HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Resurrection Stone » 1996, партийное задание


1996, партийное задание

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Дата, время и место событий: июль 1996, дом на площади Гриммо 12; после - где-то в магической Англии.
Участники: Fleur Delacour, Remus Lupin

Тайные задания Ордена Феникса всегда отличались сложностью - война все-таки и зло не дремлет.
Но если у тебя есть отличный напарник уже немножко легче.
Умри, но выполни (с)

Отредактировано Remus Lupin (01.04.18 22:30)

+1

2

Флер не жалуется.

В последнее время она все больше занята хлопотами по поддержанию чистоты и уюта в доме Сириуса Блэка на площади Гриммо. Приходится также помогать раненным, а еще не забывать о заботе над Биллом, который лишь внешне казался спокойным и со всем смирившимся. Флер не хотела оставлять его одного, потому что боялась, что попытка удержать все свои эмоции под замком может привести к плохим последствиям. Но у Билла много работы, он помогает Ордену, он уходит и оставляет Флер в незнании, вернется ли ее милый жених обратно.

Но Флер не жалуется.

Она следила за левитацией всей грязной посуды на кухню, пока на другом конце столовой хмуро перешептывалась троица мужчин. Выглядели они всерьез озабоченными, но Флер давно привыкла, что после каждого застолья в комнате оставались старшие члены Ордена и начинали обсуждать насущные проблемы. Присутствия Флер они не замечали, и она пользовалась своей невидимостью, чтоб подслушивать их.

— Артур, мы давно гнались за этой информацией. Если логово на севере не накрыть прямо сейчас, то мы не сможем узнать, где они прячут семьи работников министерства.
— Я понимаю. Но, Кингсли, все силы давно брошены…
— Там их только трое.
— А вдруг больше?! Ты не можешь рисковать, Ремус сильный волшебник, но в одиночку ему не справиться! Ох, прости меня, Ремус…
— Неужели нет никого, кто мог бы помочь?

Флер резко развернулась.
— Я могу.
Ее нежный голос заставил угрюмую атмосферу беседы встрепенуться, и повисла тяжелая, грузная тишина. Три пары глаз устремились на Флер, которая, вытянувшись по струнке, смотрела на мистера Уизли с решительностью.
— Возьмите меня.

— Флер, я благодарен за помощь, но Молли без тебя будет сложно… И, к тому же, как же свадьба? Вдруг что-то случится?
— Я не боюсь, — она нахмурилась. — Мой будущий муж каждый день бо’гется за наше будущее, так почему я не могу ему в этом помочь! Небо в огне! Мои дети не будут жить в таком ми’ге! — сила, с которой произнесла эти слова Флер, заставили мистера Уизли погрустнеть, в то время как Кингсли Шеклболт наоборот заинтересовался кандидатурой молодой волшебницы. — Мисте’г Люпин, вы не п’готив моей компании? — Флер обратилась к Ремусу, с которым ее мало что объединяло, но она была уверена в том, что он был достойным человеком и верным напарником.
Она не хотела его подводить.

Отредактировано Fleur Delacour (02.04.18 09:21)

+1

3

Очередное собрание Ордена Феникса затянулось - у них появилась зацепка в раскрытии нападения на несколькие дома членов Ордена Феникса, и это требовало незамедлительного обсуждения и решения, так как время ускользало сквозь пальцы. На войне каждая минута важна.
Но у них было слишком мало людей, что бы проверить эти данные. Орденовцев и просто тех, кто борется против нынешнего режима, а не просто смиренно принимает положение дел, было не так много, и у каждого уже были задания. Некоторые вели шпионскую деятельность и никак не могли участвовать в защитных операциях на стороне, что бы не быть рассекреченными.
Сейчас был свободен Ремус, но его не хотели отпускать одного. Он тоже не хотел, но был готов отправиться и сам, потому что выхода у них не было. Но помощь приходит, и часто откуда не ждали.
- Нет, - Ремус оглядел Кингисли и Артура, - я не против. И, надеюсь, твой будущий муж тоже, - он слабо улыбнулся француженке Флер Делакур, так смело изъявившей желание участвоватьв операции, и добавил про себя - и Молли.
Ремус прекрасно понимал, что ему нужен напарник, самонадеянным он не был, как и в лучшей своей форме - тоже,  а Флер была довольно умной волшебницей, не зря же когда-то именно кубок выбрал ее в качестве учатницы Турнира Волшебников. И он прекрасно знал - на примере своей Тонкс, что внешняя хрупкость не показатель количества внутренней магической силы. Ремус доверял Флер, а на войне это было важным. А ее речь его умилила и он без запинки согласился.
- Мы выдвигаемся в полночь, - это он уже говорил напрямую Флер. - Аппарируем в деревню Индголмелс.

С тихим щелчком они появились под большим деревом. Вокруг стояла полная тишина, свет в домах не горел - деревня спала - Ремус сразу осмотрелся и навострил уши, прислушиваясь. Ведь самое первое правило - постоянная концентрация, как завещал покойный Муди.
Люпин указал Флер на с виду обычный дом, такой, же как и остальные в этой деревне, но их источник утверждал, что именно здесь остановилась Пожиратели Смерти, семья Пиритс, ответственная за нападение.
-Мы зайдем с черного входа. Все должны спать, - прошептал Ремус.
Они осторожно, прикрывая друг друга, двинулись к дому. Около калитки Люпин заметил одну из магических сигнализаций и, тихо взмахнув палочкой, обезвредил ее.
Они успешно подобрались к двери и теперь начиналось самое сложное. По их данным, внутри должно находится всего три волшебника, мелочь, ведь на их стороне еще и эффект неожиданности. Но не успел Ремус произнести заклинание открытия дверей, как внутри зажегся свет.

+1

4

Тихой темной ночью они явились в погрузившуюся в сон деревню. Нарушать покой жителей не было в планах миссии, им нужно-то было пробраться незаметно в нужный дом, ликвидировать опасность от Пожирателей да разворошить все комнаты в поисках зацепок. В теории звучало все просто, но практика желала лучшего.

Так, когда Флер шагнула вслед за Ремусом к двери черного входа, их настигла первая неприятная беда — неожиданно загорелся свет в одной из комнат первого этажа. Флер шагнула подальше от крыльца, в тень, чтоб спрятаться и не дать себя заметить. Она украдкой заглянула в окно дома, чтоб проследить за передвижением одного из Пожирателей и жестами дала понять Ремусу, что мужчина в темном одеянии движется по этажу, патрулируя.

Темный волшебник должен был закончить обход и пройти на второй этаж, откуда он, собственно, и спустился, но вдруг гробовую тишину нарушил неожиданный лай собаки. Вздрогнув, Флер повернула голову в сторону шума и увидела, как какая-то дворняжка изливалась возмущением на двух непрошенных гостей на ее территории. Реакция Флер последовала незамедлительно, взмахом палочки и одним невербальным заклинанием она усыпила животное, но было поздно.

Заскрипела дверь, патрулировавший темный вышел из дома и с ворчливым «проклятая псина» шагнул за порог и в одно страшное мгновение произошло несколько событий. Присутствие орденовцев было замечено, Пожиратель вскинул палочку, на чьем кончике заискрила опасно-зеленая магия, и направил ее на Ремуса, в то время как у Флер в голове возник безумный план. Она сорвалась с места и схватила волшебника за шиворот, силой развернула к себе и воззвала к чарам вейлы, спавшим в ней все это время. Завороженный, темный волшебник не смог и слова вымолвить, чем и воспользовалась Флер, когда оглушила его заклинанием «ступефай».

Тело волшебника упало навзничь, а Флер, переглянувшись с Ремусом, кивнула в сторону входа и осторожно начала вторжение в дом. Сколько бы ни было здесь волшебников, они действительно все спали. Нужно было исследовать первый этаж, чем Флер и занялась, тихо и еле слышно направившись к гостиной. Звенящая тишина давила ей на нервы.

+1

5

Ремус замер, напряженно глядя в окно, и прислушиваясь к шагам человека внутри дома. Он очень надеялся, что тот и не подумает выйти на улицу, и пойдет спать, а они постоят, подождут. И тут же, словно насмехаясь над его мыслями, громко залаяла собака. Ремус дернулся, лай и вой он терпеть не мог, и уже собирался рычать в ответ, как Флер уже усыпила собаку. Но животное не было проблемой, а вот человек, появившийся в дверном проеме, у которого они стояли - был. Люпин уже поднимал палочку, одновременно делая шаг в сторону, желая закрыть собой Флер, но и тут она проявила и ловкость, и смелость, быстро оглушая Пожирателя. Люпин выдохнул.
-О...оригинально, - шепнул Ремус, коротко улыбнувшись, - Спасибо. Он впервые видел как работают чары вейлы. До знакомства с Флер, он не сталкивался ни с вейлами, ни с теми, в ком течет их кровь. А сегодня они спасли ему жизнь.
Проход был открыт, и в доме стояла полная тишина, хотя, конечно, оставалась опасность, что пропажу патрульного могут сразу же заметить. У них в Ордене Феникса бы заметили.
Не теряя времени, Ремус на скоро заклинанием перетащил оглушенное тело в ближайшие кусты, чтобы лежащего на пороге собственного дома мужика не заметили любопытные соседи, и не вызвали маггловских типа авроров.
Они тихонько прошли внутрь, Ремус выключил свет в прихожей - наверняка это должен был бы сделать тот мужчина, и зажег Люмос.
Люпин указал пальцем в сторону комнаты слева - это оказалась гостиная, и в ней никого не было, поэтому они быстро двинулись дальше. Уже собираясь переходить в столовую, Ремус заметил стоящую на полке магическую шкатулку, и застыл как вскопанный. На шкатулке красовался герб семьи Боунс, и именно ее он видел дома у Амелии Боунс, как раз незадолго до ее смерти от рук... Того-Кого-Нельзя-Называть. И, получается, Пиритс причастны и к этому нападению, раз стащили магический артефакт с дома Боунс? Злость медленно поднималась внутри Ремуса.
- Боунс, - лишь сказал он напарнице, решительным шагом направляясь на кухню. Флер знала об этой истории, о трагедии говорили на общем собрании Ордена.
Комнаты на первом этаже были чисты. Мотнув головой, Ремус указал на лестницу, ведущую на второй этаж со спальнями. Хотелось как можно скорее разобраться с пожирателями, выведать все данные и отомстить за друзей.
Первая ступенька заскрипела, как только они ступили на нее. Люпин сначала замер, а после продолжил путь - пусть думают, что это тот патрульный поднимается.
На втором этаже все двери были закрыты. Флер и Ремус переглянулись, сжали палочки, а заклинания были готовы сорваться с языка.
Ремус, под страховкой Флер, на раз, два, три, быстро распахнул первую дверь... за ней никого не было.
У второй двери они поменялись, и Ремус держал палочку, готовый быстро среагировать, если за дверью их ожидает нападение.
Во второй комнате их ждал успех - один из Пожирателей Смерти спал на кровати.
- Инкарцеро, - немедля прошептал Люпин, указывая на торчащую лодыжку из-под одеяла, и веревки крепко связали даже не дернувшееся тело.
Остался еще один.

Отредактировано Remus Lupin (09.04.18 22:12)

+1

6

Трагическая смерть Амелии Боунс действительно не оставила Орден равнодушным. Рассматривая фотографии близких этой прекрасной и сильной женщины, которая была столь сильна, что могла дать отпор самому Лорду, Флер даже видела знакомое лицо. Эту девочку с рыжими волосами Флер помнила со времен Турнира, она и не знала, что всю ее семью, кроме тети, перебили еще во времена Первой Магической. Как порой странно складывается жизнь.

Флер нельзя было отвлекаться на грустные мысли, однако теперь знание о причастности семьи Пирится к убийству Амелии и краже ее вещей обязательно найдет свое отражение в битве, если до нее дойдет. Флер не могла поддержать оставшуюся совсем одну Сьюзен, но знала, что она была бы рада отмщению.

Когда им с Ремусом удалось подняться на второй этаж, миновав противную скрипучую лестницу, они стали врываться в закрытые комнаты, пока наконец не нашли кого-то спящего. Наблюдая за тем, как Люпин накладывает на темного мага заклинание пут, Флер подумала, что наверняка сейчас шум от него навлечет на них с Ремусом беду. Она разделилась с Люпином буквально на секунду, чтоб заняться чарами онемения, но к своему ужасу в кровати был не тот человек, которого ожидала увидеть Флер.

Семья Пиритс включала в себя трех братьев. Один из них слыл модником с белыми, как снег, перчатками, которые во время битвы устрашающе окрашивались в цвета крови его врагов. Двое других — его братья — тоже отличались своими особенностями, но Флер не придавала значения их маленьким заскокам. Трое братьев Пиритс должны были привести Флер и Ремуса к зацепкам о местоположении другого логова Пожирателей Смерти, трое братьев.
В кровати лежала женщина.

Флер выскочила из комнаты, как только разобралась с лишением незнакомой женщины дара речи, и вырвалась в коридор, чтобы позвать Ремуса и сообщить о находке, но стоило ей перешагнуть через порог, как она поняла, что больше не было необходимости в спешке. Трое волшебников в темных мантиях и с масками на лице держали Ремуса под прицелом своих палочек; один из них сразу перевел свою на Флер.

Она подняла ладони, не отпуская палочку, и неловко улыбнулась тем двум Пожирателям, которые были ближе к Ремусу. Поправила двумя пальцами выбившиеся из косы пряди и вновь применила уже использованный трюк с чарами вейлы. То, что происходило в коридоре, длилось буквально секунды, но для Флер они растянулись в целую вечность. Она не знала наверняка, подействует ли ее очарование на трех Пиритс… Но палочка из рук человека в белых перчатках выпала, и Флер закричала:
— БЕЙ!
Она направила заклинание Помехи на одного из вооруженного Пиритса, который был рядом с Ремусом, и занялась тем, что был ближе к ней самой.
Засверкали искры.

+1

7

Связав спящее тело, Ремус решительно двинулся в коридор. Но вместо двери в следующую комнату, он наткнулся на направленные на него три волшебные палочки. И на фигуры в черных мантиях и масках, их державшие. Люпин чертыхнулся про себя, медленно поднял руки, но все еще крепко держа свою палочку. Одно из правил - если никто не додумался сразу отобрать твою палочку, то и не думай сам выпускать ее из рук, даже если ты окружен. Особенно, если ты окружен.
Видимо, эти Пожиратели прибыли только сейчас - Ремус был уверен, что они не наделали столько шума, чтобы те успели проснуться и собраться. Или они и спят в масках? С них станется.

Ремус слышал шаги Флер, которая почему-то не последовала за ним сразу, но кажется, сейчас это было кстати.
И кажется, Делакур превращалась в идеального напарника, спасая их во второй раз.
Можно было, конечно задуматься о честности использования способностей вейл, но мы все понимаем - на войне честности нет. И Пожиратели Смерти не погнушались бы использовать любые нечестные способы для достижения цели, так что и Люпина совсем не мучили муки совести.

Одновременно с криком Флер, Люпин вскинул свою палочку и все завертелось.
- Эварте статум, - протараторил он, но уже не видел, как ближайший к нему Пожиратель полетел в конец коридора, переворачиваясь в воздухе и стукаясь о стены; сразу же отвлекаясь на второго, уклоняясь и отбиваясь от его боевого заклинания, и тут же посылая в его сторону оглушающее. Одновременно он старался следить и за Флер и ее "подручным", готовый прикрыть.
Узкий коридор погряз в разноцветных вспышках заклинаний и остаточной дымке от них. Наверняка этим, плюс шумом, они разбудили всех соседей в округе, но главное уже через минуту они разобрались с этими олухами.
Сделав, кажется, первый полноценный вздох с тех пор, как все началось, Люпин глянул на Флер - растрепанную, и кивнул ей. Он перевел взгляд на свое предплечье, где красовался порез - один из волшебников все-таки смог задеть его. Мелочь, не привыкать, полечится он уже после - сейчас для этого времени не было.
Поморщившись, Ремус поднял палочку и притянул все волшебные палочки в доме.

Второе правило - никогда не оставляй палочку у врага.

С каким же упоением Ремус сорвал эти дурацкие маски Пожирателей Смерти, одну за другой, с лежащих тел пожирателей, обнажая лица Пиртсов! Хотелось добавить им еще парочку больнючих заклинаний, но Ремус сдержался. У него еще будет возможность - придется развязывать Пиртсам язык, и тут Ремус уже оторвется.
Вместе с Флер они связали всех троих и перенесли их в одну из спален.
- Давай начнем с этого, - он пнул одного, кажется самого старшего из братьев, и абсолютно неаккуратно усадил его на стул. - Оживи!

Отредактировано Remus Lupin (22.04.18 17:08)

+1

8

Мир для Флер перестал существовать, все, что было у нее на уме: это заклинания, бойня, напарник. Со своим противником Флер боролась на равных, отбивая его атаки и с рвением гарпии нападая сама. Флер до этого времени сражалась разве что с магическими существами, дуэли были у нее только тренировочные, и сегодня ей было очень важно выдать все, на что она могла способна, потому что это не Турнир, здесь нет и той малой уверенности в своей безопасности, здесь можно умереть в любую секунду. И ошибок не должно.

Перевесив победу на свою сторону, Флер чередой оглушающих заклинаний сразила темного волшебника, «экспеллиармусом» обезоружила и контрольным «ступефай» отключила. Палочка в руках у Флер даже немного нагрелась, а сама она с трудом дышала. Резко развернувшись, Флер успела помочь Люпину в добивании своих противников, и через пару минут наступила гробовая тишина. Она переглянулась с Ремусом и заметила порез на его плече, с трудом сдержав себя от желания сейчас же заняться его лечением. У самой Флер физических увечий не было, но болела голова и в глазах плыло. Одно из заклинаний Пожирателя все-таки успело ее настигнуть.

Флер скривилась, когда Ремус стал снимать с Пиритсов маски. Темная магия оставляла след, искажая черты лица, и от некогда красивых аристократов осталась лишь слабая, жалкая тень. Флер помогала Люпину связывать последователей Лорда и перемещать их в ближайшую спальню. Наступило время допроса, и Флер чувствовала себя совсем неопытной и слабой.

— Там в соседней комнате женщина. Поэтому я с’газу поняла, что их тут не только т’гое, — не обращая внимание на Пиритса, обратилась Флер к Люпину. — Надо ее привести сюда тоже, согласен? Думаю, некото’гым из них она до’гога, — взгляд до ледяного холодных голубых глаз Флер наконец коснулся угловатого лица Пиритса.

Удостоверившись, что Ремус справится пока что в одиночку и в ближайшее время два брата-голубчика не очнутся, Флер направилась к соседней спальне и вытащила из кровати женщину. Она была немолодой, гусиная кожа покрыла ее руки, а морщинистое лицо в злой гримасе могло ужаснуть. Флер требовательно довела ее до спальни с тремя Пиритсами и уместила на кривой и жесткий деревянный стул в другом конце комнаты.

— Они ведь еще не сказали, кто она? — поинтересовалась Флер, сдув с лица локон серебристых волос, и беспристрастно ткнула палочкой в шею женщины. Инкарцеро крепко связывало ее по рукам и ногам, а заклинание онемения не давало ей и звука издать, сколько бы заложница ни пыталась раскрывать рта.

Старший Пиритс уродливо ухмыльнулся и перевел наглый взгляд на Люпина. Флер не знала, о чем они говорили в ее отсутствие, но во взгляде Пожирателя читалась чистая ненависть.

+1

9

- Женщина? - Ремус внимательно выслушал Флер и кивнул ей, соглашаясь, чтобы она привела новое действующее лицо в их странной пьесе.
Им ничего не говорили про женщину. Но с другой стороны, работа шпиона - это очень своеобразная штука, нельзя узнать абсолютно все детали и не выдать себя. Поэтому всегда по такой тайной информации действовали крайне осторожно, помня о возможных сюрпризах. В этот раз сюрприз кажется был приятным.
Люпин проводил взглядом Флер и повернулся к Пожирателю, приподнимая бровь.
- Ты ведь Эдмунд Пиритс? Тот ничего не ответил, и даже не посмотрел в сторону Ремуса.
- А вон там твои братья Арго и Лейф Пиритс, верно?  - продолжил Ремус знакомство, и снова ответом было молчание, но оборотню и не надо было его подтверждения.  - А кто же она? - он мотнул головой в сторону коридора, где были слышны шаги.
- Заложница? Кузина? Девушка? Мама?.. - пожалуй, последний вариант Ремуса попал в цель - глаза Эдмунда  загорелись ненавистью и он, наконец, соизволил поднять глаза на Люпина.

Появилась Флер вместе со связанной женщиной. Она явно была здесь по собственному желанию, судя по ее злому лицу и взгляду, прожигавшему их. Ремус подошел к ним.
- Молчит, но скорее всего она их, - он ткнул палочкой в сторону сидящего на стуле Пиритса, - мать. И по возрасту подходит, - осмотрел Ремус миссис Пиритс.
Он снова вернулся к связанному волшебнику.
-Мы здесь, чтобы узнать, где вы держите семьи волшебников из Министерства Магии, захваченных в прошлом месяце. Ты ведь понимаешь, о чем мы.  Понимаешь, - Ремус заметил как дернулись губы у Пирса, прежде чем тот нахально улыбнулся.
- Если расскажешь все, что знаешь, оставим тебя и твоих родных в живых, и уйдем.
Люпин произнес заклинание, снимающее немые чары с Эдмунда, и комната наполнилась ругательствами, пророчившими им все мыслимые и немыслимые казни. Ремус покачал головой и "отрубил звук".
- Так не пойдет. Как думаешь, миссис Пиритс выдержит парочку неприятных заклинаний? Например, жалящее? Или кусающее? - он решил перейти сразу к главному. Наверняка, если бы он мучил самого Пиритса, тот бы терпел и молчал. Но Ремус не понаслышке знал, как тяжело сохранять верность своим идеалам, когда истязают того, кто тебе дорог.
- Подумай хорошо. Здоровье матери в обмен на всего лишь информацию о местоположении. Там же держат ненужных вам уже людей, разве они стоят боли, которую может испытать твоя мать? Или братья? - принялся уговаривать Ремус. Пожиратель смотрел на него волком, и Люпин, вздохнув, отправил жалящее заклинание в женщину. Та завертелась, насколько это возможно, будучи связанной, а Ремус следил за Пиритсом, ожидая, когда он сдастся.

+1

10

В эти секунды Флер остро ощутила свою неопытность в таких серьезных миссиях. Она была способна отбить атаку грозного существа, могла обескуражить противников и их оглушить, но стоило подумать о пытках и допросах с пристрастием… В жилах кровь застывала. Но Флер хотела помочь Ремусу и хотела хоть как-то облегчить жизнь оставшейся совсем одной Сьюзан Боунс. Напоказ выставленные уверенность вперемешку с холодностью были ложным миражом, который при малейшем стрессе мог разрушиться. Флер держалась, потому что уверенность Ремуса подкрепляла ей силы.

Но невозможно было не дивиться разительным изменениям в поведении и голосе Люпина. Обычно мягкий, приятный и дружелюбный, пусть даже не слишком горячо желающий выходить из тени, Ремус Люпин перед глазами Флер предстал в совсем непривычном для нее амплуа. Жесткие, грубые фразы, слетающие с его уст рубленными словами, устрашали и напрягали атмосферу. То, как он угрожал Пиритсу расправой над его родней, оставили неизгладимое впечатление на Флер. Она еще не понимает, хорошо ли это или плохо.

А еще она не понимает, как он может обещать оставить Пиритсов целыми и невредимыми в случае, если Эдмунд раскроет правду о нахождении взятых в заложники семей. Флер думает, это какая-то уловка, что сейчас-то они с Ремусом действительно уйдут, а вместо них придут другие члены Ордена, которые с радостью повяжут Пожирателей и не дадут им продолжать свою гадкую деятельность.

И все-таки, все они оставались людьми в той или иной степени. Пиритсы так же волновались за здоровье своей матери, как волновалась Флер за все семейство Уизли и других членов Ордена. Эта поистине человеческая забота о женщине, которая тебя вырастила, воспитала и не переставала любить… Удивительно, но именно она послужила главной ошибкой Эдмунда Пиритса. Если бы на месте женщины был один из его братьев, вряд ли бы пытки над ним возымели эффекта. Они были взрослыми и давно приняли бремя Пожирателей, но на руках их матери не сверкала метка. Она была тут ни при чем. Жертва обстоятельств. Жертва глупости своих детей. Их поступки оборачивались для нее болью.

С камнем на сердце Флер взмахнула палочкой и сняла с миссис Пиритс заклинание онемения. Вмиг комната наполнилась женским воем, плачем и вскриками. Флер нахмурилась и вся сжалась, но постаралась абстрагироваться и заострить все свое внимание на Эдмунде. В его глазах засверкали слезы, он не мог вынести всех мучений своей матери. А когда Флер усилила эффект от заклинания Ремуса, то миссис Пиритс стала корчиться так, что случайно прокусила себе язык. Полилась кровь, и вот после этого Эдмунд уже не смог сдержаться, закричав, что все расскажет, лишь бы они прекратили пытки. Флер послушалась и сняла все проклятья.

Эдмунд заговорил.

+1

11

Нравилось ли Ремусу то, что он сейчас делал? Конечно, нет.
Он, как и любой другой нормальный человек, предпочел бы, что в мире не было этой войны. Люпин хотел вести спокойный образ жизни, жить в маленьком домике подальше от города, в выходные видеться с Гарри и его друзьями, раз в неделю ездить к отцу, и, возможно, быть с той, что занимала его сердце.
Но наши желания расходятся с действительностью, и Ремус приходиться бороться за то, чтобы его мечты исполнились хотя бы в будущем.
Ради близких, ради их безопасности, он и занимается ужасными для него вещами. Приходилось подстраиваться, открывать в себе новые стороны, переступать через себя. Потому что иначе переступят через тебя, в прямом смысле этого слова - переступят через твой труп.

Люпин не смотрел на женщину и старался не обращать внимания на крики, отвлекая себя мыслями, что эти Пиритс с огромной вероятностью пытали и убивали невинных людей, и сейчас получают по заслугам.
Эдмунд Пиритс не выдержал мучений своей матери, и Ремус тоже с облегчением выдохнул, когда все прекратилось.
- Мы слушаем, и не вздумай врать, - предупредил он.
Пожиратель начал рассказ, и Ремус внимательно выслушивал его, стараясь понять по лицу, может ли тот соврать, направить их по ложному следу? Оказывается, некоторых волшебников держат в старом доме Джагсона, а некоторым подправили память и отпустили, сказав уезжать и не попадаться на глаза.
Люпин Джагсона помнил - он был из тех Пожирателей, которых задержали в Министерстве Магии в прошлом месяце и снова отправили в Азкабан. Его пустой дом вполне могли использовать, чтобы держать пленников.
Ремус выдохнул, кивнул, принимая всю информацию.
- Что насчет Боунс? - Эдмунд сначала, кажется, не понял о чем речь.  - Амелия Боунс, - с нажимом повторил Ремус, и пожиратель начал что-то мямлить.
Услышав, что да, они там были, и клятвы, что они ее не убивали, нет, нет, Ремус не сдержался, и послал ударное заклинание в живот Пиритса.
Оставив его корчиться на стуле, Люпин подошел к Флер, устало потирая лоб.
- Мы выяснили, что нужно, пора уходить.
Конечно, просто так уходить и оставлять Пиритс как ни в чем не бывало никто и не собирался. Ремус планировал анонимно вызвать людей из Министерства, раз уж оно верит в возрождение Того-Кого-Нельзя-Называть, и сдать волшебников в Азкабан - маски и татуировки на руке будут более чем отличным уликами и свидетелями причастности Пиритсов к темной стороне. Об этом Ремус тихо сказал Флер.
Но и это не все - заклинание Забвения, чтобы стереть этот день из памяти Пиритсов. Потому что Ремус не верит в долгую работу как тюрьмы Азкабана, так и Министерства Магии; Дамблдор уже высказывал опасения, что дементры могут легко перейти на темную сторону.
- Знаешь заклинание Забвения?  - спросил он у Флер. - Нам нельзя, что бы они нас запомнили.

+1

12

В какое страшное время они жили. Как страшно было понимать, что каждый день руками Пожирателей погибали невинные люди и страдали их семьи, что темнота медленной поступью брала свое, боролась с сопротивлением и отшвыривала любое пререкание. Темный Лорд вернулся и был серьезно настроен на новое завоевание магического мира, истребление всех, в ком нет чистой крови. Во Флер чистоты не было: она и волшебницей была не полностью.

Она знала, что если не помогать и оставаться в стороне, и до нее смогут добраться, поэтому бездействие было смерти подобно. Даже если ей страшно, даже если ее не готовили к такому, даже если ей всего-то хочется быть женой и матерью, она обязана была отринуть свои желания. Ради общего блага.

Кивнув на шепот Люпина, Флер внимательно на него посмотрела и наконец поняла, каков был план Ремуса насчет будущей судьбы Пиритсов. Согласная с ним во всем, Флер сообщила, что знает чары Забвения и сможет их наложить на каждого из семьи, скорректировав их память так, чтобы они забыли лица и имена пришедших по их души членов Ордена Феникса. Закончив с процедурой, Флер дала знать Ремусу, что готова возвращаться на базу. Ступать вниз по лестнице, проходить по темным коридорам дома, выходить на свежий воздух… Так странно. В доме наступило тихое умиротворение, будто не было ни битвы, ни пыток.

— Постойте, — Флер остановилась. — Шкатулка.
Манящими чарами она притянула оставленную шкатулку, которая принадлежала Амелии Боунс, после чего кивнула Ремусу, взяла его за руку и мигом трансгрессировала с территории к дому на Гриммо.

Они вернулись за полночь, и поэтому, чтобы никого не разбудить, Флер старалась двигаться как можно тише и шепотом предложила Ремусу выпить чаю. Лично ей сон никак не шел, и она подозревала, что Люпину так же не захочется сомкнуть глаз. А уютное чаепитие на тихой кухне поможет им прийти в себя.

— Я Вами сегодня восхитилась, — сказала Флер через какое-то время, поставив перед Ремусом чашку со свежезаваренным чаем. — П’гавда. Мисте’г Люпин, если Вам когда-нибудь еще понадобится помощь, если Вам просто будет что-то нужно, — она посмотрела ему в глаза, — Вы всегда можете положиться на мою подде’гжку.
Флер улыбнулась и обхватила пузатую кружку двумя руками, согревая пальцы.

+1

13

Флер колдовала над Пожирателями, заставляя их забыть сегодняшнюю ночь, а Ремус вышел в коридор, чтобы отправить патронуса Кингсли, чтобы тот уже принял его сообщение как анонимное, и направил сюда министерских авроров.
Иногда Люпин думал, что тоже хотел бы попасть под чары забвения. Он понимал, что воспоминания, так же как страхи и желания, делаю нас именно нами, но как бывает иногда мучительно больно вспоминать прошлое. Как иногда хочется стереть из своей жизни то, о чем переживаешь бессонной ночью, или в моменты грусти. Оставить бы лишь только то, что приносит радость и облегчение.
Но приходится помнить.

Только вернувшись на Гриммо, Ремус понял, как устал. Усталость разливалась в напряженных мышцах, требуя отдыха, но по опыту он знал, что сразу не заснет. В тело еще растворяется адреналин, полученный во время бойни и из-за постоянного напряжения, и мозг просто не отключиться. Поэтому он кивнул Флер, соглашаясь выпить чай, и прошел за ней на кухню.
Пока вейла колдовала над чаем, он занялся своей рукой, заживляя себя и очищая рубашку от следов крови. Поблагодарив Флер за чашку чая, он сделал пару глотков, чувствуя, как согревается и, наконец, расслабляется.
Ремус слабо улыбнулся на теплые слова Делакур, было приятно услышать что-то светлое, легкое, после того, что они слышали буквально двадцать минут назад из уст Пожирателей.
- Я, в свою очередь, не справился бы без тебя. Ты сегодня спасла меня сколько, два раза? - он улыбнулся. - Спасибо, - он сделал еще глоток и добавил. - Вам с Биллом с друг другом повезло.
Всегда рядом должен быть тот, на кого ты можешь положиться. А любовь и вовсе невероятное светлое чувство. Как раз света им сейчас и не хватает.
Шкатулка Амелии Боунс стояла на столе, и Ремус осторожно провел пальцами по краешку. Надо будет отдать ее на собрании Дамблдору или МакГонагалл, и пусть передадут ее единственно отставшей в живых из семьи Боунс, девочке Сьюзан. Хоть что-то у нее будет на память.
- Хотел бы я сказать, что пусть лучше у нас никогда не будет таких заданий... Но все только начинается, - он поднял взгляд на Флер, и вздохнул. - Сколько таких, как Пиритс? Сколько еще пострадает людей? - Ремус сжал кружку. - Но хотя бы сегодня мы сделали этот мир чуточку лучше. Ты, кстати, после такого в порядке?.. Решил спросить Люпин, все-таки для Флер это было первое настолько серьезное задание.

Отредактировано Remus Lupin (01.05.18 17:34)

+1

14

Флер копила впечатления в себе и не давала эмоциям выплеснуться. Сегодня она проявила большую работу над самоконтролем, ведь смогла оставаться сдержанной аж до самого чаепития. Она не хотела утруждать своими переживаниями Ремуса, она желала его немного обрадовать, помочь почувствовать хоть что-то теплое, доброе и светлое. Для Ремуса, как оборотня, вся жизнь была омрачена из-за понимания собственной опасности. С такой неприязнью к себе Флер только предстоит познакомиться, когда они с Биллом начнут вместе — и никак иначе — принимать волчьи коррективы в их жизни.

Но когда Ремус коснулся шкатулки, когда посмотрел до болезненного грустно, когда спросил о самочувствии Флер, не преминув возможностью напомнить, что их беды только начинались… Вот тогда та выстроенная с усердием защита Флер развалилась, как карточный домик от легкого ветерка. Флер сначала просто молча улыбнулась, спрятав глаза и начав рассматривать дно чашки с нетронутым чаем. Она и не знала, как ответить Ремусу. Ей было сложно осознать, ведь их миссия промелькнула будто за две секунды.

А потом она вспомнила свой страх. Как пришлось судорожно придумывать план, чтоб остаться незамеченной. Как они неожиданно обнаружили, что магов в доме намного больше, чем обещанных трое. Как они бились, как подвергали пыткам, как латали им память. Флер вновь подумала о Сьюзан и почувствовала, как горло сдавливает горечью. Шмыгнув, она часто заморгала, прогоняя прочь слезы, после чего виновато улыбнулась Ремусу.

— Больно, — попыталась она объясниться, сглатывая горький комок. — Я так злюсь. Наве’гное, п’гидется пить зелье сна без снов, потому что эти к’гики миссис Пи’гитс все еще звучат в моей голове. Злюсь… Нет. Я п’госто в я’гости, мисте’г Люпин, — Флер посмотрела на Ремуса с открытостью и доверием.

Она взяла салфетку и стала промокать ею глаза.
И только потом она заметила, что ее руки не переставали дрожать.

— Этому должен настать конец. Всем им.

+1

15

Ремус понимал Флер. Всем им было тяжело и больно. Вся твоя жизнь, все твои мечты, цели - все рушится как побитые фигурки волшебных шахмат, когда начинается война. Она уже началась, и Ремус понимал, что дальше будет еще хуже, Тот-Кого-Нельзя-Называть вовсю собирает сторонников и в этот раз он намерен дойти до конца.
Люпин просто кивнул девушке, понимая, о чем она говорит. Он не стал говорить, что Флер привыкнет к этому. Потому что это было отвратительно - привыкать к постоянной борьбе, боли, слезам и потерям, забывая при этом просто жить. У него так и было - да, он все еще мерзко себя чувствовал после подобных операций, но, например, крики не стояли у него в ушах - они были где-то далеко, так, словно это случалось не с ним. Когда каждый день повторяет предыдущий, то привыкаешь. И это было страшно.

-Так и будет, - тихо, но уверенно ответил Ремус. - Как бы силен наш противник не был, мы сможем положить этому конец. Потому что только так правильно. Мы все служим жизни; а зло — все, что служит смерти. А жизнь всегда выигрывает, по-другому и быть не может.
Ремус был реалистом, понимал, что все не закончиться быстро и легко, но он верил, что добро победит. Да, будет много жертв - сегодня их победа, а завтра может быть два поражения, - но в итоге все придет в норму и мир восстановится. Ремус верил в то, что Гарри справится. Он видел, как Гарри растет, падает и поднимается вновь,  как он пытается, несмотря ни на что, как становится настоящим сыном своего отца. Джеймс бы им гордился. Гарри будет готов, а они все ему помогут, потому что верят в него, верят в мир, добро и любовь.
Какой ценой - это уже другой вопрос, но по итогу все наладится. Когда-нибудь.
Они сидели с Флер, молчали, под тусклым светом лампы, вслушивались в тишину, и надеялись, что утром будет легче. Они обязательно справятся, как справились сегодня.

+1


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Resurrection Stone » 1996, партийное задание


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC