HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Resurrection Stone » 1994, Трудности перевода


1994, Трудности перевода

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата, время и место событий: 30 октября 1994 г. Сразу после обеда. Большой Зал и весь Хогвартс.

Участники: Robert Hilliard, Dominique Saint-Germain.

О гостеприимстве хогвартских учеников можно слагать легенды.

+1

2

Роберт немного устал объяснять, почему он так и не бросил клочок со своим именем в Кубок. Он не хотел, эта затея его не интересовала, а любые попытки задеть его за самолюбие воспринимались им с усмешкой. В Хогвартсе было полным-полно учеников с седьмого курса, которые бы отлично справились с поистине ужасными испытаниями Турнира, почему ему надо отвлекаться от дел? Роберт последний год учится в Хогвартсе, он хотел наполнить эти дни чем-то особенным, а не вечной нервотрепкой из-за состязания трех школ.

Например, его сильно волновало, как французским гостям живется на чужбине. Роб помнил, что утром у Пенни прошла экскурсия для нескольких из Шармбатона, а еще он был в курсе, что один из них не пришел, сославшись на болезнь. Роберт так сильно воодушевился тем, что обеденный стол они делили с французами, что в первый же день их пребывания выпросил у профессора Дамблдора весь список пятнадцати ребят из Шармбатона с фотографиями. Он их всех запомнил. Правда.

Поэтому, когда перед обедом Роберт заприметил фигуру того самого отказавшегося от прогулки француза, в его голове возник идеальный план.
— Эй, дружище! — воскликнул приветливо Роберт, положив ладонь на плечо Доминику Сен-Жермену. — Ты пропустил экскурсию, да? Ничего страшного, я тебе ее проведу. Меня зовут Роберт Хиллиард, я староста факультета, — он указал пальцем на вышивку на мантии и воспользовался растерянностью француза, чтоб скрепить их жестом рукопожатия. — Жду тебя у входа в Зал после обеда, давай, — он подмигнул Доминику и пошел дальше.

От души поев, Роб в предвкушении направился к дверям и к своей радости увидел, что там топтался на месте Сен-Жермен.
— О, ты не сбежал, — рассмеялся Роберт, похлопав Доминика по спине. — Пошли, покажу тебе наши лестницы.

+1

3

Когда на плечо неожиданно ложится чужая ладонь, Доминик невольно вздрагивает. Он косится сначала на идущую рядом Флёр, одним лишь взглядом спрашивая "что там?!", и только потом в недоумении смотрит на парня, чьё дружелюбие, кажется, можно почувствовать за несколько километров. Сен-Жермен таких не то чтобы не любит — здраво опасается.

— Бонжур. — невесело мямлит Доминик, понимая какую участь этот англичанин собирается ему подготовить. А ведь француз и правда верил, что никто трогать его не будет и вообще экскурсия эта была одноразовой акцией. Куда там. Бедный, бедный Доминик. — Э-э-э... — вставить хотя бы словечко Сен-Жермен просто не успевает: этот самый староста по имени Роберт Хиллиард умудрился выпалить всё, что хотел, размашисто пожать Доминику руку и свалить, пока взятый врасплох юноша не очухался.

— Что это было вообще, — обращается он к Флёр и Лео на родном языке. Те лишь коварно хихикают, радуясь, что хитрожопому Сен-Жермену всё-таки ничего с рук не сойдёт. Мол, мы обошли этот замок и ты индивидуальную экскурсию выдержишь. Или слабо? Доминик лишь недовольно куксится — его и так уже развели на вброс своего имени в Кубок, куда уже дальше, дамы?!

Кое-как поклевав свой обед, бедный француз отправляется на выход из Большого Зала и впадает в режим нервного ожидания. Он так и не нашёл в себе наглости (запас был растрачен буквально этим утром) опрокинуть симпатичного юношу с проклятой экскурсией. Вдруг это ясно солнышко так расстроится, что Доминика потом будут преследовать кармические кошмары? Не хорошо как-то. Придётся пострадать.

— Терпи. — фырчит он и затыкается, слыша оклик запомнившегося голоса. Интересно, этот Хиллиарт вообще понимает что означают слова "личное пространство" и как именно его нужно соблюдать? —  Робе́р — произносит он имя на французский манер и на нервах даже с крайне внятными "р". — Это очень мило с твоей сто'гоны, но не стоило так ут'гуждаться. — он отчаянно вглядывается в сверкающее от энтузиазма лицо и мысленно выбрасывает белый флаг, — Лестницы так лестницы.

Отредактировано Dominique Saint-Germain (23.04.18 11:22)

+1

4

Роберт удивленно вскидывает брови и расплывается в добродушной улыбке, когда слышит, как искривляется его собственное имя, произнесенное устами французского гостя. Он не сдерживает веселого смешка и качает головой, прекрасно замечая, что Доминик был напряжен и непонятно отчего волновался. Ему так сильно претило быть в Англии? Почему же он тогда вообще согласился отправиться в другую школу и оставить свою?
— Я сам вызвался заботиться об уюте наших картавящих гостей, — ответил он, хитро щуря глаза.

Скепсис Доминика был понятен Роберту, но вдруг ему захотелось, видя скуксившееся от дискомфорта лицо француза, поразить его чем-то поинтереснее, чем встречами с призраками, говорливыми портретами и парящими по воздуху своевольными лестницами. С последними, впрочем, Доминику все-таки придется познакомиться поближе, раз уж тот согласился.

— Я видел, как ты бросал свое имя в Кубок, — начал Роберт беседу, пока им предстояло еще добраться до лестниц. — Ты не выглядел горячо желающим встревать в Турнир, — он с интересом покосился на Доминика, с которым был почти одинакового роста. — Вдруг Кубок выберет тебя, что будешь делать?

В преддверии выбора чемпионов весь Хогвартс бурлил разговорами о том, кто же будет избран и кому достанется честь представлять свою страну на таком страшном и опасном событии. Создавалось ощущение, что неожиданно все ученики Хогвартса перевоплотились в гриффиндорцев, таких же безумных, оголтелых и смелых до неузнавания. Роберт с закатыванием глаз наблюдал за тем, как Дэвис чиркал свое имя на клочке и аж горел от желания побороться за деньги и вечную славу.

— Я не стал бросать, — пожал он плечами. — Не захотелось.

+1

5

«Да не выберет он меня, я слишком нежен (и ценен) по сравнению с остальными», — мысленно отмахивается Доминик, даже в уме не собираясь признавать свою трезвую трусость. Но для Роберта, естественно, юноша должен придумать что-то более... пафосное, что ли. И тем более не упоминать того факта, что его просто развели на слабо. Доминик он Сен-Жермен или тварь дрожащая? Ему может быть тысячу раз неловко перед этим крайне улыбчивым и гиперинициативным пареньком, но никто не отменял достойное поведение: спинку ровно, несём себя гордо.

— А что мне останется делать, буду тег'петь. — пожимает плечами Доминик, словив на себе косой взгляд англичанина. — Догово'г с Кубком, как я читал, неаз'гывен и слиться не получится. — поделился он соображениями.

Вообще, глядя на весь ажиотаж, происходивший вокруг этой чашки с огнём, Сен-Жермен искренне сомневался, что хотя бы четверть из метнувших в пламя бумажку со своим именем удосужились изучить историю Турнира, чтобы понимать на что подписываются. Слова местного директора слишком запали всем в душу: победителя ждут деньги и вечная слава. Доминика же, в случае «везения», ждёт лишь верная смерть.

— Вообще я не думаю, что стану чемпионом школы, мои подг'уги Флёг' и Леокадия подходят на эту г'оль намного лучше. — «Обезбашеннее ведь уже просто некуда». — И много к тебе дг'узей лезло с вопг'осами почему не захотел вечной славы? — Спросил Доминик, саркастично протянув последние слова.

Изображая максимальную заинтересованность интерьером, Доминик не может сдержаться, чтобы не выцепить с каждым невзначай кинутым в Хиллиарда взглядом какие-то мелкие детали его внешнего вида и поведения: размашистая походка, в меру активная жестикуляция, приятный прищур во время улыбки, которая — о Мерлин, у него в конце дня не болят щеки?! — не сходит с лица по мере всего их разговора. Пожалуй, этот Роберт Хиллиард вполне мил, даже симпатичен, но Доминик сразу же одёргивает себя от развития этих мыслей, хоть это и сложно — от привычек-то открещиваться.

Отредактировано Dominique Saint-Germain (23.04.18 11:23)

+1

6

— Вот. Да. Именно это, — поднял Роберт указательный палец и помотал им в знак согласия со словами Доминика. — Как мы можем соглашаться на неразрывный контракт, не зная точно его условий? Ведь испытания для нас всех секрет и большая загадка. А история прошлых Турниров полна кровавых и печальных исходов.

Наконец-то можно было обсудить эту проблему с кем-то, кто хотя бы отчасти понимал Роберта. Но раз Доминик придерживался схожих мыслей, то почему ему вдруг взбрело участвовать в этом кошмаре? Роберт вдруг вспомнил тот миг, когда видел Доминика с клочком бумаги. Как тот озирался и на французском что-то выговаривал своим друзьям. Как с насмешками его они встречали. Тут вдруг что-то щелкнуло в голове Роберта, но он не стал говорить о своих домыслах вслух, решив, что этим только испортит экскурсию.

— Девушки у вас больше в почете? — не задумываясь спрашивает Роберт, подумав, что такая сильная женщина, как мадам Максим, конечно бы хотела вырастить поколений своих юных преемниц. Помнится, Роберт хмыкал, когда понял, что девушек в составе делегации было ненамного, но все-таки больше, чем юношей. И последние все как один были… странными. Непривычными для простых, как кнат, англичан.

Они добираются до лестниц, и Роберт ненавязчиво пихает Доминика в спину, чтоб тот не боялся вступить на ступеньку, которая тут же взмоет в воздух. Заданный французом вопрос оседает в голове, как туман перед снегопадом.

— Есть способы заслужить уважение и достоинство и без рисков умереть на глазах своих сверстников, — коротко и емко объясняет Роберт, с улыбкой обращаясь к Доминику. — О, кстати, на это повороте лестница может повести себя непредсказуемо, поэтому лучше не стоит омерлинподери!
С последним воскликом Роберт теряет равновесие из-за резко рванувшей в сторону лестницы и падает.

+1

7

— Э-э-э... — Доминик не сразу понимает суть вопроса, поэтому отвечает первое, что придёт в голову, — На вкус и цвет товарищей нет, — и тут мысли наконец становятся в ряд и он понимает, что сморозил глупость, но возвращаться к теме не рвётся. Нужны ему эти девочки, проблем от них только. Вон, подбивают на всякое страшное!

Добравшись до лестниц, Доминик опасливо смотрит сначала вверх, потом вниз:
— А как вы понимаете... — задумывается, вспоминая правильные слова, — какая куда полетит? — интересуется он, с опаской глядя на ступеньку. Роберт со своей, видать, коронной ненавязчивостью, подталкивает француза вперёд и у Сен-Жермена просто не остаётся выбора кроме как сделать шаг навстречу неизвестности.

«Довольно забавно», — хочется было сказать, но рот открыть Доминик не успевает, та как лепечущий какие-то предупреждения Роберт вдруг начинает падать, так и не договорив.

Хиллиарду очень везёт, что на лестницу эту проклятую он забрался не один: Доминик успевает подхватить парня за локоть и резко потянуть на себя, с перепугу продолжая прижимать к себе Роберта даже после того, как воронёнок вернул себе равновесие. Продолжается это, однако, не долго. Спустя несколько секунд Доминик, неловко крякнув, встряхивает Хиллиарда за плечи и быстренько отходит на два шага вверх по ступенькам, чтобы это вдруг никому (а тут никого нет) не показалось странным.

— Это не лестницы, а квест на выживание. — тяжело выдохнув, делится впечатлениями француз и нервным жестом ослабляет свой галстук-бабочку.

+1

8

Роберту нужно было время на осмысление того, что его буквально только что спас от рокового падения с лестницы француз. Доминик. Не сразу придя в себя, он даже не противится прикосновениям к плечам и непосредственной близости к едва знакомому человеку. Только когда Дом сам кашляет и ставит Роберта ровно, сам уходя на пару ступенек выше, Хиллиард восхищенно смотрит на того, искренне удивляясь такой быстроте реакций. Играет ли Доминик в квиддич?

— Спасибо! — улыбчивый взгляд Роберта падает на галстук-бабочку, которую суетно теребит в пальцах Доминик. — У других ребят с вашей школы я такого не видел. Симпатичный аксессуар. Знаешь, не без патриотизма заявлю, что именно наш факультет отличается наибольшей терпимостью к проявлением чужой индивидуальности, — сказав это, Роберт недоуменно глядит на Дома, боясь, что у того внутренний переводчик сейчас заглохнет. — Я… просто хотел сказать, что мне нравится, как ты добавляешь форме изюминки.

То, что это звучит совсем тупо, Роберта совсем не заботит.

На самом деле, теперь ему мозг выедает мысль, что Доминик, не слишком впечатленный, как и все гости из Франции, Хогвартсом, просто не видел всех тайн и красот родной англичанам школы. Пресловутые возможности Роберта открывали множество дверей, и, кусая себя за нижнюю губу, он думал о том, чтобы нарушить одно маленькое соглашение с собственной совестью и показать Сен-Жермену то, чего он и не мог ожидать.

— Зато нескучно, — заметил Роберт и кивнул Доминику. — Наша остановочка.

+1

9

Доминика отвлечь очень просто, нужно просто сделать ему комплимент. Не важно что хвалить: его ум, внешний вид или манеры, в идеале — всё и сразу, а если ты парень, ещё и симпатичный, то все неловкости и обиды не то чтобы автоматически забываются, но на какое-то время уходят на второй план. Вот и Роберт, хваля индивидуальность и стиль Доминика, моментально выбивается в дамки, вынуждая француза гордо расправить плечи и улыбнуться старосте весьма самодовольно, даже немного игриво.

Ещё чуть-чуть и Сен-Жермен окончательно расслабился бы, защебетав Хиллиарду о том, как же всё-таки важно выглядеть соответсвенно самоощущениям, но сегодня Доминику на судьбе написано принимать контрастный душ из впечатлений.

Когда Роб произносит пароль и они входят в одну из дверей на пятом этаже, Доминик удивлённо охает: белый мрамор неслабо контрастирует с общим настроением средневекового замка, а бассейн, окружённый золотыми кранами, наталкивает на тысячу и одну не самую чистую мысль, что само по себе сковывает француза, который просто не знает как реагировать на всё это. Только не в этой стране, не сейчас, он обещал!

— Робер... что это?

Красиво. Нет, правда — Доминику нравится, а ведь они только зашли. Но кто начинает экскурсию с комнаты для купаний? Кто в своём уме поведёт Доминика Сен-Жермена в место, где буквально всё кричит: «раздевайся»? Только тот, кто не знает каков Доминик шалунишка на самом деле.

Доминик подозрительно косится на довольного собой Роберта и пытается понять: решил рейвенклоровец поиздеваться или же действительно не видит в этом совершенно ничего такого? Глядя на солнечную, лишённую грязного контекста улыбку, Сен-Жермен склоняется ко второму варианту. И от этого, честно говоря, не легче.

«О Фламель, за что мне эти муки?», — подходя к бассейну, вопрошает обречённый француз.

+2

10

— Это ванная, — ничтоже сумняшеся ответил Роберт с шир-роченной улыбкой.

Конечно, между собой старосты и капитаны договаривались не впускать в ванную сторонних людей, не раздавать никому пароль и уж тем более не заводить сюда гостей с других школ. Даже Дэвис не таскал сюда своих подружек, а Роберт взял да перечеркнул все свои обещания и показал Доминику лучшее, что было в Хогвартсе.

Правда, все пять лет стараний в учебе и прилежного поведения стоили того, чтоб стать старостой и познать, какой же непередаваемый кайф — мокнуть в этой ванной. Здесь было очень красиво: облицованный белым мрамором пол, такой же бассейн, симпатичная русалка на стене, а еще с десяток золотых кранов, с которых текла не просто вода.

— Любуйся! — воскликнул Роберт, опускаясь на край бассейна и выворачивая кран с розовым самоцветом, из которого возникли большие мыльные пузыри розового и голубого цветов. — И вот, — он дотронулся до другого крана, с которого полилась пена.

После некоторых манипуляций Роберт показал множество возможностей, которыми были наделены краны. Вода в ванной переливалась разными цветами радуги, а в воздухе парили пузыри: маленькие и большие. Стало жарковато, поэтому Роберт отложил мантию.

— Этого твоим друзьям точно не показали, — хитро сощурив глаза, сказал Роб, присаживаясь на бортик бассейна.
— Что ты тут устро-о-оил! — неожиданно возопил ужасно противным голосом третий лишний, возникнув за спиной старосты. — Ооо… Мальчиков водить вздумал в ванную, Боббичка? — глумливо захихикала противная Миртл. — Не ожидала от тебя!

Роб скривился, хотел объясниться, но не успел, так как Миртл пролетела сквозь него. И это ужасное ощущение, будто тебя обливают смертельно ледяной водой, настолько взяло Роберта врасплох, что он не смог удержаться ровно и рухнул спиной в ванную.

Перед этим успев ухватить Доминика за руку.

+2

11

И всё-таки Роберт ума лишился, раз первым же делом затащил француза в ванную. Как и сам Доминик, который вдруг понял, что со стороны рейвенклоровца это была не такая уж и провальная идея. Скорее даже наоборот — этот шаг оказался чуть ли не победным в завоевании внимания Сен-Жермена, хоть и продолжал казаться весьма неловким, если не пошлым.

Ох, это разве важно, когда такая красота вокруг творится?

— Чтоб я в казане утопился, да это же самый настоящий мини СПА! — восторженно хлопает в ладоши Доминик, с интересом наблюдая за свойствами каждого крана. Разноцветная, душистая вода, мыльные пузыри и пена... Сен-Жермен уже не против остаться здесь, если не навсегда, то хотя бы на время Турнира.

— Что ж, mon ami, у вас получилось меня... — Дом слегка запинается, пытаясь подобрать подходящее слово, — удивить.

Вальяжненько рассевшись рядом с Робертом, Доминик принялся любоваться радужными узорами на поверхности быстро набирающейся в бассейн воды. Приятный аромат, наполнивший помещение, обилие красок и волшебство происходящего в целом, отвлекли француза от нагнетающей духоты, вынудившей юношей скинуть мантии и ещё сильнее ослабить узлы галстуков. Все эти неловкости на какое-то время отошли куда-то на второй план, но вернулись с появлением привидения.

Им оказалась девочка, что странно — в Хогвартской школьной форме (здесь кто-то умер?). Она-то и развеяла надежду Доминика постигнуть дзен, кольнув в Роберта несколькими замечаниями, с которыми Сен-Жермен был скорее даже согласен.

— Бо-бич-ка? — бубнит француз, не имеющий ни малейшего понятия о том, что Робертов можно называть как-то ещё, кроме «Роба» и «Берти». И честное слово, он бы переспросил, но финт клятой девчонки с прохождением сквозь живое тело приводит к тому, что Хиллиард вновь (опять, снова!) падает. Только в этот раз для спасения ухватиться за руку Доминика оказывается недостаточным: оба старшекурсника падают в воду, путаясь друге в друге, как парочка брошенных за борт котов — не понятно кто кого хочет спасти и зачем оно в принципе надо, если ноги до дна достают.

— Экску'гсия века... — убирая пену с лица, признаётся Доминик как можно более обречённым тоном.
— Дружка завёл, Боббичка, совсем с девочками не клеится? — летая вокруг Доминика, девочка-привидение разглядывает француза внимательно, словно прицениваясь, — Один из понаехавших, да? Мокрый он даже посимпатичнее будет.
— Ме'гси, мадемуазель. — не теряется Доминик, пытаясь понять чего хочется больше: полежать на воде или поскорее выбраться из бассейна.
— Миртл. — кокетливо представляется привидение, «присаживаясь» на то самое место, откуда юноши недавно свалились. При всём желании у Миртл не получается полностью завладеть вниманием Доминика. Глядя на своего крайне везучего экскурсовода, на чьей голове и плечах всё ещё осталась пена, принявшая замысловатые очертания, Сен-Жермен не может сдержать смеха.

— Тебе идёт г'озовый.

Отредактировано Dominique Saint-Germain (04.05.18 17:19)

+1

12

Роберт совсем растеряно бултыхается в воде, бьется головой о дно бассейна, путается в своих конечностях и нечаянно выдирает пару волосков с испорченной водой прически Доминика — когда ему удается уже вынырнуть. Резко схватившись ртом за воздух, Роб делает глубокий вдох и с большим волнением косится на мокрого и фырчащего о легендарности экскурсии Доминика. На секунду Робу становится очень стыдно, он готовится разойтись в тираде извинений, но очень скоро замечает игривую ухмылку француза. И на душе становится чуть легче.

Если бы ситуацию не портили очень надоедливые комментарии приставучей Миртл, все было бы и вовсе идеально. Мокрую одежду высушить — дело нескольких минут, а вот выгнать игривое и до неприличия вредное привидение, которому страшно скучно без компании, это задачка та еще. Некоторые справлялись попытками задеть Плаксу, чтоб она умчалась к себе в туалет и залила там все водой в порыве истерики, но Роберту было стыдно доводить до слез девочку. Даже мертвую.

— У нас ее все знают скорее как Плаксу Миртл, — объясняет Роберт, с подозрением посматривая на шалунью-призрака. — Потому что она…
— РЫДАЮ КАК НЕНОРМАЛЬНАЯ С ЛЮБОЙ ШУТКИ?! — заорала Миртл, рванув вперед на Роба.
— …очень ранимая, — просипел Хиллиард, выдержав взгляд гневной Плаксы, хоть и было желание вжать голову в плечи.
Но он выстоял как настоящий молодец, и наградой за это послужило исчезновение призрака. Вероятно, что не слишком надолго.

— Мне идет быть сухим, — усмехнулся Роб, всплеснув водой так, чтоб обрызгать Доминика.

С кряхтением встав, Роберт тащится к краю бассейна и по лестнице вылезает, усаживаясь на широкий бортик. Его рука тянется к мантии, оставленной на скамье, и из кармана Роберт выхватывает свою волшебную палочку. Парой невербальных заклинаний он высушивает брюки и рубашку, после чего — волосы. Те, правда, сразу тормошатся во все стороны и превращают привычную прическу в какое-то птичье гнездо.

Роберт со вздохом понимает, что теперь он мужская версия Гермионы Грейнджер.
И чего он намешал в пену?

+1

13

Миртл эта оказывается ещё более странной, чем чудилось на первый взгляд. Но Доминик особо не переживает на её счёт — что взять с приведения? Они ведь в подавляющем большинстве как минимум все «с приветом», и не важно из какой страны родом. Сен-Жермену куда увлекательнее наблюдать за сменами выражения лица Роберта, жаль только тот не желает оставаться мокрым дольше, чем французу хотелось бы.

«Тут я бы поспорил», — пряча лицо от брызг, смешливо думает Доминик, но в слух ничего не произносит. Ему, пожалуй, самую малость обидно, что Хиллиард спешит выйти и просушиться. Сам француз, звездой раскинувшись на поверхности воды, лежит в бассейне до победного конца, пока Роберт себя полностью не высушивает, удивив в этот раз жутко патлатой шевелюрой.

— Olala! — смешливо цокает языком Сен-Жермен, принимая вертикальное положение. — Давай помогу, — предлагает он, глядя, с какой безысходностью Хиллиард смотрит на своё отражение в золотом кране. Уж Сен-Жермен знает управу на непослушные волосы как никто другой. Для этого, правда, приходится вытащить свою задницу из тёплой водицы, но шанс поколдовать над чьим-то образом (пускай и скромненько) слишком греет душу, чтобы ворчать из-за лишних телодвижений.

Приведя в порядок Хиллиарда и себя, Доминик поднимается на ноги. Понимая, что пора идти дальше, Сен-Жермен окидывает ванную взглядом ещё раз, чтобы всё хорошенечко запомнить.

— И что дальше? Поднимемся на самую высокую башню замка или с'газу в подземелья, где с нашей удачей кому-то наве'гняка устроят экзекуции?

А Доминику на самом деле всё равно. Куда бы они не пошли, этот чудный паренёк из Рейвенкло наверняка сгладит даже самую странную ситуацию своей солнечной улыбкой. Вполне возможно, что по итогам экскурсии только её Сен-Жермен и запомнит.

+1


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Resurrection Stone » 1994, Трудности перевода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC