои достижения в возложенной на него миссии, как "ничто". А ведь прошло уже несколько месяцев. Конечно было полезно получать кое-какие новости из общины оборотней, но не это было их целью. Если оборотни присоединятся к Упивающимся смертью, это будет страшный альянс, это понимали все. И пока, несмотря на всю работу Люпина, вероятность такого альянса стремилась к ста процентам.
Рассказ Ремуса об оборотнях заставил Чарли поежиться. Он слышал истории о нападениях на детей, родители в его детстве рассказывали ему, чтобы он не общался с незнакомцами, потому что они могут оказаться оборотнями и покусать его. Не говоря о том, чтоб просто проклясть. Ну и, конечно же, он читал множество страшных сказок об оборотнях, вроде истории о французской девочке, которая шла к бабушке, а оборотень вызнал у нее адрес и укусил сначала бабушку, а потом и саму девочку. Но, хоть добрые волшебники потом и убили оборотня и оказали жертвам медицинскую помощь, девочка с бабушкой оказались заражены.
Сам Чарли, думая о безопасности своих близких, особенно младших братьев и сестры, частенько ловил себя на мысли, что, будь он у власти, он бы изолировал всех оборотней. Но затем вспоминал слова Дамблдора о том, что мы часто боимся тех, кто на нас не похож, и склонен был с этим соглашаться. Не все оборотни были одинаковы, хоть большинство из них и кровожадные убийцы. Раньше ему сложно было в это поверить, но после знакомства с Люпином он изменил свое мнение. Наверное, потому, что сначала не знал о его ликонтропии и успел составить непредвзятое мнение о нем, как об очень интеллигентном, смелом и честном человеке. И, узнав, что Ремус оборотень, Чарли в свое время испытал шок. Без сомнения, это перевернуло его представления об оборотнях, что и пытался донести до него Дамблдор.
Уизли не был уверен, что смог бы находиться среди оборотней, слушать кровожадные разговоры и не испытывать отвращения. Он определенно выдал бы себя. Но Люпин как-то справлялся. Чарли мог бы оправдать это тем, что среди себе подобных ему, наверное, проще... Но все же они не были ему подобными. Ремус был болен той же болезнью, но никто не назвал бы его злобным, жестоким, необразованным... Тем более, сам Чарли. Он сочувствовал Люпину всей душой.
Если бы не одно "но". Тонкс. Когда Чарли узнал, что подруга влюблена в него, он разозлился. Когда услышал, что Ремус отказал ей - разозлился еще сильнее, хотя и испытал странное облегчение. И ему было страшно подумать, что Люпин мог бы укусить ее. А когда вспоминал историю о побеге Питера Петтигрю, и что Ремус мог бы покусать Рона и его друзей, то его и вовсе передергивало. Каким бы хорошим человеком ни был Люпин, он был общественно опасен, и, будь его воля, он бы близко не подпустил оборотня к своей семье и друзьям.
- Я надеюсь, тот случай, когда ты забыл принять аконитовое зелье, был первым и последним, - напомнил Чарли, впрочем, не для того, чтобы уязвить Люпина, а чтобы предупредить. Если он так серьезно относился к безопасности окружающих, как говорил, то не забыл бы принять лекарство, находясь в школе, полной детей. - Я слышал, раньше ты жил в глуши, но сейчас, когда ты постоянно находишься среди людей, Ремус, следует проявлять повышенную ответственность.
Нет, он вовсе не считал себя вправе учить взрослого мужчину, когда сам недавно вышел из подросткового возраста. Но он слишком переживал за близких, чтобы не сделать все возможное для обеспечения их безопасности.
- Сириус говорил, что ты живешь один и запираешь заклинаниями свой дом, чтобы никто не мог оказаться рядом в моменты... превращений, - добавил Чарли, слишком поздно поняв, что упоминание Блэка могло ранить Люпина, все же они были друзьями со школы. Для Уизли таким другом была Тонкс, и ее потрясла ранила бы Чарли не меньше, чем Люпина смерть Сириуса. Но ведь и Ремус должен был понимать, как, угрожая безопасности Доры, он должен раздражать Уизли.

+3


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 1996, поговорим по-молодецки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC