HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 30.10.94, Soyez le bienvenu


30.10.94, Soyez le bienvenu

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата и время событий: 30 октября 1994 г. Утро, сразу после завтрака.

Место: Хогвартс, коридоры, подземелья.

Участники: Penny Clearwater, Fleur Delacour, Axel Teirlinck, Leocadia Pilar, Gabrielle Delacour, Peregrine Derrick, Peeves.

Отредактировано Penny Clearwater (01.04.18 10:48)

+5

2

Настал черед встречать иностранных гостей, показывать им местные достопримечательности, знакомить с обитателями замка. Ответственными за проведение подобных мероприятий оказались, конечно же, старосты факультетов, капитаны квиддичных команд, ну и подобная школьная элита. Пенелопе же счастье улыбнулось в виде группы из четырех шармбатонцев, двух девушек, юноши и маленькой девочки. Интересно, изберет ли Кубок Огня кого-то из этих троих претендентов, или же выберет кого-то другого? Днем ранее, когда делегации только прибыли в Хогвартс, представители французской школы, особенно девушки, показались Пенни похожими на стайку голубых сниджетов в их школьной  форме, щебетавшие на языке, которого сама Клирвотер не знала, так как особой надобности в изучении не было. Она могла бы опасаться возникновения языкового барьера, но, к своему облегчению, выяснила, что многие иностранцы сносно говорят по-английски, пусть и ужасно коверкая многие слова. Сбор всей команды был объявлен возле Большого Зала, откуда и планировалось начать прогулку по этажам школы.
- Добрый день. Меня зовут Пенелопа Клирвотер и я одна из старост школы, а именно, факультета Рейвенкло, студентов которого вы можете отличить в коридорах по синему цвету галстуков. Я проведу вас по школе, покажу, где что находится, и возможно, познакомлю с некоторыми обитателями замка. Надеюсь, в Англии вам понравится! – излучая само добродушие, начала волшебница знакомство, при этом стараясь выглядеть как можно более деловито. Примерный план действий у нее в голове уже был сформирован, и девушка была уверена, что если ему следовать, то экскурсия пройдет наилучшим образом.
Теперь очередь представиться каждому из присутствующих, но лично саму Пенни очень интересовала та француженка, глядя на которую Перси вчера чуть было не свернул шею, провожая взглядом, к большому неудовольствию своей девушки. Было в ней что-то такое, необычное, притягательное и настораживающее одновременно. Все-таки хорошо, что Уизли был слишком занят, чтобы быть задействованным в экскурсии вместе с Пенелопой.

Когда обмен любезностями произошел, староста повела  гостей за собой по коридорам. Лестницы меняли направление, картины переговаривались между собой и с учениками, уделяя особое внимание маленькой школьнице, заверяя, что сегодня она просто прехорошенькая, ведь в Хогвартс принимали с одиннадцати лет и восьмилетних детей дамы и кавалеры в старинных нарядах уже давно не видели. Многое для Пенни было привычным делом, но даже она узнала, например, что некоторые люди, изображенные на стенах, прекрасно понимают и говорят на родном языке гостей, правда, то, что картины им сообщили, для самой Клирвотер осталось неизвестным. А может и не по-французски они говорили, а только подражали этому языку, поддразнивая шармбатонцев. Чуть не снеся с ног старосту, мимо промчались близнецы Уизли, за которыми бежал перепачканный в какой-то фиолетовой жидкости разгневанный четверокурсник-слизеринец, чем вызвали неодобрительный взгляд от  Пенелопы, в духе того, что позорят ребята своим поведением англичан перед иностранцами. Возле входа в башню Рейвенкло, где Пенни предложила поотгадывать загадку для того, чтобы дверь открылась, студентам встретилась Серая Дама, по обыкновению, немногословная, лишь сделавшая книксен в знак приветствия. Нет, с  представителями орлиного факультета она конечно время от времени заговаривала, но видно сегодня Кровавый Барон слишком громко гремел цепями в своих подземельях, от чего у нее испортилось настроение. А о чем же Пенелопа рассказывала? Об основателях Хогвартса, сформировавших четыре факультета, при этом, несомненно подметив превосходство своего, и негативно отозвавшись о слизеринцах, заявив, что в школе их вообще мало кто любит, причем заслуженно. В месте, где из окон открывался отличный вид на Черное озеро, Пенни рассказала про его знаменитого обитателя – гигантского кальмара, и куда менее выдающейся колонии водяного народа. Заглянув в кабинет Прорицаний экскурсанты познакомились с преподавательницей – Сибиллой Трелони, которая подготавливала урок для третьекурсников, заваривая крепкий чай и ожидая студентов на урок через пятнадцать минут, но проявившая любезность и позволившая младшей девочке заглянуть в большой хрустальный шар, в котором клубился сине-зеленый дым, а сама профессор дала ей совет получше приглядывать за своими вещами, вызывая внутреннюю волну скептицизма у Клирвотер, которая полагала, что такое предупреждение подойдет абсолютно любому ребенку, потому что те многое часто теряют, а после находят.
Следующим пунктом программы должна была стать Астрономическая башня, которая была закрыта большую часть времени помимо непосредственно уроков астрономии, но сегодня гостям туда был открыт доступ.

Отредактировано Penny Clearwater (01.04.18 12:43)

+5

3

Доминик, в этом замке пробудет часть нашей жизни до конца учебного года. Неужели ни одна струна твоей черствой души не хочет узнать о ее планировке?
Нет, дорогуша, я устал, меня знобит, а эти бритосики вгоняют в депрессию одним своим говором. Иди, потом все расскажешь, как они выживают в этом своем Чмогвартсе.
Ты невыносим.
Закрой дверь за собой!

Уже завтра объявят чемпионов Турнира, и Флер не перестает волноваться за результаты. Идея сходить на экскурсию, которую проведет приставленная к ним какая-то барышня из Хогвартса («Чмогвартса,» — звучит в голове голос Доминика, который слишком бодро подхватил идею Акселя нарекать школу англичан именно так), не казалась шибко радужной, но Флер нужно было как-то скоротать время. К тому же, вместе с ней пойдут ее друзья и младшая сестра, а значит без эксцессов событие не пройдет. Нужен был для этой боевой тройки хоть кто-то с холодной головой и умением рационально мыслить.

Девушка, которая была назначена для четверки французов экскурсоводом, пришлась Флер по душе. Сдержанная, но добродушная, серьезная, но знающая, когда необходимо расплыться в улыбке. Флер порадовалась, что им досталась именно она, а не какой-нибудь гиперактивный капитан команды по квиддичу.
— Спасибо за теплый п’гием, меня звать Фле’г Делаку’г, а это моя младшая сест’га Габ’гиэль, — Флер указала на малышку, чью руку крепко держала в своей, чтоб не дать юной бандитке в первые же секунды сбежать и испортить впечатление о делегации.
Примерно тех же мыслей придерживалась Флер за пару минут до появления Пенелопы, когда предлагала Леокадии связать Акселя и не дать ему очередным своим новым заклинанием взлететь здесь все на воздух.

Хогвартс Флер не нравился еще тогда, когда ее представление о нем складывалось из газетных статей и книжек об истории Магии. Теперь, когда она воочию столкнулась с тем миром, в котором росли английские юные волшебники, воодушевленность Флер снизилась до минимума. Было несложно скрывать свое кислое лицо, но порой Делакур выдавала свое разочарование, когда видела парящие по воздуху лестницы, а портреты со стен на чистом французском обещали землякам, что они тут точно всякого повидают. Если «всякое» — это сломя голову несущиеся рыжие дуралеи, а также риск оказаться в фиолетовой краске, то это печально.

Рай для Габриэль, — поделилась своими мыслями Флер, ступая за Пенелопой и держась рядом к друзьям. — Все такое несуразное и взбалмошное. Как они здесь учатся? — Флер поджала губы и переглянулась с Акселем, который, казалось, разделяет ее чувства.

Зато загадки у входа в Башню Рейвенкло были забавными. А грустный призрак молодой девушки, напугавший Флер, такого впечатления не оставил.

Я же говорила, они тут забавы ради делят учеников по субъективным характеристикам и начинают травлю, — будничным тоном проговорила Флер, держась под руку с Леокадией и давно отпустив неуемную Габриэль.

Когда Пенелопа похвасталась кальмаром, который жил на дне их Черного озера, Флер посмеялась и на своем кошмарном английском пообещала старосте, что младшая Делакур точно после этих слов пойдет ловить чудище на удочку. Когда же четверку познакомили с преподавателем Прорицания, Флер не удержалась и стала подшучивать над Акселем, обещая ему то, что Леокадия через тридцать лет станет точно такой же.

— Большое спасибо за гостеп’гиимство, мадемуазель Кли’гвоте’г, — вежливо обратилась Флер к старосте, когда та объявила, что время посетить некую Астрономическую башню. — Экску’гсия быть очень инте’гесной и насыщенной. Я читать из книг, что ваш факультет п’гинимать только учеников с ост’гым умом и тягой к знания… ’Гада, что мы сидеть за один стол. Факультет птиц мне очень импони’говать.

Отредактировано Fleur Delacour (01.04.18 13:07)

+6

4

«Восторог» –  жирными буквами отчеливо виднелся на лбах малышки Габриэль и уже почти взрослой Леокадии. Хотя, каждый, кто ее знает стопроцентно,  даст показания против этой самой взрослости, обозвав Пилар карапузом, резвящимся в песочнице. Весь Хогвартс был для нее тем самым песочным замком невиданных размеров, в котором каждый закоулок по ее примерным представлениям должен был являть собой аттракцион-квест. Она ждала этой экскурсии, как  ждет своего первого похода в зоопарк ребенок-маггл.
Представившаяся девушка –  хотя нет, в мыслях у Леокадии язык не повернулся бы назвать ее девушкой, а не девочкой – настолько добрая и невинная энергия исходила от нее –  несмотря на всю собранность и отвественный подход к своему поручению, растянула и без того широкую улыбку француженки до ушей.
– Мы быть очень ‘гады, что именно вы п’говодить для нас ту’г по ваш замок, – Лео без стеснения одарила старосту комплиментом в лоб. В мыслях сразу же всплыли несколько въевшихся в ее память английских лиц, что ей уже довелось лицезреть сегодня не без ущемленного чувства прекрасного. А ведь мадам Максим говорила им, что в Англии на каждого красавца придется по два представителя слишком четких и несуразных черт лица.
–  Я Леокадия Пила’г, а это мон ше’г Аксель Тей’глинк, –  она, конечно, прекрасно знала о том, что Аксель ни за что бы не упустил возможности распушить свой хвост павлина-полиглота, но так же знала и о том, что он готов опорожниться в первую же попавшуюся вазу от слишком сильного счастья, связанного с пребыванием в этой школе. Как будто извиняясь, она взяла «своего дорогого» за руку, в то же время не пропустив комментарий Флер о том, что Акселя вообще-то хорошо было бы связать по рукам и ногам.
– Мез иль ме сомль кё лесп’ги де компетисьон нэ жамэ фемаль! – возразила Пилар, что всю жизнь этим духом соперничества и жила.
Она успевала все: время от времени обмениваться парой-тройкой фраз на французском, слушать старосту Пенни, оглядываться на каждый портрет, с которого доносились то ли передразнивания, то ли неумелые приветствия.
Особенно пришлась ей по душе легенда про основателей факультетов. Эти интриги, недомолвки, предательства и секреты… Да даже сама попытка визуализировать этих людей была для ее воображения тягучим сладким медом. Например, основатель Слизерина почему-то отчетливо виделся ей как один из тех рыжих близнецов, что чуть не снесли их маленькую делегацию пару коридоров назад. Такой же рослый, худощавый и нелепо рыжий.
Кади едва сдержалась, чтобы не накричать на Флер на испанском (что она делает крайне редко), когда та сравнила ее с местным преподавателем Прорицаний. Как она вообще могла сравнить ее с какой-то Сибиллой-белым-листом-с-аурой-цвета-фекалий? И найдутся же люди, которые по глупости будут набирать в преподавательский состав всякую гадость! Пришлось весь свой пыл направить в ладонь Тейрлинка, которая уже и без того изрядно пострадала от излишних проявлений нежности с примесью страсти. Уж очень не хотелось Лео расстраивать старосту-Пенни, которая в ее глазах выглядела ангелом.
– Пенни, пожалуйста, скажи, мочь мы увидеть Че’гное озе’го где-то высоко?
В голове сразу пронеслись две мысли: корабль студентов Дурмстранга и чудище с щупальцами. Вдруг и те и другие время от времени будут выпрыгивать из воды, как самые настоящие дельфины? Зрелище, ради которого Леокадия сюда, собственно говоря, и прибыла.

ла перевод

А мне кажется, что дух соперничества никогда не помешает!

+4

5

- Да, Пенни, расскажи нам что-нибудь еще, - насмешливо окликнул рейвенкловку Перегрин, отлепляясь плечом от стены неподалеку и подходя к разношерстной компании. Деррик вовсе не собирался становиться членом импровизированной экскурсии, так уж вышло. Оказалось, что дремать на Прорицаниях выходило ничуть не хуже, чем в кровати родной спальни, особенно,  если предварительно предупредить Трелони о своей тяге к занятиям онейромантией. О том, что загадочная любовь к толкованию снов наступала у шестикурсника исключительно на ее уроках, любительнице бохо-стиля лучше было не знать. Если у нее и оставались какие-то сомнения касательно искренности слизеринца, то предусмотрительно впихнутый и торчавший уголком из горловины сумки «Оракул снов» уничтожил их на корню. Проникнувшись юношеской тягой к мистическим знаниям верхнего плана, Сибилла Трелони неизменно отводила Деррику один из лучших закутков своего класса, полный мягких подушек и предусмотрительно отгороженный от остальной комнаты плотными цветастыми занавесями. Там он, собственно, и проводил весь последний час, вдоволь отсыпаясь перед вечерней тренировкой, пока в кабинет не ввалилась маленькая иностранная делегация во главе с умницей Клирвотер. Вынужденный покинуть облюбованное местечко ввиду начала занятий у другого курса, слизеринец вывалился в коридор, довольно скоро настигая неспешно курсирующую по замку процессию. Судя по невольно подслушанному Дерриком разговору, все французы были крайне «гады» проведенной экскурсии. Еще бы, учитывая, кого именно им отрядили в экскурсоводы. Будь на месте Клирвотер гриффиндорцы, они бы, скорее всего, позвали иноземных гостей глядеть на свою главную знаменитость — Поттера. Может быть, даже разрешили бы потрогать очкастого за шрам. Хаффлпаффцы потащили бы их в свои теплицы, с гордостью демонстрируя коллекцию кусачей герани Спраут. Что показали бы гостям слизеринцы никто не знал, потому что их факультет, как правило, обходило стороной подобное поветрие. Удивительное дело, правда? Особенно, приняв в учет природное «обаяние» Флинта и организаторские таланты скорой на критику всех имеющих несчастье быть красивее нее Фарли, - иронично приподняв бровь, шестикурсник поправил ремень сумки на плече, глядя на экзотично выглядящих девушек. Две шармбатонки были непохожи друг на друга, как ночь и день, и Деррик загодя не завидовал тому, кому пришлось бы делать между ними выбор. Если одна из них напоминала бесконечно изящную и выточенную из лунного света статуэтку, то вторая била под дых чувственной, знойной красотой, больше всего напоминая диковинный цветок, растущий в самых ценных теплицах Спраут и привезенный из далекой, жаркой страны. Мелкая девчонка была такой, какой и должны были быть все девчонки — вертелась под ногами, производила шума вдвое больше самой себя и, кажется, интересовалась всем на свете. Пенни же вела себя так, как обычно вели себя все благовоспитанные представительницы орлиного факультета, держась с неизменным чувством собственного достоинства и никоим образом не выдав своего неудовольствия ввиду нарушения регламента мероприятия и незапланированного вмешательства слизеринца в беседу. Она была до того сдержанной и правильной, что иногда Деррика так и подмывало выкинуть в ее адрес что-нибудь этакое. Растрепать идеально-ровный пробор, заставляя волосы распушиться по ветру. Посадить кляксу на белоснежную рубашку или заставить ее забыть о своевременности сдачи библиотечных книг, словом, хоть на мгновение лишить ее ореола привычной идеальности, разузнав, что кроется там, внутри, за фасадом из безупречных манер и чинной благопристойности. К счастью, они пересекались довольно редко, чтобы подобные порывы слизеринца могли стать проблемой. К тому же почти всегда Пенелопа появлялась в сопровождении местного Одиссея, который, в отличии от своего прототипа в мифах, был вообще не фонтан. На месте Клирвотер Деррик не то, чтобы не стал бы дожидаться его из странствий, а самолично усадил бы его на первый попавшийся корабль, отправляя куда подальше.
- Дамы, - спохватившись, любезно поздоровался Перегрин с гостьями, не забыв послать короткий приветственный кивок и в сторону повзрослевшей томной версии Малфоя. Судя по всему, французу импонировал образ «принца в изгнании», так что слизеринец был только рад подыграть, прикидываясь местным угрюмым тюремщиком.
- Перегрин Деррик, Слизерин, - поспешил представиться шестикурсник, и тут же прикусил язык, мгновенно воображая себе, как картавящие француженки поизмываются на его именем. Как ни крути, а выходило жутко. - От лица своего факультета рад приветствовать вас в наших стенах. - «Рад», конечно же, было сильным преувеличением, скорее уж, «вынужден приветствовать вас в наших стенах, раз уж вы уже успели заявиться к нам целой маленькой армией, по пути захватив любимые пижамы и цветы в горшках». Деррика давно мучили подозрения касаемо проводимой в Хогвартсе интервенции, но весь педсостав школы блаженно предпочитал ни о чем не подозревать, ведя задушевные беседы с коллегами из других школ.
- Как вам экскурсия по замку? Ручаюсь, Пенелопа показала вам лучшее из того, чем мог похвастаться Хогвартс. Скажи, Пенни, вы уже были в квиддичных раздевалках? Или в хижине лесника? Могу посоветовать также экскурсию в Запретный лес. Правда, она, скорее всего, окажется в один конец, но зато и впечатления будут незабываемыми, - безмятежно улыбнувшись рейвенкловке, Деррик не сомневался, что она постаралась на славу, выставляя замок в наилучшем свете и четко проложив исследуемый маршрут. Никаких портретов со скабрезными шуточками, никаких привидений в залитых кровью рубашках, никаких имповых слизеринцев, способных попасться ей на пути. - Кстати, вы абсолютно правы, - радушно обратившись к светловолосой шармбатонке, поспешил подтвердить шестикурсник, тщательно выбирая слова: - Хогвартс испокон веков гордился выходцами из Рейвенкло. Их высочайший интеллект и стальная выдержка — не говоря уже о заносчивости и непомерно высоком чванстве — оставили след во всех сферах магической жизни. Недаром многих птиц считают символом благородства и остроты ума. - Благоразумно умолчав о крикливых чайках и не блещущих мудростью утках, обронил парень, продолжая: - а вот символом Слизерина всегда являлась змея. Как существо, убивающее других, она означала смерть и уничтожение; как существо, периодически меняющее кожу, — жизнь и воскрешение. Занятный парадокс, не правда ли?

Отредактировано Peregrine Derrick (18.04.18 06:29)

+2


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 30.10.94, Soyez le bienvenu


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC