HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Elder Wand » 22.12.94, Репетиция Святочного бала [c]


22.12.94, Репетиция Святочного бала [c]

Сообщений 31 страница 55 из 55

1

Дата и время событий: 22 декабря 1994 года (четверг), 08 p.m. (20 часов вечера)

Место: Хогвартс, Первый этаж замка, Большой зал

Участники:
Обязаны посетить мероприятие: Albus Dumbledore, Cedric Diggory, Rachel Chambers, Ginny Weasley, Zacharias Smith, Harry Potter, Parvati Patil, Victor Krum, Hermione Granger, Neville Longbottom, Hannah Abbott, Penny Clearwater, Percy Weasley, Ernie Macmillan, Mandy Brocklehurst, Mark Chambers, Fleur Delacour, Padma Patil, Ronald Weasley, Angelina Johnson, Fred Weasley, Morag MacDougal, Anthony Goldstein, Lisa Turpin, George Weasley, Draco Malfoy, Megan Jones,
Lee Jordan, Cho Chang, Pansy Parkinson, Susan Bones
(уже вступившие в игру отмечены черным цветом);
Могут прийти, только если их пригласили в качестве партнера по танцам: Luna Lovegood, Steven Summerby, Ginny Weasley, Astoria Greengrass,
Demelza Robins
(уже вступившие в игру отмечены черным цветом);
Могут прийти, если пожелают: Charlie Weasley Poppy Pomfrey, Rubeus Hagrid, Bill Weasley, Alastor Moody (уже вступившие в игру отмечены черным цветом);
Могут быть приглашены директором или кем-то из преподавателей: Andromeda Tonks (уже вступившие в игру отмечены черным цветом).

Большой зал украшен и почти все готово к его проведению всего через два дня. Но готовы ли участники? Генеральная репетиция это покажет. Форма одежды обычная (но без бальных платьев и парадных мантий).

Внимание: в связи с большим кол-вом участников в эпизоде, очередность свободная. Участники вступают в игру после поста директора.

Отредактировано Red Vines (15.01.18 12:29)

+2

31

— Слабо?
Совсем не важно, к какому факультету кто принадлежит — цвет шарфа не определяет характер. Можно лишь предположить, как поведёт себя гриффиндорец в гипотетическом столкновении с троллем, но далеко не каждый кинется на чудовище с воинственным видом и палочкой наизготовку. Марк стиснул зубы и поднял напряжённый взгляд на ухмыляющихся однокурсников. На их лицах было неподдельное веселье, стереотипно несвойственное носителям синего с серебром, но кто-кто, как не Чемберс, знал, на какие шалости способны эти «заучки-рейвенкловцы». Его «дебют» с Кэти Белл стал одной из главных тем для усмешек и подколов, и всё же заметив, как воодушевились ребята его примером, парень не придал этому значения. Но когда на следующее занятие по танцам они стали делать ставки, какую из хогвартских недотрог он на этот раз «охмурит», Марк понял, что дело обретает не самый лучший оборот. Как назло, Кэти не появилась — обиделась, что ли? — и рейвенкловцу пришлось искать себе пару из присутствующих девушек. В тот раз он действительно не на шутку разволновался и, если бы ситуацию не спасла Чо, можно сказать удачно припоздавшая к разбивке, все его попытки подготовиться к балу на этом бы и закончились. А впереди было ещё две недели…
Чемберс с нетерпением ждал бала, но совершенно не тем, с каким его ждали остальные. Он мечтал избавиться от своей неожиданной популярности в кругу своих друзей и, откровенно говоря, некоторых девчонок, с которыми ему довелось за всё это время потанцевать. Ему хотелось старого доброго уединения в библиотеке, даже пусть за разбором причин третьего восстания гоблинов, или разговоров наедине с Фосетт за баночкой сливочного пива, и плевать, если она будет трещать об очередном Бэддоке или Серже… И вот — последняя репетиция!
— Эти француженки… — сардонически фыркнул Марк.
Прокатившийся смешок отражался в глазах однокурсников, и это ещё больше распалило парня. Что ни говори, за это время он даже привык к своей репутации, пусть и неоправданной, настоящего гуру-обольстителя. Даже смешно, ведь ему даже не приходилось ничего делать.
— Да он больше болтает.
Ничего он не болтал!
— Куда ему до вейл!
Рейвенкловец недобро усмехнулся.
— Он к Фосетт-то подступиться который год не может…
Чемберс вздрогнул, словно получил пощёчину. Джей испытующе смотрел на него. Казалось, будто он насквозь видел всё, что чувствовал Марк в тот момент, и потому знал, что именно будет для него слишком. Горечь смешалась с тихой, давно сдерживаемой яростью, покрыв лицо красными пятнами.
— Мы друзья, упырь, — с этими словами он развернулся и решительно двинулся в сторону волнующихся перед дверьми в Большой Зал студентов.
Здесь, драккл раздери, не было француженок! Сколько парень не высматривал в толпе голубые шляпки, они все как сквозь землю провалились. В будние дни девушки сновали по школе так, что в глазах рябило, что же такого необычного они сочли в этом вечере? Растолкав несколько плотно прижавшихся друг к другу пар, Марк, плохо сдерживая раздражение, прислонился к стене и закрыл глаза.
А ведь Джей прав, как бы это ни бесило Чемберса. Возможно, он даже сам не понимает, насколько прав. Как и то, впрочем, что нет ничего лучше в общении с девушками, чем естественность. Рейвенкловец просто понял это из бесконечных откровений подруги, и применял скорее неосознанно. Странно было только то, что в отношении самой Фосетт это работало из рук вон плохо.
Марк повернул голову в сторону внезапно притихших студентов. Вслед за цокотом каблучков, раздавшихся как-то чрезвычайно громко, из прохода выплыла точёная фигурка единственной девушки-чемпионки Турнира. Завистливые взгляды девчонок поблизости пересеклись уничтожающими лучами, но Флёр с лёгкостью преодолела этот невидимый барьер. Она прошла мимо Чемберса, и он с удивлением и внезапным удовольствием вдохнул лёгкий, до невозможности приятный запах от её развевающихся волос. Что-то заставило его податься следом, как и нескольких парней (правда, их вовремя удержали их возмущённые партнёрши).
— Хэй, Флёр! — прежде чем отдать себе отчёт в своих действиях, парень догнал и окликнул девушку. — Ты…
Встретившись с прямым взглядом её выразительных глаз, он несколько оробел, но постарался отвлечься, широко улыбнувшись. Вот и результаты трёх недель тренировок!
— Кажется, твой кавалер опаздывает? — с этими словами Чемберс уверенно протянул ей руку.
Кажется, он волновался. Немного. Но в груди летали бабочки, вроде тех голубых, что окружали студентов Шармбатона в их эффектное появление, а улыбка мешала челюстям нервно трястись.

+5

32

Мадемуазель Делакур прекрасно знала что точность – вежливость королей, что опоздание недопустимая роскошь, когда на тебе лежат такие почетные обязательства как роль Чемпиона школы и страны, который должен открывать Святочный бал... но что-то пошло не так в этот день. Виной тому сова от Билла, он приносил извинения за срочный вызов по работе и обещал, что на сам бал такого точно не случится. Конечно, Флер отнеслась к этому с пониманием, но ощущение, что она единственная из чемпионов окажется на репетиции без партнера, было совершенно глупым, обидным и почти постыдным... она стольким отказала в приглашении, она стольких даже не подпустила взглядом пригласить ее, зная, что там - у дверей Большого Зала -ее будет ждать самый желанный мужчина. И теперь наверняка должна была казаться жалкой. Все это так расстроило француженку, что она вопреки всем нормам и правилам, вопреки ее внутренней организованности... опоздала на репетицию.
И когда из зала доносилась музыка, а пары уже кружились в танце, она торопливо бежала, гадая как же выйдет из ситуации и с кем будет танцевать. Правда, как оказалось, тех кто как и она не успел зайти в зал было достаточно... но толпа как всегда расступилась, пропуская чемпионку, отчаянно пытающуюся не выглядеть растерянно. Репетиция не требовала строгого соблюдения дресс-кода, да и свое платье как вишенку на торте, Флер берегла для самого фееричного появления, поэтому сейчас на ней был наряд куда проще и лаконичнее, а волосы не стягивала прическа, позволяя платиновым локонам свободно лежать по спине и плечам.
Не успела мадемуазель Делакур почувствовать себя совсем неловко в окружении пар, взволнованно ожидающих входа в зал, как кто-то  из англичан окликнул ее панибратским «Хэй», заставляя удивленно обернуться на голос. Парень, который так просто и уверенно ее позвал, будто они были давно знакомы, казался ее ровесником. А еще очень уверенным в себе – на удивление. Большинство студентов «Хогвартса» не могли похвастаться таким качеством и даже пытаясь пригласить ее на бал, выглядели как кролики перед удавом.
- К сожалению, сегодня он не мочь соп’говождать меня.  – отозвалась она с улыбкой, мягко кладя свою руку на уверенно предложенную и почти не дрожащую ладонь. - Благода’гю, ты меня вы’гучать...? – предложение осталось недосказанным, в надежде, что парень догадается представиться.

Отредактировано Fleur Delacour (06.02.18 11:06)

+4

33

Эрнесту очень понравилось танцевать с Мэнди, та так пристально смотрела ему в глаза, что это немного смущало, но парень не подавал виду. И вот они закончили первый тур и расшаркались с обоюдными комплиментами. Как вдруг сверху потекла какая-то вонючая дрянь и Эрни поразился быстрой реакции девушки. Вот что значит заниматься спортом чего не скажешь о самом МакМиллане. Пока Мэнди проворно спряталась под капюшон мантии, Эрнест же стоял ровно и обтекатель этой вонючей жижей.  Он боялся по шевелиться не то , что там достать волшебную палочку  он боялся дышать и открывать рот чтобы не дай Мерлин эта гадость попала в рот. Но девушка оказалась настоящей героиней и очистил а и себя и Эрни за что тот был ей премного благодарен.
- Вау! Спасибо большое за заботу и помощь.
Парень проследил за рукой девушки и улыбнулся.  После он шумно выдохнул.
- Ну и шутки у Пивза. Ты в порядке? У тебя такая хорошая реакция! Все схватываешь. Ну да, ты же охотник.
Эрни ухмыльнулся и взяв девушку за руку отвел её чуть в сторону чтобы не мешать остальным танцевать и приводить себя в порядок и не привлекать к себе лишнее внимание.
- Если захочешь, то можем и на бал пойти вместе. - Как бы невзначай сказал юноша и отвел взгляд в сторону. Он и не заметил то что он все время держал Мэнди за руку.

+2

34

Не обиделась.
Крам слегка улыбается, как будто так и было задумано, но на самом деле испытывает сильное облегчение. Более эксцентричные дамы, которые встречаются в числе фанаток квиддича, за такие вольности могли бы и по щекам надавать, просто из собственных принципов и азарта. Хорошо, что Гермиона не такая.
Он бегло осматривает зал. Вроде бы на них никто не косится, пальцем не показывает. Это хорошо. Либо слухи о чопорных англичанах всего лишь миф, либо они и правда не важны с Гермионой никому на репетиции. Оба варианта, в принципе, Крама устраивают.
— Спазибо, что заглазилась, — возвращает он ей благодарность. Несмотря на обилие фанаток, Виктор не видел альтернативы. Да и другой не хотелось, честно говоря.
Он подставляет Гермионе руку — этот жест он выучил довольно давно. Многие пафосные аристократы отдают своих отпрысков в Дурмстранг, и школьная программа соответствующая. На первом курсе им давали основы, хотя продолжать это предмет взялись единицы — и Крам был не в их числе.
На этом его хорошие манеры заканчиваются, Гермиона должна это понимать.
— Езли подумаеж, что я назтупаю на ногу тебе, держизь, я подержу тебя, — жаль, они начинают первыми, нет возможности подсмотреть, что будут делать другие. Если дело ограничится стандартным вальсом, Крам, пожалуй, справится. Он умеет ходить под счёт, это несложно. Но вот если от них ждут чего-то более выдающегося, Виктор в этом не слишком хорош.
Гермиона кажется ему ещё менее уверенной. Поэтому он готовится вести. План хороший, но не идеальный.
А в сложившейся ситуации вообще неприменимый.
После первого девичьего вскрика Крам не понимает, что происходит, но одна из овсяных "гранат", разбившаяся почти у них под ногами, проясняет дело.
В Дурмстранге портеглейста не потерпели бы.
— Мерлин те взема! — ругается Крам по болгарски, вынимая из рукава палочку и быстро колдуя небольшой щит, защищающий только от материальных объектов, но не от заклинаний. Забавно, он думал, оно бесполезно.
Он накрывает им себя и Гермиону как зонтом, придвигая её к себе поближе — это не дождь, с призрака станется закинуть овсянку и под зонт.

+5

35

Прособиравшись слишком долго, Падма опоздала к началу. Уже успели уйти и Рейчел, и говорливая Мэнди, незаметно покинула спальню Турпин, а Патил всё никак не могла собрать волосы хотя бы в подобие приличной причёски. Пользоваться заклинаниями для укладки волос девушка категорически отказывалась, гневно фыркая на все предложения магической помощи. И как она сразу не обратила внимание на испортившееся зелье? Сообрази раньше, можно было бы занять такое же, только свежее, у Парвати, но  увы. Момент упущен, и зелье уже не достать.
Наконец, сладив с непокорными косами — привычный пучок стал настоящим спасением, а все допущенные огрехи были скрыты под украшенными шпильками и свитой из зачарованных цепочек сеткой — индианка вышла в башню, оставив на собственной кровати курган из книг, непригодившихся украшений, заколок и признанного не слишком подходящим повседневного сари.
Помахав на прощание младшекурсницам, мечтательно смотревшим на её одеяние, Падма торопливо зацокала каблучками по каменным полам коридора. Лестница, ещё лестница, потайной ход и снова коридор и вот, наконец, девушка достигла дверей Большого зала. Но что это? Почему у входа замерли Ханна и Невил, а внутри подозрительно тихо и не видно танцующих?
Сделав шаг, рейвенкловка наступила на вязкое липкое пятно и остановилась. Пространство зала, как и собравшиеся там люди, были измазаны мерзкой жижей, а под потолком носился Пивз.
- Удачное получилось зелье, очень удачное, - негромко пробормотала индианка себе под нос, осознавая, что если бы не это, сейчас бы и она стояла посреди толпы, обтекая кашей, а может и сдерживая подступающие слёзы.
Приготовив палочку, Патил запустила пару очищающих заклинаний, нацелившись на людей, стоявших наиболее близко ко входу. Тем более Лонгботтому и Эббот её помощь явно не требовалась. Ещё взмах, и несколько квадратных метров пола были также очищены. Теперь следовало быть внимательней: Пивз вряд ли собирался остановить собственную несмешную шутку именно на этом этапе. А за вмешательство в коварные планы полтергейста можно было схлопотать нечто не слишком приятное. Как раз в его духе.

+7

36

Мэнди довольно осмотрела свои старания в виде чистого Эрни и улыбка украсила её лицо. Хорошо, что помнит, учили то это заклинание на втором курсе. Накину на себя мантию, девушка осмотрела других. Многие пострадали от этой вонючей жижи. Мысленно она злорадствовала над некоторыми девушками, ведь они не смогли даже вспомнить это заклинание. Мэнди тут же почувствовала гордость за себя. 
Снова кинув взгляд на Эрни, девушка подметила про себя, что парень то очень даже симпатичен для своих четырнадцати лет. Светлые волосы, карие глаза. Неплохая фигура, которая могла бы быть идеальной, если бы он был в команде по квиддичу. И они смогли бы посоревноваться друг с другом. Брюнетка была до сих пор под впечатлением от танца. И, не буду скрывать, она была бы не против повторить.
- Ой, не смущай меня, - девушка убрала локон за ухо, скорее по привычке, - просто от Пивза всегда стоит ожидать что-то подобное. Обычно я не попадалась к нему, но сегодня видимо досталось от него очень многим, - после чего девушка вздохнула. После гордости пришла жалость. Вот кто-кто, а Пивз точно портит репутацию их школы. О чем будут вспоминать ребята, когда уедут? Как их облил какой-то призрак? Ужас.
- Ты представь, если бы не это заклинание, нам бы пришлось отмываться как минимум час. А про вещи я вообще молчу, - Мэнди покачала головой. Запах до сих пор стоял в зале, весь пол был испачкан, ненароком наступить еще туда. Поморщившись, девушка переступила на другое сухое место и повела Эрни за собой. И тут как гром среди ясного неба. Приглашение на бал.  Удивлена ли она? Конечно, ведь ей казалось, что за эти два дня она не найдет никого и просто осталась бы одна. Но тут Эрни – её спасение. Но язык – её враг.
- Ой, я подумаю еще, ладно? – девушка смутилась. Не тянуть кота за хвост и сказать да! Так нет же, девушка решила поломаться. Но слова уже не вернуть.

Отредактировано Mandy Brocklehurst (08.02.18 19:07)

+3

37

После того, как чемпионы открыли танец, за ними отправились и остальные, в том числе и Джинни со своим старшим братом. Волшебница положила ладонь на протянутую руку Чарли, и они направились почти в самый центр Большого зала. Встали друг напротив друга, и закружились в вальсе. Ноги не путались между собой, и, благодаря вчерашней репетиции, движения попадали в такт музыке. Для нее это было маленькой победой.
Между братом и сестрой было достаточно большое расстояние: рыжая уверена, что в этом промежутке вполне может поместиться домовой эльф, но сокращать дистанцию вовсе не хотелось. Джинни казалось это слишком... неловким? Зато благодаря этому рыжеволосой тяжело наступить на ноги Чарли. Девушка очень горда собой из-за того, что его ботинки все еще не оттоптаны. Отдавшись полностью танцу, гриффиндорка совсем забыла про квадрат, пресловутые "раз, два, три", она просто наслаждалась прекрасной мелодией, отбросив прочь все переживания по поводу  своей неуклюжести.
Младшая Уизли мельком осматривала из-за плеча брата другие танцующие пары, когда взгляд остановился на Гарри Поттере, рыжая чуть не наступила Чарли на ногу, и ей еле удалось сохранить темп. Джин, у тебя же так хорошо получалось! Не опозорься перед большей половиной учеников Хогвартса. Конечно, кто же еще могла быть его партнершей по танцам, если не одна из самых красивых девушек школы? В сердце неприятно кольнуло. Уизли поспешила перевести взгляд на рыжие волосы брата и начала считать количество кучерявых прядей.
Джинни была не из пугливых: она не боялась летать на десятки метров над землей на метле, не испытывала страха при виде пауков, как ее братец Рон. Но когда девушка почувствовала, как что-то плюхнулось ей на голову, и эта склизкая субстанция начала стекать вниз на волосы и мантию, рыжая испуганно подпрыгнула и непроизвольно отпрянула назад. Конечно, полтергейст Пивз не мог не пропустить такой день. Интересно, что он приготовит на сам бал? По всему залу раздавались крики, в основном женские, хотя волшебница могла поклясться Годриком, что слышала мужской визг.  От запаха просроченной каши и помоев у гриффиндорки подступала к горлу тошнота, и ей потребовались колоссальные усилия, чтобы сдержать себя и не сделать ситуацию еще более омерзительной.
— Экскуро, — произнесла девушка, на мгновение переставая зажимать нос пальцами. Сейчас Джинни уже не была покрыта с головы до ног отвратительной протухшей кашей и чем-то склизким, но этот  тошнотворный «аромат», который уже успел пропитать зал, не собирался исчезать. Убедившись, что она абсолютно чиста, рыжая наконец посмотрела на брата. Тот тоже воспользовался очищающим заклинанием и смотрел на перепуганных и  возмущенных учеников с ухмылкой.
— Кажется, тебя эта ситуация только забавляет, — сказала гриффиндорка, поставив руки на бока, изображая тем самым их маму, которая постоянно так делала, особенно когда ее дети где-то нашкодили. Но, на самом деле, ситуация и правда была смешная: волшебники такой шум подняли из-за какой-то каши, а ведь кому-то из них в будущем предстоит сражаться против действительно страшных существ.

Отредактировано Ginny Weasley (08.02.18 23:06)

+5

38

Затылок Марка пылал от изумлённых взглядов друзей, но это было ничто по сравнению с десятком пар глаз, уставившихся на него. Большинство девчонок тут же начали громко шептаться, беззастенчиво тыкая пальцем в их с Флёр сторону, некоторые парни сочувственно кивали, но все с нетерпением ждали предсказуемого отказа, втайне злорадствуя. Чемберс тоже ждал, но — и этим он, пожалуй, и отличался от всех остальных — спокойно признавая полное её право на это и отпуская всяческое уничижение по этому поводу.
Кажется, он переплюнул все ожидания, в том числе свои. Обычная француженка с корабля мадам Максим на самом деле мало чем отличалась от хогвартской англичанки, и всё же интерес к ним был несравнимо выше. Все парни, пригласившие или попытавшиеся пригласить какую-нибудь из студенток Шармбатона на Бал, заслуживали уважение в своих кругах. Но одно дело «какую-нибудь», и совсем другое — Флёр Делакур! Никто не говорил открыто о своих притязаниях на неё, но, попадая в поле её зрения, все небрежно поправляли волосы и как бы ненароком демонстрировали лучшие свои качества. В компании друзей её называли «эта французская блондинка», а в одиночестве любовались на колдографию из «Ежедневного Пророка» и шептали её имя. Сочувствуя предыдущему отвергнутому, следующий считал, что его шанс на согласие выше. Но мадемуазель Делакур была неприступна, поэтому Марк понимал, что особо ему надеяться не на что. Что ж, зато условия были выполнены, и теперь ему никто не скажет, что он трус. И всё же мягкая улыбка Флёр стёрла все мысли рейвенковца, оставив лишь безотчётное, почти болезненное желание услышать «да». Он чувствовал, что теряет голову, и изо всех сил старался отвлечься, судорожно вспоминая последовательность приготовления напитка живой смерти, но девушка избавила его и от этого… приняв приглашение.
Взгляды стали почти осязаемыми, они впились в Чемберса, изучая каждую пору на его коже, но, откровенно говоря, его это мало волновало. Бережно сжав тонкую кисть, он еле удержался, чтобы не прижать её к груди как завоёванный квоффл. Эйфория разливалась по телу, и Марку хотелось не просто танцевать, а кружить, кружить её по залу, поднимать на руки, крепко держать и никуда не отпускать. На Флёр было красивое белое платье, и ему даже стало немного неловко за свою обычную школьную мантию.
— Не могу поверить, что у него нашлись дела поважнее.
Парень встал справа, тем самым поставив точку в своей неоспоримой, но, на самом деле, ненужной репутации. Друзья активно жестикулировали, выражая одновременно и свою реакцию, и эмоции, а он не смог удержаться от победного кивка.
— Меня зовут Марк, я с факультета Рейвенкло. А на каком факультете в своей школе ты?
Студенты расступались перед ними, пропуская припоздавшую чемпионку Турнира («Зазвездилась!», «Снизошла, сколько чести!», «Типичные девчонки») и рейвенкловца, ведущего её под руку («Ты его знаешь?», «Очередной очарованный!»). Чемберс ободряюще улыбнулся и наклонился, попытавшись заглянуть француженке в глаза.
— Не слушай змей, они умеют только шипеть.
Сердце у него самого колотилось как бешеное.
В дверях на них уже никто не обращал внимание. На самом деле, за ними начиналось настоящее столпотворение. Во-первых, пройти через выбегающих оттуда студентов было невозможно, несколько девчонок заливались слезами, взбегая в своих нарядных платьях по лестницам обратно в Башни, а во-вторых, оттуда страшно несло тошнотворным запахом тухлятины. Кто-то закричал, и Марк машинально шагнул вперёд, загораживая собой Флёр. И вовремя — прямо из толпы на него вылетел весь перепачканный какой-то слизью мальчишка.
— Какого?... — медленно проговорил парень, хватая это ходячее недоразумение за плечи.

Отредактировано Mark Chambers (10.02.18 13:02)

+4

39

[indent] Все старались как можно быстрее устранить последствия пребывания злобного полтергейста, который не собирался никуда улетать после свершенной бомбардировки на несчастные головы студентов. Хорошо, что это была лишь репетиция, а не сам бал, вот тогда Чемберс сошла бы с ума, увидев то, во что могло превратиться ее шикарное платье, которое она с трудом выбирала два месяца. Да, она могла в день бала взять и не пойти, с ней могло произойти все, что угодно, все, что угодно могло переклинить у нее в голове, как это случилось минутами ранее; но почему бы не побаловать свою тягу к прекрасному и не посмотреть несколько каталогов, присланных заботливой, но немного ненормальной матерью? 
[indent] - Чертов Пивз, - как можно громче выкрикивает Чемберс и вновь прячется за колонну, встречаясь с вопрошающим взглядом хаффлпаффца, - да что ты так смотришь на меня? – Ее любят обвинять во всех грехах и простых смертных, и не простых, потому заданный ею вопрос звучит как на каком-то автомате, будто репетировала ни один раз.
[indent] - Докажем? Так же, как ты докажешь, что потомок самой Хельги. – То, как на ее слова реагирует Зак, заставляет ее немного поёжиться, отвести взгляд. – Прости, я не хотела. На самом деле, я полностью верю в это, в отличие от всех тех, кто выпытывает с тебя доказательства. Мне они ни к чему, я прекрасно все и сама вижу. А вот тебе стоит быть поувереннее в себе. Ты же Смит, черт возьми, самый настоящий Хаффлпафф! – Она разгорается в своей речи все больше и больше, вот-вот готовая взорвать всех, кто не согласится с ее словами. Она не понаслышке знает о той самой семье Смитов от своей бабушки, которая, к слову сказать, в свое время заботилась о репутации в Хогвартсе, даже больше, чем ее дочь.
[indent] Кстати, о семье Чемберс. Как только она обрывает свою речь и оборачивается в сторону скопившихся на входе в зал студентов, то ее глаза становятся еще больше, чем при виде разлетающейся во все стороны тошнотворной массы. Да и сразу все переворачивается в желудке, хуже, чем от запаха, стоящего внутри массового поливания студентов полтергейстом. Да, картина такая, что она невольно облокачивается на колонну и хватается за живот.
[indent] - За что, Мерлин, за что, - хнычет она, вопрошающе смотря на Смита, - за что у моего брата поехала крыша? – Вопрос скорее риторический. Что творилось с Марком Чемберсом, что он вдруг пригласил Делакур – не укладывалось не только в ее голове, ведь все остальные как-то странно таращились на эту парочку. Марк даже переплюнул Диггори, который заявился с Лавгуд. Ее брат, ее родной брат… от такого предательства ее начало лихорадить еще больше.

Отредактировано Rachel Chambers (10.02.18 19:24)

+5

40

Гермиона улыбнулась Виктору: широко и открыто. Разве она могла отказать ему? С чего ей отвечать отказом? Им было хорошо вместе: они весело и с пользой проводили время в компании друг друга. Правда ради этого приходилось прятаться от всех остальных и встречаться украдкой...
Но теперь-то секрет раскрыт и можно сидеть в библиотеке рядом, вместе корпя над учебниками и заучивая длинные сложные рецепты зелий. В этом было какое-то облегчение.
Гермиона заученным на уроке движением положила одну ладонь на плечо Крама, а ладонь второй вложила в ладонь юноши.
- Хорошо, - шепнула она, хотя и была почему-то уверена, что Виктор не наступит ей на ногу. Вот Рон – наверняка наступил бы. Даже Гарри – мог бы наступить. Но Крам иногда казался ей непогрешимым, идеальным.
Зазвучала музыка, пары пришли в движение. К счастью, Виктор вел ее спокойно и уверенно, так что девушке только и оставалось, что в правильном порядке перебирать ногами, а это было уже не так сложно. Ведь за всем остальным: за другими парами, за их направлением движения, за тактом наблюдает партнер.. и, Мерлин, как странно и приятно – в чем-то отдаться на волю другого человека. Довериться ему.
Момент озарения был испорчен Пивзом, который не мог не подстроить гадость. Неожиданно, но ничего удивительного. И хорошо, что это случилось не на самом балу, а сейчас, когда на учениках нет парадных мантий.
Виктор сориентировался быстрее нее и поставил щит. Гермиона тесно прильнула к болгарину, укрываясь от бомбочек, которые испачкали уже не одного ученика. Кто-то раздраженно кричал, какая-то незнакомая девушка даже расплакалась. Но многие вели себя довольно спокойно и невозмутимо, просто устраняя последствия «нападения».
- Спасибо! Ты нас просто спас! – вздохнула Грейнджер и, только сейчас осознав как близко стоит к Краму и что он обнимает ее, отступила на шаг, смущенно хмыкнув. Улыбнулась неуверенно. – Что это за заклинание?

+5

41

[indent] Стоять вот так, вымаранным в грязи и иной сомнительного качества мерзости, было унизительно и неловко. Не спасал и тот факт, что находящимся в Большом Зале досталось куда больше. Щеки горели огнем, Невилл был готов раствориться в воздухе или провалиться сквозь землю сию секунду, останавливало лишь два фактора: во-первых, как истинный джентльмен он не мог оставить свою спутницу в одиночестве в этот самый момент, поскольку это было бы как минимум недостойно гриффиндорца и некрасиво по отношению к девушке, а, во-вторых, он попросту не умел исчезать. И речь шла даже не об аппарации — в Хогвартсе-то и на его территории она запрещена. В детстве, когда у маленького Лонгботтома, еще не проснулась магическая составляющая, Невилл мечтал иметь способность — исчезать по одному лишь своему желанию. Конечно, с возрастом ему разъяснили, что маги могут исчезать, достаточно лишь произнести нужное заклинание, но... Все-таки ему хотелось иметь что-то свое, личное, никак не связанное с магией.
[indent] Невилл встряхнул головой: нашел о чем думать в такой момент!
[indent] — Это ты заслуживаешь благодарности, — Невилл улыбнулся в ответ, почувствовав себя куда уверенней, когда Ханна заклинанием убрала всю ту мерзость, что пролилась на его одежду.
[indent] — На тебя, слава Мерлину, ничего не попало. Вроде бы. Вернее, я ничего такого не вижу.
[indent] Лонгботтом смущенно потупился.
[indent] А следом неопределенно махнул рукой, но поняв, что жест не очень-то и уместный и очень даже нелепый, зарылся ладонью в свою итак ужасно спутанную макушку.
[indent] — Какой из меня рыцарь, тем более настоящий. Просто это мой долг. Уверен, на моем месте любой гриффиндорец поступил бы так же. Да что там! — спохватился. — Любой рейвенкловец и хаффлпаффец! Насчет слизеринцев я как-то не уверен, — и вновь отвел взгляд, разглядывая сверкающие после применения заклинания носки своих ботинок.
[indent] Гриффиндорец поджал губы — нашел о чем рассуждать, стоя у входа в Большой Зал, у дверей которого скопилось немало студентов самых различных факультетов и даже школ, и обернулся, ища подтверждение своим словам. Выводы сделать было уже довольно затруднительно, поскольку бо́льшая часть собравшихся уже применила друг к другу очищающие чары.
[indent] Невилл вновь посмотрел на Ханну.
[indent] — Я думаю, нам лучше побыть тут, пока из Большого Зала не изгонят Пивза. Что-то мне подсказывает, на достигнутом он не остановится, — мрачно заключил.

+5

42

Рональд Уизли ненавидел бедность. Он не мог позволить себе купить лишнюю сладость у старушки с тележкой в Хогвартс-экспрессе, не мог бездумно растрачивать немногочисленные сбережения в Хогсмите, как это делали остальные. Каждый кнат, попавший в его карман, приходилось считать.
Он ненавидел подержанные вещи. При виде доставшихся ему в наследство от братьев старых вещей Рон надеялся, что нужно только чуть-чуть потерпеть, а дальше уж у него появятся деньги, чтобы купить свою собственную одежду, собственные учебные принадлежности (некоторые книги уже не выдерживали и разваливались от старости), да даже волшебные шахматы были не его, а какого-то там кузена, которому они уже без надобности. Единственное безраздельно принадлижащее ему имущество - это его волшебная палочка, которую родители все-таки купили взамен сломанной, и Сычик - пародия на сову, подарок от Сириуса. Но время шло, а все, что он мог себе позволить - несколько жалких сувениров с чемпионата по квиддичу, и то на все это добро пришлось полностью потратить свои сбережения.
Но из всех старых вещей больше всего Рональд ненавидел свою парадную мантию. Казалось, в этом предмете одежды были собраны самые отвратительные, самые глупые идеи, которые только могут быть. Рон даже не представлял, что должно быть у человека, создавшего это. В момент, когда он надел свою парадную мантию, Уизли горько пожалел, что потратил все свои карманные деньги и теперь не может купить другую мантию, чтобы избавиться от своего персонального кошмара. Хорошо, что он знает заклинание ножниц. Можно было хотя бы избавиться от части уродства, отрезав половину этих рюшечек и оборочек.
Рон с ненавистью посмотрел на себя в зеркало. Противная мантия никак не хотела принимать нормальный вид. И на балу он, вероятно, будет чувствовать себя также, как и какой-нибудь лесничий, которого привели на званвй ужин к министру. Мерлин, как он хотел бы послать все к чертям и прийти на бал... в чем угодно, да хоть голышом! Как жаль, что правила приличия запрещают подобные выходки.
Наконец, Уизли счел свою мантию более-менее приемлимой. По крайней мере при взгляде на нее тошнило не сразу. В конце концов, он пережил три не самых безопасных года в Хогвартсе, что такое пара часов позора по сравнению с выводком голодных акромантулов? Рон подбодрил себя тем, что ни на репетиции, ни на самом балу не будет ни одного огромного паука.
Ну и зачем он все это затеял? Идти на репетицию нужды не было - партнерши он себе все еще не нашел. А после неудачного приглашения Флер и вовсе не предпринимал попыток. Рон тяжело вздохнул, то ли от ярости, то ли от досады. Ну кто согласится пойти на бал с ним? Вечно в обносках братьев, без гроша в кармане, в тени великого Поттера, у которого, кстати говоря, было много поклонниц, горячо желаюших пойти с ним на бал. Вот если бы манию поприличнее...
Рон подошел к Большому Залу. Как выяснилось, к началу репеииции он опоздал, но увидев людей у входа и осторожно заглянув в зал, гриффиндорец застыл на месте и чуть ли не впервые порадовался своей непунктуальности. А еще подумал о том, что кашу в течение нескольких недель есть точно не будет.
- Опять Пивз? - с отвращением спросил он и достал волшебную палочку. Уизли на собственном опыте знал: видишь рядом полтергейста - жди беды. А оставлять кого-то в беде было не в его правилах. Рон заметил сестру Парвати, которая уже очистила несколько квадратных метров. - Осторожнее, - сказал он, подходя ближе к девушке, - мало ли что у Пивза на уме.

+9

43

Крам автоматически, не задумываясь, приобнимает Гермиону за плечи, когда та льнёт к нему, но когда атака с воздуха прекращается и в воздушном щите нет необходимости, отпускать не торопится. Потому что, почему бы и нет?
Зато сама Гермиона отступает на шаг назад.
Крам пожимает плечами, расправляя алую мантию — спасение от овсяных комков не кажется ему чем-то героическим, но ему нравится, что выглядит хотя бы так.
Прежде чем ответить на вопрос Гермионы, он обводит глазами собравшихся. О танцах речи и не идёт. Репетиция накрылась медным тазом.
— Почему портретгейзезт жить в Хогвартзе? — спрашивает он девушку. Иногда терпимость английской школы кажется неуместной и поразительной. Конечно, Крам слышал слухи о директоре Дамболдоре, мол тот чудак ещё каких поискать, но все толки о сумасшествии директора — пусть и не своего, отдают чем-то крамольным, в чём и разбираться не хочется.
— Не езть важно, — он закатывает рукав мантии, чтобы Гермионе было легче наблюдать за движениями кистью. Это ему нравится куда больше, чем танцы. Возможно, если суматоха не уляжется в ближайшие пять минут, это будет достаточно уважительной причиной, чтобы уйти в библиотеку.
— Арма. Чары защиты. Они не од заклятий, но против реальных тел. Камни, куски, дерево, взё такое. Овзянка — он позволяет себе улыбнуться, — почти как продего, но можешь делать несколько. Но перемещивадь потом — никак. Змотри. Арма.
Он размешает щит рядом с ними на несколько секунд, демонстративно опускает палочку, показывая, что он работает и без его вмешательства работает, потом убирает.
— Будешь попытку?

+5

44

Репетиция проходила строго по плану. Торжественный выход чемпионов и их пар состоялся практически гладко, без каких-либо запинок, если не считать опоздание к выходу мисс Делакур. Минерва МакГонагалл с удовлетворением отметила, что неплохо постаралась, обучая школьников танцам. Правда, Гарри Поттеру следовало еще немного поработать над шагами. Профессор нахмурилась, но решила, что у мальчика еще есть время. А также у него имелись проблемы и поважнее танцев. Так что следовало принять это во внимание. Вальс был превосходен, классическая музыка, под которую кружились молодые и увлеченные ученики. Любо-дорого было посмотреть, и Минерва, вздохнув, улыбнулась, вновь почувствовав и себя юной девочкой. Было время, когда и она вот так танцевала, и ее ладонь держала в руках сильная юношеская рука.
Но в Хогвартсе был тот, кто был способен испортить ложкой дегтя любую бочку меда - Пивз. МакГонагалл в последнее время была занята контролем за подготовкой к репетиции, что совершенно забыла, что нахального полтергейста следует обезвредить. Явившись на репетицию главного рождественского мероприятия, он облил всех учеников с ног до головы помоями.
- Пивз! Что это за безобразие? - вскричала МакГонагалл, выходя в центр зала. - Немедленно покинь зал, негодник! И чтобы сегодня тебя здесь не видели! - велела она. Полтергейст знал, что если не послушается, то ему несдобровать. Волшебная палочка у Минервы МакГонагалл была неизменно с собой и она всегда успешно ею пользовалась.
Затем профессор повернулась к зарубежным гостям, которые были, как видно, в шоке от такого поведения местного хогвартсевского шалуна. - Сожалею о случившемся, - вежливо начала МакГонагалл. Эти брезгливые девочки из Шармбатона точно не привыкли к такому, а вот большинство учеников Хогвартса все это только рассмешило. А болгары ни разу не улыбнулись, они, похоже, каменные. Зато Каркарову ошметок каши был даже к лицу. - Приношу свои извинения, - сдержанно улыбнулась профессор.

[icon]http://funkyimg.com/i/2AuMV.gif[/icon]
[nick]Minerva McGonagall[/nick]
[status]per aspera ad astra[/status]
[info]Заместитель директора Хогвартса. Профессор Трансфигурации, декан Гриффиндора.[/info]

+6

45

Заку сразу расхотелось что-то выспрашивать у Чемберс, когда она с вызовом спросила доказательства у него.  Что он потомок Хельги Хаффлпафф. Его глаза расширились еще больше, но рот он закрыл. Можно было бы подумать, что он разозлился, настолько колючим стал его взгляд. Парень соображал, откуда она могла знать, ведь он лишь раз попытался рассказать об этом соседям по комнате. Девушка попыталась его приободрить, но вернуть интерес к происходящему  у Зака было уже не так легко. Он бы с удовольствием развернулся и ушел, но какие-то манеры у него были, чтобы не бросать девушку на репетиции одну, да и побег из-за колонны пока не представлялся возможным.
- Знаешь... - Зак уже хотел сказать, что ее слова ни разу не помогают, но что-то в выражении лица блондинки заставило его передумать. - Спасибо.
Он хотел добавить еще и просьбу не распространяться об этом уж очень сильно, но понял, что Рейчел уже не обращает на него никакого внимания. Он проследил за ее взглядом и... обалдел. Брат Рейчел выхаживал под ручку с  французской чемпионкой!
- Ну... офигеть, он везунчик! - воскликнул Зак в затылок блондинке с интересом пристроившись рядом. - он использовал свою удачу до конца года или все-таки жизни?

+5

46

Перси совсем забыл, что ему вообще противопоказано расслабляться. Как только он позволял себе снять напряжение, ненадолго забыть о том, что всегда нужно быть начеку, как происходило что-то из ряда вон выходящее, непременно сбрасывающее его с небес на землю. Вот и сейчас, только он позабыл о сдавливающей грудь скованности и счете шагов, войдя в непринужденный ритм танца, как вдруг с неба полился помойный дождь. Он-то надеялся, что эта репетиция Святочного бала запечатлеется в его памяти прекрасным воспоминанием, станет днем, который он мечтал бы повторить. Лицо Пенелопы светилось от мимолетного счастья, щеки слегка порозовели, а глаза лучились радостью, и эта картина, которую он старался запомнить, усиленно пытаясь лишний раз не моргать, могла бы таковой и остаться, всплывая всякий раз, когда он перед сном закрывал глаза и думал о ней. Но нет. Проклятый полтергейст испортил все, что только мог. Все вокруг были облиты протухшими остатками еды, которые Пивз невесть откуда взял.
Перси с отвращением снял заляпанные очки, фокусируясь на окружающем мире уже без вспомогательных средств. Но Пенелопа была так близко, прямо напротив, что он без труда мог рассмотреть пятна от каши и чего-то липкого и вязкого на ее красивом платье и волосах. Она словно собралась в духом что-то сказать, но, как оказалось, даже не нашла слов возмущения. Зато нашлось несколько слов у декана Гриффиндора. Перси надеялся, что это образумит и приструнит Пивза. Вынув палочку из кармана своей парадной мантии, Перси признес пару очищающих заклинаний, помогая девушке, а заодно и себе, отчиститься. Но отвратительный тошнотворный запах никуда не делся - каждый дюйм пола и стен был заляпан остатками еды.
- Ты только посмотри на МакЛаггена, по-моему его сейчас вывернет, - с ехидством заметил Уизли, осторожно улыбнувшись. Он боялся, что Пенелопа слишком огорчена, чтобы воспринимать подобные шутки. - О, нет... прямо на туфли партнерши, - убедившись, что был прав, Перси сочувственно скривился.

+8

47

Демельза возвращалась обратно в школу. Вечерние прогулки по окрестностям не были ее любимым занятием, но ведь надо иногда проветривать мозг от нежелательных мыслей. Ее одноклассница Луна Лавгуд что-то упоминала про размягчение мозга от неведомых существ. Демельза знала, что верить Лавгуд не стоит, что ее репутация довольно скользкая и то, что ее отец, редактор «Придиры», никто иной, как сумасшедший. Однако, то, что творилось в голове у Робинс никак нельзя было объяснить, кроме как мозгошмыгами.
  Робинс закрыла за собой выходные двери в холл и удивилась, что в помещении никого нет, зато из Большого Зала доносилось множество голосов и... кажется музыка? Робинс задумалась. «Ужин ведь уже кончился»,- рассудила она, но решила заглянуть, чтобы проверить, что там происходит.
  Дверь в Большой Зал была закрыта. Аккуратно приоткрывмдверь и  заглянув в щель она заметила множество учеников, которые невпопад, а кто-то очень грациозно танцевали под звуки старого магического патифона. И тут она вспомнила, что сегодня слышала на обеде от Джинни Уизли, та рассказывала кому-то за общим гриффиндорским столом о том, что сегодня в Большом зале состоится репетиция Святочного Бала, который будет проходить в Рождество в Школе Хогвартс.
  Робинс выглядывала знакомые лица. Среди танцующих она заметила Виктора Крама, который танцевал... Не может быть!!! С Гермионой Грейнджер - подружкой Поттера и Уизли, Грациозную и пластичную Флер - чемпионку Шармбатона, красивого капитана команды по квиддичу и чемпиона Ховартса Диггори, Невилла с Ханной, старосту Хогвартса Перси и многих других ребят, с кем она была знакома. Оторвавшись от разглядываний, она закрыла дверь Большого Зала. Ее одолевали сразу несколько чувст. Радость от того, что не надо позориться перед всей школой тем, что она абсолютно не умеет танцевать и грусть от того, что ее никто не пригласил на Бал, а значит, что в Рождество, она вместо Бала просидит весь день в башне гриффиндора, пока все ее одноклассники будут отлично проводить время на балу.
  Еще немного послушав музыку за дверью, Демельза отошла от дверей Большого зала и отправилась в гостинную Гриффиндора. Одно ее порадовало. Среди танцующих она не увила Оливера. «Может и он не пойдет на бал?» Демельза улыбалась этой мысли, а фантазия уже отправила ее в паре с Оливером Вудом кружить в вальсе в пустом Большом зале под прекрасную мелодию.

Отредактировано Demelza Robins (15.02.18 21:56)

+4

48

Гермиона испытывала странное, смутное чувство: ей нравилось когда Виктор обнимал ее. Рядом с ним она чувствовала себя защищенной; чувствовала, что ей не обязательно быть в этот момент самой умной, не обязательно держать все под контролем и вообще…
С болгарином было легко и приятно общаться, особенно если узнать его настоящего. Если увидеть не того сурового игрока  в квиддич и мрачного Чемпиона, как все привыкли, а того Виктора, который умеет по настоящему улыбаться и рассказывать много (удивительно, правда?) интересных историй. Крам был очень глубоким человеком – и Грейнджер это тоже нравилось.
Наверное это и есть налаживание международных контактов, о которых говорил Дамблдор!
Геримона пожала плечами, не зная что ответить. Пивз жил здесь всегда и, кажется, так и будет вечно хулиганить и после них. А ведь директор мог легко выгнать его в любой момент, но не делал этого, верно, из-за своих, особенных, соображений. Скорее всего это был элемент воспитательного процесса: чтобы школьники не расслаблялись, чтобы не забывали, что в жизни случаются, пусть и мелкие, неприятности, которые нужно учиться преодолевать. И пусть здесь, в стенах Хогвартса, это будет всего лишь полтергейст… мелочь.
Но девушка не была уверена, что Дамблдор думает так же и поэтому промолчала.
- Арма, - негромко, словно пробуя на вкус, повторила Гермиона, внимательно, пристально наблюдая за движениями Крама. – Конечно, я хочу попробовать! Так... вот это движение кистью, верно? Отлично. И, если у меня получится, то кинь что-нибудь в этот щит. Кстати, он действует с обеих сторон?
Грейнджер ощутила что ее захватывает то приятное чувство, которое возникало всегда, когда она пробовала использовать свои знания в деле, тренировала новые заклинания.
- Арма!

+5

49

«Бал. Кому нужен этот чертов бал? Очередной повод для этих мерзких студентов оправдать свои шалости и бардак в школе», - думал Филч. На самом деле, он не думал, а сказал об этом вслух профессору МакГонагалл, когда та дала распоряжение для Филча присутствовать в качестве смотрителя на репетиции. Просто в старости человек не особо видит разницы между тем, что он говорит вслух, и тем, какие мысли приходят ему в голову. Прям как в детстве, когда ребенок придумывает себе воображаемы персонажей. Но у Филча было вполне себе реальное оправдание - Миссис Норрис, которая покоилась на его руках 90% времени. А остальные 10% доказывала всему свету, что она все-таки кошка и может гулять сама по себе…
С дежурным недовольным выражением лица Филч стоял сзади МакГонагалл, когда та великолепно руководила процессом репетиции. А Филч тяжело дышал и, не поворачивая головы, метал взгляд с одной парочки студентов на другую. Вот сколько поводов будет для издевок над ними! Филч рисовал в своем воображении, как Грейнджер и Крам, Уизли и Клирвотер бегают по всевозможным тайным углам и коридорам. Ну, это им так кажется, что тайным. Но для Филча все явное! Филч тяжело выдохнул: сколько работы предстоит ему в эту рождественскую ночь.
Но тут в какой-то момент мысли Фича отвлеклись на музыку. Как же она прекрасно была! И картины в воображении завхоза резко сменились. Он представлял себя королем вечеринки и главной приглашенной звездой на балу. Старик невольно стал покачиваться в такт музыке и, надо отметить, делал это весьма недурно. Все-таки танец и музыка - это такой же талант, как и магия: либо есть, либо никогда не будет. Вон, половина студентов хоть и делают определенные успехи в обучении магии, но ни чувства ритма, ни пластики. Должно быть, Филчу надо было просто родиться в маггловской семье и стать звездой бальных танцев или бачаты. Но судьба распорядилась иначе. Так многие люди зарывают свой талант.
Но мечты Аргуса резко оборвались. Миссис Норрис подняла голову, зарезала на руках старика. Тот даже опомниться не успел, а та уже выскочила и убежала. Тут Аргус услышал до боли и ненависти знакомый голос - Пивз! Нет, только этого вредного существа тут не хватало! Филч уже было открыл рот, чтобы возразить что-то полтергейсту и скорее помчаться на него со шваброй, а там и за Миссис Норрис. Но швабры под рукой не было, а Миссис Норрис исчезла, оставив за собой озлобленное «мяу», что на человеческом означало «беги». У Филча было просто мало времени. Раньше всех свою порцию «подарочков» получил завхоз.
- Берегись, чудовище. После того, как я умру, я стану привидением и достану тебя! - снова вслух подумал Филч. - Пивз! - завопил завхоз.
Среди студентов прошел смешок, и почему-то Филч был уверен, что он был направлен в его адрес. Он точно также был уверен, что Пивз сюда направился исключительно из-за завхоза. Вот уже 21 год между ними длится непрерывная война, и каждый день это чудовище достает сквиба своими выходками.
Ученики, профессора и другие посетители большого зала, у которых была возможность грамотно управлять своей палочкой, уже потихоньку начали заниматься процессом очищения своей внешности. Но избавиться от запаха будет труднее.
Филч же попал в ту категорию людей, которые не могли очиститься с помощью магии, а просить у кого-то помощи старик не привык. Да и к тому же он был так зол, что единственное, на что его хватило, это извлечь звук, напоминающий то ли рычание, то ли стон (да, такое бывает), и уверенными, не лишенными хромоты шагами выйти из зала.
Через пару минут Филч вернулся уже в чистой одежде и в руках со шваброй. Знание потаенных ходов и богатый жизненный опыт помогли ему в кратчайший срок добраться до своей комнаты и переодеться. Сзади нашего героя сопровождала миссис Норрис.
- Пивз, я до тебя доберусь! - выкрикнул старик и направил конец швабры в сторону летящего портергейста, этим жестом еще больше рассмешив участников репетиции.

Отредактировано Argus Filch (17.02.18 12:53)

+12

50

Неожиданно прозвучавший голос за спиной заставил Падму зябко передёрнуть плечами, а потом обернуться.
- Он самый, - со вздохом сказала девушка, в тоне которой явно слышались невысказанное «зараза», «проклятый», «наказание наше» и множество других столь же искренних эпитетов. - А я наивно надеялась, что хотя бы в этот раз всё пройдёт без помех.
Индианка немного растерянно улыбнулась собеседнику, оказавшемуся Роном Уизли, одним из сокурсников Парвати. Сейчас она чувствовала неуверенной и незащищённой, а потому была рада компании.
- Вот уж действительно. Наш полтергейст своей непредсказуемостью любого заткнёт за пояс, - недовольно поджав губы, Патил покачала головой. Учась в Хогвартсе, она привыкла, что о проделках Пивза говорят словно о привычно дождливой британской погоде: с оттенком скуки, усталости, некой покорности судьбе и вместе с тем необъяснимой гордости. И это девушке совсем не нравилось. - Если подобное случится на балу, гости будут в восторге.
Вздох, качание головой и короткий заинтересованный взгляд на соседа.
- Но спасибо за предупреждение, я буду осторожней, - немного подумав, рейвенкловка снова заговорила. - Ещё несколько минут назад я расстраивалась, что опоздала к началу, но теперь это даже радует. Странно, правда?
Ещё несколько очищающих заклинаний ложатся на ровную, залитую кашей поверхность, испаряя её без след. Лица и фигуры ещё нескольких участников репетиции были избавлены от следов проделки бесплотного летучего поганца.
- Будем стоять здесь или пройдём внутрь? - Поинтересовалась Падма, обращаясь к Рону. - Да и твоя партнёрша, наверное, сейчас там, в зале..

+5

51

Только убедившись, что ни в какой складке одежды не осталось ни следа грязи, очистившись не без помощи Перси, Пенелопа услышала строгий голос профессора МакГонагалл, вот уж к кому полтергейст обязан будет прислушаться, и облегчённо выдохнула. Тошнота, подступившая к горлу, должна бы уже начать проходить, если бы не одно но. Староста Гриффиндора обратил внимание Пенни на одного своего подопечного, который так и не смог справиться со своим желудком. Наверное, немного в другой ситуации волшебница могла бы посмеяться над Кормаком МакЛаггеном, настолько самоуверенным юношей, что подобный конфуз пришелся бы на пользу его чувству собственного величия, если бы не была в данный момент тем человеком, что прекрасно понимал и разделял состояние гриффиндорца. Так что сейчас Клирвотер поспешила отвести взгляд от неприятного зрелища, чтобы самой не оказаться в такой же ситуации.
- Для него репетиция закончилась, причем, весьма плачевно… - ответила девушка на замечание Уизли, - хотя не знаю, будет ли вообще какое-либо продолжение, - с этими словами рейвенкловка очистила достаточно большую площадь пола вокруг себя, желая облегчить работу школьному завхозу, которому также не повезло оказаться под обстрелом Пивза, и который промчался мимо, поднимая настроение некоторым студентом своей перепалкой со школьным проказником, наверное, удаляясь в свою каморку. Пенни едва удержалась от возможности послать сквибу вдогонку очищающее заклинание, остановила ее лишь мысль о том, что старик не только не проявит благодарности, но еще и разозлится на девушку, посчитав, что та нарочно демонстрирует преимущества магии человеку, ее лишенному. Так что свое желание посодействовать в наведении порядка Пенелопа ограничила незадачливыми учениками, не захватившими на репетицию волшебных палочек, особенно тем девушкам, чьи наряды, выбранные будто на само торжественное мероприятие, подразумевали невозможность куда-то ее пристроить.
Оглядывая зал, волшебница с удивлением отметила, что всего одной паре, находящейся в центре зала и, как следствие, в самой гуще событий, удалось избежать безрадостной перспективы быть измазанными пищевыми остатками. Оставалось лишь позавидовать скорости реакции Виктора Крама, успевшему поставить какой-то отражающий щит над собой и своей партнершей, которой, на удивление Клирвотер, оказалась умница Грейнджер с четвертого курса.

+4

52

[indent] Луна была искренне удивлена, что её пригласили. Более того, что её пригласил старший мальчик, тем более что мальчик был звездой школы и одним из чемпионов. Многие девочки, вероятно, с радостью поменялись бы с Луной местами, даже с учетом того, что это был не настоящий Бал, а всего-лишь его репетиция. Еще можно добавить и то, что до этого её никто никогда не приглашал, так что танцевала она либо сама по себе, либо с папой. И от этого было скорее странно. Но, если Седрик считал, что лучше получится репетировать именно с ней, то почему бы и нет.
[indent] Тем более танцевать Луна умела, а легкое отношение ко всему происходящему не давало тревожиться по всяким пустякам. ведь даже если она собьется с ритма, или еще допустит какую-нибудь ошибку, то они учиться пришли. Тем более от ошибки в танце небо на них не обрушится, тогда чего переживать-то? Но многие ребята кажется переживали и тревожились. Луна в очередной раз порадовалась, что партнер её достался в этом плане смелый, если он и тревожился, то виду не подавал. Это было легко и приятно. Девочка коротко улыбнулась и кивнула партнеру, когда он положил руку её на талию, и они закружились. Вот, пусть другие смотрят, и тоже подтягиваются, это ведь совсем не страшно.
[indent] За ними потянулись другие пары. Было интересно наблюдать, как у кого дела. Кто-то смотрелся просто отлично, и очень органично двигался по залу.  У кого-то сперва возникали сложности, но ребята довольно быстро разбирались, что к чему. Это, определенно, радовало: в равномерном кружении в так было что-то завораживающее, словно тонкая паутина неведомого заклинания, которое окутывает тебя и уносит, уносит прочь. Когда все будут нарядные и красивые, это же будет просто загляденье! Луна попробовала представить, как бы выглядел настоящий бал, и кто был бы во что одет. На воображение девочка не жаловалась, картинка получилась яркая и красивая.
[indent] И вот тут по ним прилетело хлопьями мокрой каши. Будто бы очень странный снег, подумала девочка, и улыбнулась, отчего склизкий комочек потек по щеке быстрее и плюхнулся на черную мантию. Впрочем, мантии уже досталось, поэтому новое пятнышко не сильно ухудшило ситуацию. Кто-то из ребят расстроился, кто-то заплакал, но девочке выходка полтергейста показалась скорее забавной. О Мерлин, ну подумаешь - каша на них свалилась! С другой стороны, наверное, на многих каша свалилась впервые в жизни, да и когда в следующий раз дождешься манны небесной!
[indent] Тем не менее она была благодарна Седрику за то, что тот почистил и её тоже. Внимание и забота со стороны кого-то кроме папы сильно удивляла.
[indent]  - Спасибо, Седрик. - Девочка пожала ему руку, а потом задумчиво посмотрела на партнера снизу вверх. - Наверное, каше тоже не очень понравилось падать и вляпываться во всех нас, как ты думаешь?
[indent] Действительно, будь она на месте каши, которая тысячью кусочками падает в зале, и натыкается только на испуганные вскрики, на плач, на ругань и на всякие "буэ", вряд ли она была бы рада. Но о мнение каши никого не интересовало, конечно же.

Отредактировано Luna Lovegood (18.02.18 22:11)

+5

53

Рон крепче сжал волшебную палочку в руке. Как можно было забыть о том, что самый ужасный полтергейст оставит без внимания подобное масштабное мероприятие? Отвлеклись от него на приезд гостей, и вот результат.
- Мне кажется, гости после такого побоятся приходить на сам бал, - нахмурившись, сказал Рон. - Мою-то одежду даже кашей не испортишь, а вот остальным должно быть обидно, - попытался пошутить он. Из-за ситуации, в которую попали остальные, Уизли не выглядел так жалко. Правда, как только все избавятся от каши, он снова превратится в неудачника. Как в какой-то маггловской сказке, где ровно в полночь все волшебство исчезает. Осторожно выглянув из-за плеча девушки, он попытался очистить нескольких несчастных. "Это, наверное, называется переменный успех", - подумал гриффиндорец, оглядев свою работу. Большая часть каши исчезла, но пятна и остатки протухшей еды все еще были на людях. Он пожал плечами. На другой результат вряд ли стоило рассчитывать. Пусть уж Падма разбирается с чисткой пострадавших, в конце концов у нее это лучше получается.
- Пойдем в зал. Здесь нам стоять ни к чему.
Рон не верил, что Пивз просто так отступится от своего, даже после угроз от МакГоналалл. Но и стоять в дверях, на границе между спокойствием и центром событий, не хотел. Тем более, где-то в зале точно был Гарри. Насчет Гермионы Рон уверен не был, хотя когда он попытался пригласить ее (наговорив при этом кучу глупостей, как обычно), она отказалась, заявив, что у нее уже есть партнер. Уизли оглядел зал, пытаясь обнаружить подругу, а заодно и оценить (позлорадствовать над слизеринцами) ущерб. К его удивлению, в сасой гуще событий оказалась едиественная абсолютно чистая пара. Гриффиндорец пригляделся. Крам, конечно же Крам, кому как не с реакцией ловца суметь спасись от проделок Пивза? Рон в который раз восхитился болгарином. А потом все его восхищение испарилось, стоило ему только заметить, кто стоит рядом с Виктором.
- Знаешь, у меня нет партгерши. Хочешь пойти на бал со мной? - Рон с трудом оторвал взгляд от такой счастливой Гермионы и посмотрел на сестру Парвати. Гриффиндорец чувствовал себя потерянным и обманутым. В голове стоял шум, как будто его приложили чем-то тяжелым. А оказывается, приглашать девчонок на бал не так уж и сложно. Или это из-за того, что сейчас ему абсолютно безразлично, пойдет ли Падма с ним на бал или тоже предпочтет кого-то более успешного?
Откуда за пару мгновений в нем появилось столько негатива? Рон не знал, по какой причине так остро отреагировал, стоило только увидеть Гермиону вместе с Крамом. Ему же должно быть все равно. Но почему-то хотелось кого-нибудь ударить.

+7

54

Чарли соскучился по тем временам, когда учился в Хогвартсе. Он больше не мог позволить себе дернуть девочку за косичку или послать  заколдованный снежок в лоб вредному мальчишке. Его больше не пугали преподаватели, перед которыми он мог раньше только смущенно мямлить, даже если знал ответ на вопрос. Теперь он был не недотепа-Чарли, а Чарльз Уизли, уважаемый драконолог. Преповадатели общались с ним на равных, все ученики смотрели снизу вверх и ахали, расспрашивая о драконах. Он теперь казался всем сильным и смелым. А он в глубине души скучал по ощущению себя снова угрюмым подростком.
И, когда его сверху завалило вонючей кашей, а он не сразу смог нащупать в кармане палочку и ненадолго почувствовал растерянность... вот тогда он снова ощутил себя беспомощным ребенком, попавшим в очередную глупую ситуацию. Ему даже явно представилось, что сейчас он услышит гогот слизеринцев и хихиканье девчонок, как в тот раз, на зельеварении, когда котел взорвался, и его окатило склизким зельем с ног до головы. И, если сначала ситуация ввела его в ступор, то потом, когда палочка все же была найдена и очищающее заклинание произнесено, он смог засмеяться над собой и над всей ситуацией.
Джинни, стоявшая напротив, выглядела недовольной и заметила улыбку Чарли.
- Старина Пивз как всегда в своем репертуаре, сколько бы лет ни прошло. Приятно ощущать, что Хогвартс не меняется.
Кажется, сестру его слова не убедили, к тому же, повсеместная вонь не добавляла удобства общению. Да еще и орущий Филч явно подпортил все веселье.
- Будешь старше - поймешь, - усмехнулся в очередной раз Чарли, оглядываясь вокруг и очищая пол и соседние парочки, которые не могли справиться сами. - Ты еще хочешь потанцевать, или у тебя пропал аппетит к танцам?

+5

55

Что такое бал Миссис Норис не знала. Она просто видела бесполезное скопление учеников Хогвартса в одном месте и не могла понять, почему им дозволено странно кривляться под какой-то непонятный шум. Ребята в парах кружили по большому залу, а Миссис Норрис чинно лежала на теплых руках завхоза Филча. Если уж Филч не предпринимает никаких попыток разогнать учеников из посещения, значит все идет по плану. Шум немного мешал кошке. Люди называют это музыкой, насколько она поняла. Но ей, Миссис Норрис, она сильно мешала. В музыке утопали другие звуки, доносящиеся из замка. Она не могла сосредоточится на них. Но ее хозяин прибывал в полном спокойствии, а значит все под контролем. Когда хозяин начал покачиваться в ритм шуму, Миссис Норрис сощурила глаза и заурчала. Все это напомнило ей о прекрасной теплой постели, миске молока и отдыхе. Она прибывала в состоянии полудрема, как вдруг...
Кошка резка спрыгнула с рук хозяина, резкий запах помои и нечистот пробил огромную дыру в ее полудремном состоянии и она со всех ног пустилась бежать из Большого Зала. Благодаря своему чуткому носу, она была предупреждена о том, что Пивз собирается сделать и поэтому, она почти единственная никак не пострадала от его хулиганства. О своем хозяине она тоже не забыла. Она промякукала ему предупредительное «Беги, спасайся» и скрылась в корридорах Хогвартса, спеша в кабинет Филча.
Некоторое время спустя ее хозяин пришел, с ног до головы облитый помоями. Кошка посмотрела на него с некоторой жалостью и ободряюще мяукнула. Когда хозяин переоделся, они оба поспешили обратно в Большой зал. Филчу нетерпелось наказать полтергейста, с чем Миссис Норрис была абсолютно и полностью согласна. У нее самой остались еще давние счеты с Пивзом. Когда в последний раз полтергейст посадил кошку в доспехи, ей пришлось час жалобно мяукать, чтобы выйти наружу. Ведь она слышала проходящих мимо учеников и никто из них даже не собирался помочь бедной кошке. Даже Филчу никто не сообщил, что бедная Миссис Норрис никак не может выбраться из доспехов.
  Поэтому, подняв хвост трубой, она бежала за Филчем, чтобы поймать и наказать Пивза, ведь В - значит Вендетта.

+8


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Elder Wand » 22.12.94, Репетиция Святочного бала [c]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC