HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 1995, once upon a dream


1995, once upon a dream

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Дата, время и место событий: 02 января, 1995;
Лондон

Участники: Rachel Chambers, Cedric Diggory

краткое описание

Привет, Седрик.
Не знаю, как начать письмо, так и не научилась сему волшебству, или виной тому домашняя обстановка, возвращаясь в которою, чувствую себя не очень комфортно. С одной стороны, хочется помочь матери, которая и без волшебства умудряется держать дом в полном порядке и идиллии, с другой, постоянно донимают меня своими нравоучениями, мешают работать над программой оставшегося семестра, не знаю, за что хвататься - вроде и не отстаю, но в связи с нынешней обстановкой в школе все труднее даётся сконцентрироваться на учебе, что огорчает.
С самого приезда чего-то не хватает, видимо, я разучилась жить жизнью обыкновенного человека и радоваться тем мелочам, которые преподносит настоящее.
Через несколько дней ежегодный военный бал в Эпсли-хаус, в Лондоне, а я напрочь забыла, как должны двигаться мои ноги, да и из-за школы пропустила все репетиции, теперь вся надежда на то, что в критической ситуации сработает чувство самосохранения и отец не отошлет меня на Аляску, хотя это его любимая угроза. Но, не будем о грустном. Да нет, это скорее даже весело. Думаешь, на Аляске есть место для таких, как я? Забавно даже.
Вспомнила, как вскользь ты упоминал, что будешь на каникулах здесь, в Лондоне. Я бы хотела тебе увидеть. Да так, для поддержки, не знаю, почему это пришло в голову.
Если будет время, напиши, или, если будет желание и не совпадёт с твоими планами, то второго января в восемь часов вечера я буду на ступеньках «Эпсли», мама меня отпустит на несколько часов повидать старых... друзей? Думаю, смогу ее задобрить, и тогда сбежать с предстоящего мне безобразия.
Даже, если сова не успеет вернуться с ответом, все равно буду в восемь ждать, потому что я упрямая, в конце концов, это же я!
Чуть не забыла, с праздниками тебя! Пусть в новом году тебя ожидает все только хорошее, и ничто не омрачает твои будни.

P.S. Если мы не увидимся до школы, то учти, что в новом году я планирую нечто грандиозное, и помешать мне будет очень сложно. Да, это немного не совпадает с моими пожеланиями тебе, но ты ведь меня знаешь!
Или я хочу, чтобы знал, ой, пора заканчивать и бежать за платьем, которое я уже презираю, как и предстоящий бал.
P.S.S. Сову не корми, если что, она на диете. Ха-ха-ха.

Отредактировано Rachel Chambers (30.11.17 21:24)

+1

2

Ответ она так и не получила, довольствуясь тем, что в случае ее отъезда на Аляску, школа наконец вздохнёт с облегчением, потеряв такую перспективную ученицу. А она заживёт где-то далеко в горах, полюбит клетчатые рубашки и солёную рыбу. И тогда «маленькая папина принцесса» умрет в ней навсегда, вместе с недоученной бравурной композицией Майкапара на домашнем фортепиано, недочитанными сказками Уальда и тысячью не несказанных ля-слов старому соседу-французу, взбесившемуся после последнего визита и наотрез оказавшемуся продолжать уроки. Тихо, но быстро «принцесса» умирала в своём заточении, сместившись в уголки долговременной памяти, вытесняясь желанием наконец получить письмо из того волшебного места, где целый год пропадает ее брат.
- Ай, да что с тобой не так? - Кажется, этим своим бестактным шипением и нахмуренным бровями она повергла своего партнёра в заслуженный шок - в четвёртый раз за вечер он наступал ей на ногу, да ещё с такой силой, что казалось все нарочной провокацией. Хоть и двигалась она все с тем же энтузиазмом, а тело само воспоминало уроки правильной постановки МакГонагалл, где-то ошибалась, отвлекалась на шуршание платьев и перешёптывание между парами. Отвлекалась на стоящего отца и мать, обсуждающих что-то своё личное, по бокалу в руке, один разговор на двоих и, судя по взглядам в ее сторону, речь могла идти явно не о погоде на ближайшую неделю, и уж точно не о пудинге, приготовленном к праздникам.
Последние ноты «Сказок Венского леса» прозвучали, стрелка часов все ближе и ближе двигалась к восьми, нарочно медленно, чтобы ожидание переросло в волнение, а то и в панику. Пальцы судорожно перебирали ниспадающие локоны, губы что-то шептали сами себе, призывая маму снова обратить на неё внимание, подбежать и отвести в холл.
- Ты уверена? Может водитель довезет тебя? Твой отец все равно не стал его отпускать сегодня, мы вряд ли сможем уехать в кэбе в столь загруженный день. - На что получала убедительное «нет», а в ответ уйму предупреждений на случай, если что-то случится и пойдёт не так.
- Отец убьёт меня, если узнает всю правду, с братом ещё куда не шло, но, Рейчел... Пикадилли и ни шагу за Риджент-стрит, иначе я узнаю, а если узнаю, то не побоюсь создать лишних неудобств самой себе и спрятанной в бардачке палочке... что ты так смотришь? В наше время это единственное, чем я смогу вас защитить. Если что, на случай если не дождёшься... возвращайся сразу обратно, не мёрзни. - Поцеловав дочь в макушку и, накинув на неё пальто, она уходила медленно, то ли ее ужасные туфли натирали, то она надеялась, что дочь в коем-то веке передумает.
Но Рейчел не собиралась сдаваться, надевая, как положено пальто и поднимая воротник, она уже спускалась по ступеням, отсчитывая оставшиеся секунды до восьми.

Отредактировано Rachel Chambers (28.11.17 14:06)

+1

3

После нового года Седрик вместе с родителями навещал родственников в Лондоне, и как раз второго января он гостил у дяди с тетей с отцовской стороны, поэтому согласился на странное предложение Рейчел Чемберс встретиться именно в этот день. Не только предложение девушки, но и все письмо было странным, и не в том понимании, в каком Седрик привык думать о несносной рейвенкловке. В этот раз оно было не озорным или многообещающим в самом отрицательном смысле этого слова, а странным именно для самой Рейчел, ибо неадекватное безумие, которым обычно было пропитано каждое ее слово, каждый ее поступок, теперь буквально испарились, уступая место некой меланхолии и даже печали, которые так не шли светлому и веселому образу белокурой рейвенкловки. Даже запись постскриптум не вселила в юношу опасений, разве что за настроение и состояние девушки. Он не знал, как поступить, у него даже возникла мысль, что все это розыгрыш, уж больно не походило это все на ту Чемберс, которую знал Седрик, но все же он решил встретиться с ней. Военный бал кого угодно в депрессию загонит, и Диггори решил, что стоит поднять настроение девчонке, тем более очередной вечер в компании дяди и тети не грозил чем-то отличиться от предыдущего и последующего.
Молодой человек аппарировал в Гайд-парк, и уже пешком дошел до Эпсли-хаус, на ступенях которого оказался за четверть часа до назначенного в письме времени. Оперевшись на перила лесницы, Седрик смотрел за входной дверью, совершенно не зная, как пройдет сегодняшний вечер и о чем они будут разговаривать. И ровно в восемь часов дверь отворилась, пропуская луч света на площадку перед входом, а спустя несколько секунд Седрик увидел знакомую фигурку, не спеша шедшую ему навстречу.
- Я до последнего был уверен, что ты разыгрываешь меня. – Улыбнулся Седрик, пытаясь во взгляде девушки разгадать ее настроение. – Привет. Значит, я спас тебя от прекрасного танца с непревзойденным юным офицером?

+1

4

Он ждал ее. Он поверил и согласился на столь безумный шаг, как встретиться с ней за пределами безопасного замка. Это было смело, как если бы речь шла о ком-то другом. Но в отношении Диггори - он не изменял своей внутренней и внешней силе. Потому, в эту заветную минуту она ни о чем не жалела, осторожно спускаясь по оледенелым ступенькам.
- Я знаю только одного человека, способного дать фору этому офицеру, - перейдя на шёпот и наклонившись ближе к юноше, продолжила, - в своё время он укротил дракона на Турнире, а ещё самый занудный староста, из тех, что я знаю. Но ты не переживай, как раз вовремя, чтобы похитить меня под мелодию Гершвина.
Действительно, только заиграла непривычная для балов симфония Джорджа Гершвина, как послышались крики, отдельная мелодия из звона бокалов и тут же процессия вылилась на балконы, хоть фейерверки и обещали запускать только в полночь. По небу побежали яркие и мерцающие полосы, озарив лица гуляк, поспешивших вдохнуть праздничного настроения, усыплённого классическими танцами; вихрем поднимались спирали золота и синевы, алые из шёлка цветы распускалось в зимний вечер под переливы уже известной мелодии Штрауса; осыпались блестками, не долетая до плеч вышедших, замерзающих в своих наслоенных платьях, накидывающих на обнаженные шеи мех, но не выпуская из рук игристых вин. Едва ли где-то промелькнула бы фигура родителей, но осторожности ради надо было придерживаться намеченного.
- Кажется, нам пора уходить, - Рейчел принялась застегивать пуговицы, смеясь, когда ткань платья цеплялась за нитки пальто, - если только ты не мечтаешь весь оставшийся вечер протанцевать со мной, или познакомиться с моими родителями. - Залившись своим по-детски добрым смехом, она протянула руку Седрику, наивно полагая, хоть как-то сможет скрасить ту неловкость, вызванную ее внезапным письмом, как полагала она. Кому ещё ей было писать? Ответ сам напрашивался, тянулся от ее улыбки до кончиков пальцев одной сплошной энергией жизни и доверия.
- Я знаю тут недалеко одно место, мы часто с братом сбегали с бала и пили горячий шоколад в «Сейнт-корт», это небольшое кафе, но там есть и чай. Управляющая уже привыкла к тому, что я ежегодно заявляюсь в бальном платье, но взгляды прохожих пусть тебя не смущают.
А тем временем, стоило только отойти за ворота «Эпсли», как одна за другой посыпались с неба звезды, холодные, таявшие на горячих от волнения ладонях и губах, холодных щеках, теряясь в волосах, такие бесстрашные и каждая уникальнее другой.

+1

5

Седрик пытался распознать на лице рейвенкловки хотя быть тень намека на то, что она скажет или сделает сейчас, но оно было совершенно умиротворенным. Глаза радостно смотрели на юношу, а губы сложились в приятную улыбку, не предвещавшую ничего опасного. Поравнявшись с ним, Рейчел отпустила настолько завуалированный и в то же время такой лестный комплимент, каких он не слышал никогда и ни от кого. Это почти обезоружило молодого человека, но в то же время он понимал, что перед ним, хоть и в бальном платье, с вечерней прической, но все та же Речел Чемберс, которую он привык гонять и ругать за выпущенных из клетки пикси. Сдержанно улыбнувшись девушке, Седрик предложил ей свою руку, чтобы помочь спуститься по скользким лестницам, и в этот момент заиграла обещанная рейвенкловкой мелодия, хотя Диггори и не был силен в знании композиторов. Юноша невольно поднял голову но уже не смог отвести взгляд в желании пронаблюдать за тем, как проводят время на балах магглы, все-таки он так мало видел их в своей жизни. Мужчины и женщины на балконе выглядели довольно привычно для его глаза и почти ничем не отличались от волшебников на балах, разве что их не зачарованные платья не мерцали магическими переливами, и никто не выпускал облака искр из кончиков волшебных палочек. И все же торжественные наряды, соответствующие напитки и веселые голоса говорили о том, что и магглы знают толк в веселье. Но Рейчел потащила Седрика за рукав, заставляя отвести заинтересованный взгляд от диковинного для него зрелища. Ее шутка о родителях и танцах утонула в ее заливистом смехе, и Седрик просто не успел на нее отреагировать, увлекаемый девушкой все дальше от красивого здания.
Рейчел рассказала о кафе, в котором они с Марком прятались от ежегодного «веселья», а Диггори не понимал, почему в этот год вместо ее брата рядом с ней идет именно он. Но этот вопрос он решил не задавать, посчитав, у девушки должны быть на то веские причины, или же этих причин не было вовсе, и он был ее сегодняшней прихотью, возникшей так же спонтанно, как и все ее желания. Сам он тоже был не против необычной прогулки по маггловским кафе, надеясь только на то, что у его спутницы так же спонтанно не возникнет желание вылить на него кофе и бросить в неизвестном месте. Конечно, этого он не боялся, он был уже совершеннолетним, чтобы в любую минуту аппарировать, но привычку остерегаться выходок Чемберс было так просто не вытравить. И даже любование снегом, искренние восхищение танцующими в ночном небе снежинками, которые таяли на ладонях девчонки, едва касаясь их, не лишили его бдительности. И хоть в эти моменты она выглядела так безмятежно, так спокойно, что можно было забыть все на свете, зеленые искорки больших глаз не давали полностью окунуться в мирное созерцание, напоминая о том, что с ней надо быть всегда на чеку.
- Каково это скрывать от всех, кто ты? Каково не иметь возможности быть собой и… Идти пешком так далеко по такому морозу.
Последней фразой Седрик решил скрасить не совсем обычный вопрос, который мог показаться слишком личным. Немного неловкая, но добрая улыбка озарила лицо юноши.

+1

6

С момента их последней встречи в замке прошло не так много времени, казалось, дай часам возможность идти вспять и вот они снова спорят, она что-то делает не так, надоедает ему, он хмурится, опровергает все сказанное ею на эмоциях и уходит. Но сейчас она видела его, как впервые, будто смена обстановки имела способность переворачивать землю вверх ногами, отправлять в другие неизведанные вселенные. Это чувство приводило в движение некий скрытый механизм внутри, возможно и в подсознании, задевая образы, с которыми тяжело было справиться в одиночку, требующие детализации на уровне прикосновений, обоняния и слуха, доказывающие, что все происходящее не менее реально, чем выпавший в январе снег. Собирая хаотично разбросанные картинки в одну, меняя местами, получили бы законченное произведение из прикосновения его руки, немного прохладных пальцев на ее коже, мороза, щекочущего лицо, поселённого в каждом уголке едва ли оживленного центра, в оголённых деревьях, в белокаменных статуях, в застывших фонтанах; звук молчания, с которым они отдалялись все дальше от разбушевавшегося веселья в «Эпсли».
Они как раз переходили дорогу к Фонтану Шафтесбари, когда Седрик нарушил столь символичную для неё тишину. Молчаливо усмехнувшись в ответ, она подняла выше воротник, отыскивая убежище в нем, но мыслями погружаясь в прозвучавший вопрос. Было сложно разгадать уловку Диггори, ловко скрытую в его словах, преподнесенную в очаровательно подобранном фрейме.
- Каково? Тяжело. Тяжело быть отбившейся от рук девчонкой со скверным характером, - резко останавливаясь, поравнявшись с фонтаном, с нескрываемой обидой смотря вслед неуспевающему обернуться Седрику, - так ведь обо мне все говорят, каждый раз повторяя и повторяя мою фамилию!
Этими словами она неосторожно выдаёт себя и свои мысли. Кажется, она начинает жалеть об этом вечере, о том, что именно не сегодня проснулась с жаром, или ознобом, заставившим остаться дома и пережить этот день в Лондоне, как и все предыдущие, как и все последующие.
Никак не могла понять, почему их встречу он начал с этих слов. Она не обиделась бы, начав он с колкостей в адрес ее платья, волос, или, чего уж там, того, при каких обстоятельствах они встретились сегодня.
Успокоить выплеснувшуюся горечь было сложнее, чем сдерживать время от времени, пытаясь не слушать упреки в свой адрес, игнорировать попытки вывести ее на искренний разговор, анализируя каждое слово в попытке сформировать окончательный образ и добить.
Пряча руки в карманах и будучи не в силах отвести взгляд от обернувшегося столь знакомого лица, она остывала, возвращая прежнюю непринуждённость в тон голоса, изогнутых в вопросе линии бровей.
Было бы удивительно вести подобный разговор прямо под статуей Антэроса, но в их сегодняшней встрече и первых сказанных друг другу словах было не меньше странностей. Она понимала, что зря погорячилась и вопрос на самом деле не имел и тени упрёка, обвинений, к которым она привыкла. Может ее хотели таким способом поддержать, вывести из безмолвия, а она в ответ лишь сжалась, всеми силами оберегая своё колеблющееся я.
- Я редко выхожу на улицу в такое время. Обычно сижу дома, только вот не сегодня, - на выдохе отвечает она и подходит ближе, - а ты почему здесь?

Отредактировано Rachel Chambers (29.11.17 06:38)

+1

7

Седрик понял, что ему никогда не постичь того, что творилось в юной белокурой головке Рейчел Чемберс. Когда он был груб и резок с ней, она обижалась и проказничала больше, или обижалась и уходила, или просто тихо проклинала. А вот теперь он ласков, готов поддержать и снова не угодил. Девчонка резко остановилась, будто, не желая дальше идти с ним, а он, в очередной раз, не понимал, что происходит. Что он сделал или сказал не так? Полез не свое дело? Может, и вправду, это не его дело, как и где себя чувствовать рейвенкловке, но зачем тогда она позвала его, если не поболтать по душам? И только слова девушки, на которые она никогда не была скупа, давали понять, что именно ее возмутило, а, может, даже огорчило. Она поняла слова Диггори со свойственным ей обычным восприятием его слов. Она решила, что он снова говорит о ее не самом легком характере и о ее не совсем стандартном поведении, пытаясь уличить в чем-то или указать на ее ошибки. Но насколько же надо быть мнительной и неуверенной в себе, чтобы думать, что любая фраза, обращенная к ней, обязательно должна быть пропитана сарказмом или гневом. Или это происходит настолько часто, что она уже не может поверить, что с ней можно говорить о чем-то ином? Но вопросам, внезапно родившимся в голове у хаффлпаффца, не суждено было получить ответ или дальнейшее развитие, рейвенкловка, резко передумав обижаться, снова подошла, совершенно меняя тему разговора. Однако, Седрик не хотел оставлять обиду рейвенкловки где-то у нее в подсознании, ведь для этого сегодня совершенно не было причин. Неторопливыми шагами навстречу сократив оставшееся между ними расстояние, Седрик оказался рядом с кутающейся девушкой. Заглядывая в зеленые глаза, юноша коснулся ее плеч, начал слегка растирать их, чтобы согреть от холода, или чтобы привлечь внимание, или вовсе показать, что он не настроен враждебно.
- Насколько же надо быть своенравной и делать все по-своему, чтобы даже слова мои так переврать. – Не удержался от улыбки хаффлпаффец. – Я имел ввиду твою семью, твоего отца, который не любит магию, и все эти маггловские приемы, на которых ты должна быть простым магглом, а не уникальной волшебницей. Где ты должна скрывать свою истинную суть, быть не такой, какой создала тебя природа.

+1

8

Она накрыла его ладонь своей, извиняющимся взглядом стараясь сгладить ситуацию и возросшее сперва напряжение, но Седрик, будто почувствовав, перехватил инициативу и тогда она робко, стараясь не заглядывать в его тёплые глаза, произнесла:
- Прости... я хочу, чтобы ты думал обо мне лучше, - прикусывая нижнюю губу и отводя взгляд в сторону фонтана, - и если мы сейчас же не спрячемся в кафе, то я буду виновата в том, что ты замерзнешь. - Опуская свою руку вместе с ладонью Седрика со своего плеча, переплетая пальцы, она обернулась по сторонам в поисках подсвеченной мерцающей гирляндой знакомой вывески и ещё раз напоследок взглянула на темную статую на верхушке фонтана, пронзающую своим величием январское небо Лондона.
Они шли молча, каждый увлечённый своими мыслями. Она же прокручивала снова и снова сцену их сегодняшней встречи у «Эпсли», до конца не веря, что этому было суждено случиться.
Как и год назад, в кафе ее встретили знакомой улыбкой, за которую она была отдельно благодарна хозяйке, вышедшей из-за стойки и направившейся к ним. Высоко собранные волосы, улыбка и взгляд, задающие слишком много немых вопросов.
- С какой композиции на этот раз сбежали? - Переводя взгляд с Рейчел на ее спутника, воодушевлённо захлопав большими, как пауки, ресницами.
- С Гершвина. Странно, что они вообще решились его играть, - отвечала она, снимая пальто, свободно накидывая на свои плечи и присаживаясь за столик у окна, пододвигая небольшую книжечку-меню Седрику, - так или иначе, это было хорошее сопровождение для побега. Большой чайник травяного и небольшой бисквит - согреться и заесть все эти танцы, Хелен.
- Отлично! Спасибо за подарок, дочке очень понравилось, все лето проходила в ней. Сегодня за счёт заведения, праздники - дело хитрое. Чего-то желаете? - Обратившись непосредственно к юноше, изучая его лицо, улыбаясь ещё обаятельнее, наклоняясь, поправляя салфетки, а приняв заказ, хозяйка уходила медленно, будто ее вот-вот позовут обратно.
Убедившись, что в заведении никто за соседними пустыми столами не станет их слушать, Рейчел переводит взгляд на сидящего напротив Седрика, в попытке начать свой монолог со зрительного контакта.
- Могу поспорить, что ты знаешь, каково это нести ответственность не только за себя, но и за других. За то, что себе напридумывал кто-то, и каждый раз, разрушая этот воздушный образ, сталкиваться с обидами и злостью...
Марк должен был стать военным, по мнению, планам отца, а уж никак не тем, кем он есть сейчас. На худой случай поступить в один из университетов Британии и изучать дипломатию. В самом худшем случае - экономику. Но мой брат стал главным разочарованием, потому что ни в какой известный университет не собирался, а о карьере военного отзывался, как о скучно проведённом времени. Естественно, что мама начала защищать его, и тут же была обвинена во всех известных человечеству грехах. – Смеется, будто сама мысль не может не вызвать подобной реакции, берет в руки салфетку, пытается что-то рассмотреть, а рассмотрев сжимает сильно, хотя потом все равно скидывает на стол.
- Я же... меньшее разочарование, потому что девчонка, у которой, по маггловским стереотипам все ещё впереди, и то, что она не такая, не должно повлиять на ее способность найти себе того, кому в последующие годы жизни будет готовить и скрашивать своим присутствием будни; да, это звучит дико для пятнадцатилетней, которую это не должно заботить, но когда тебе промывают этим мозг, начиная с сензитивного периода, ты невольно задумываешься, в своём ли ты уме. И да, я знаю значение слова сензитивный, мне приходится знать, наравне как проводить все каникулы, изучая не магию, а то, что происходит в мире, в отдельных областях, науке; как правильно сервировать стол и как отличить стиль письма Артюра Рембо от позднего Поля Верлена.
Меня разрывают два разных мира и в каждом из них я должна быть лучшей, просто потому, что этого от меня ожидают. И было бы легко отказать в приоритетах одному, и погрузиться с головой в другой, если бы я сама знала, какой из них мне дороже. Я не завидую тем, кто оказался в такой же ситуации, что и я, а такие люди есть. Рано ли поздно нам предстоит принять решение.

Отредактировано Rachel Chambers (30.11.17 08:26)

+1

9

Ответа на свой вопрос, заданный дважды, Седрик так и не дождался, но совершенно не собирался обижаться и уж тем более настаивать. Это было ее дело, и, судя по всему, она просто не хотела это обсуждать. Зачем Седрик вообще полез к ней с подобными расспросами? Увлекаемый девчонкой, Диггори постарался полностью освободить свою голову от того, что было между ними раньше, от всех мыслей, предрассудков и устоявшегося мнения, которое теперь таяло с каждым новым словом рейвенкловки, иначе все общение грозило быть отравленным недоверием и скептическим настроем, а этого он больше не хотел.
Официантка в маггловском кафе так странно смотрела на Седрика, что он засомневался, не забыл ли наложить на себя заклятие, чтобы выглядеть, как все маггл, но, взглянув на себя, понял, что все в порядке, и женщина просто удивлялась, что Рейчел привела кого-то нового. Диггори не торопился следовать примеру Чемберс, и остался в пальто, все еще не доверяя этому странному месту. Необычное меню не говорило ему ни о чем, поэтому, аккуратно отодвинув книжку на середину стола, Седрик, немного более хмуро, чем хотел, посмотрел на официантку.
- Мне то же самое. – Даже не вникая в заказ девушки, негромко произнес юноша.
Доброжелательная женщина разговаривала с Рейчел, как с племянницей или же с очень хорошей знакомой, кроме того Рейчел еще и подарки ее дочери дарила. От всего этого Седрик почему-то ощутил себя очень неуютно. Перед ним была, как будто, совершенно другая девушка, абсолютно другой человек. Словно вторая личность Рейчел полностью вытеснила ту другую, оставив кроткую и милую девушку, робко смотревшую ему в глаза. И сейчас Седрику было трудно отвести взгляд, он впервые не хотел нагрубить или дать затрещину девчонке напротив и совершенно не знал, как дальше себя вести. Она заговорила первой, рассуждая об ответственности, но хаффлпаффец пока смутно представлял, к чему она ведет. Дальше речь пошла о брате, и все стало постепенно вставать на свои места. Теперь он понял, почему она промолчала тогда, когда он задавал ей вопрос, - ответить на него одним предложением было просто невозможно.
Отец Рейчел и Марка был как раз случаем неприязни к не подобным себе, но только со стороны магглов.  У него были свои планы на детей, и он сильно негодовал по поводу того, что не суждено будет осуществиться. Или Седрик так считал, уверенный в том, что родиться волшебником не плохо и не хорошо, это данность, и если ты такой, то должен жить той жизнью, какая тебе больше подходит. Но у Рейчел было свое мнение на этот счет. Теперь юноша понимал всю природу двойственности ее характера, ее нрава. Вынужденная жить сразу в двух мирах, не понимающая, чего хочет, но не смеющая ослушаться отца-тирана, а именно таким Седрик видел его сейчас, она совершенно запуталась в том, кто она в действительности и кем хочет быть. Девушка замолчала, и Седрик не сразу нарушил эту тишину, все еще вглядываясь в ее печальные глаза. Добрая женщина с травяным чаем чуть дольше продлила это молчание, позволяя хаффлпаффцу сосредоточиться, чтобы облачить мысли в слова.
- Послушай. – Начал Седрик, который теперь прекрасно понимал ощущения Рейчел, но имел свои убеждения на этот счет. – Ты никогда не думала, почему родилась вол… такой, какая ты есть? Если природа наделила тебя этим талантом, разве не чувствуешь ты тягу к миру, в котором ты живешь уже пятый год?
Седрик почувствовал, что ему становится жарко от рассуждений, и он быстро расстегнул пальто, скидывая его на диванчик рядом с собой.
- Твой сензитивный период происходит сейчас. Ты должна решить не зависимо от того, что тебе внушает человек, который понятия не имеет, каково быть такой, как ты. И ты доверяешь ему? А что говорит твоя мать? Кроме того, всего через два года ты станешь совершеннолетней, и тебе тогда точно ни перед кем не надо будет отчитываться.
Разговорившись, Седрик не заметил, как начал разливать уже заварившийся чай в две кружки, одну подобдвигая своей собеседнице.
- Нет, дело, конечно, твое... Но я вообще не понимаю, как можно променять нашу жизнь на ЭТО. - При последних словах Седрик обвел рукой маггловское кафе, немного возбужденно смотря на Рейчел.
Только сейчас осознав, что разошелся ни на шутку, Седрик слегка успокоил взгляд, смутившись своих эмоций. Нужны ей его советы, как крупу пятая нога, неужели она его послушает?

Отредактировано Cedric Diggory (30.11.17 18:24)

+1

10

От переполнявшего ее эмоционального напряжения нужно было избавляться, приглушить традиционным способом, призвав другие ощущения. Потому она подозвала улыбчивую хозяйку и взяла себе ко всему и чашку чёрного кофе с красным перцем, зная, что медлительность в этом деле может обернуться и для неё, и для ее спутника не лучшей стороной, отодвигая только что налитый чай.
- Нет, не думала, почему, как ты говоришь, природа так позаботилась обо мне. У меня не было на это времени, я училась в обыкновенной начальной школе, друзьями были такие же обычные дети по соседству, читали мне такие же обычные сказки на ночь, как и всем детям. Нет, Седрик, я не смогу принять решение так быстро, у меня нет стимула откинуть один из миров, но сполна внутренних, терзающих сомнений. - Чашка кофе торжественно приземлилась на стол, помешивая густой и пряный напиток, Рейчел продолжила:  - Каково это, спросил ты. А что мне ответить внятного, когда ты о своих особенностях узнаешь только тогда, когда брату приходит письмо из Школы и матери ничего не остаётся, как рассказать все, как есть?
Помню, она тогда ещё достала свой гриффиндорский шарф и я ходила в нем всю зиму и весну, чуть не спала в нем. Да, у неё были свои причины скрывать это, я не могу обвинять ее. Но отделаться от чувства, что я всем должна во всем, не могу. Да, это не даёт мне права вести себя так в школе... ну ты понимаешь, о чем я. - На этом тему семьи можно было закрыть, не поддаваясь желанию ворошить столь непримиримое прошлое, настоящее от которого мало чем отличалось.
- Этот мир не так плох! Попробуй бисквит - хозяйка сама делает, летом ем вместе с мороженным, безумно вкусно! В мире этих людей есть какое-то внешнее очарование, его нельзя не любить, а магия, это скорее внутреннее, идёт от сердца.
Рейчел повернулась к окну, давая шанс собеседнику обдумать ее слова, она не сомневалась, что именно он готов был слышать ее, где-то не понимать, но молча и внимательно слушать.
Улица становилась все более опустошённой, не смотря на инсталляции, украшенные деревья и прожектора - вкушай аромат зимнего вечера, чего сидеть в четырёх стенах и наглаживать кота, или кого-то по типу акромантула - каждому свою зверюшку подавай. И то, что сейчас наблюдала Рейчел за окном, приводило ее в некоторый ступор. Не так далеко от фонтана, где не так давно они останавливались с Седриком, стояла парочка. Стояла? Мягко было сказано. Рука парня проворно скользнула между пуговиц ее пальто и не спешила обратно, как и взгляд Рейчел, сосредоточенно пытаясь очертить фигуры и лица, прильнувших друг к другу людей. Их незамысловатый танец больше походил на что-то более горячее, на секс, отчего у Чемберс основательно пропал аппетит, так и оставленный расковырянным блестящей, чуть ли не новой, ложкой.
На секунду их лица попали в луч света, но все равно разглядеть этих двоих было сложно, Рейчел видела, как они сплелись в безумном поцелуе, стараясь завладеть друг другом, обвенчаться посредством касаний губ и рук...
- Прости? - Она отвлекается, делает спасительный глоток кофе и, возвращая обратно взгляд в заледенелое окно, приподнимает бровь в удивлении - никого у фонтана уже не было.

+1

11

То ли чай недостаточно заварился, и Седрик рано разлил его по чашкам, поэтому она отказалась от него, заказывая кофе, то ли его рассуждения показались ей слишком настойчивыми или восторженными, или просто не понравились, но девушка всем своим видом показывала несогласие с юношей. Вся эта ситуация не виделась ей так же отчетливо и неоспоримо, как Седрику, у нее было маггловское прошлое, да, и настоящее, впрочем, тоже было маггловским, и только несколько месяцев в году она проводила в школе, отбывая там срок, словно повинность, но снова возвращаясь сюда. Именно так теперь хаффлпаффец видел все, что происходило с Рейчел. Если все вокруг возвращались в Хогвартс из дома, то Чемберс возвращалась домой из Хогвартса. Она говорила о мире магглов, как о чем-то родном и бесконечно дорогом, и это было логично, ведь она родилась и выросла в нем, но Седрик все равно не мог понять, что ее так держит здесь, где она «всем должна во всем». Эта странная привязанность, почти мазохистская, никак не укладывалась в голове хаффлпаффца, хотя все можно было бы объяснить тем, что здесь у нее были родственники, а там никого. Но ведь ее брат не собирается покидать волшебный мир, что еще нужно?
Рейвенкловка отвлеклась, заглядывая в окно, а Седрик, не желая ее отвлекать, решил попробовать бисквит, который, и вправду, оказался очень вкусным, как и травяной чай. Но эти мелочи жизни ведь есть и в его мире. Наконец, она вернула свое внимание на юношу, а он был рад такой передышке в разговоре, ведь теперь снова был готов на новый приступ к крепости.
- Этот мир не плох, я этого и не говорил. Но он недостаточен для тебя. Ты здесь задохнешься. Ты можешь смириться с решением отца, но не факт, что в будущем твои дети не унаследуют твой «талант». – Седрику было странно говорить о таком далеком будущем, но она первая начала, а он только подхватил. – И тогда все повторится. И это, конечно, не повод. Не стоит что-то менять ради будущего, которое может и не произойти. Но, ты же не сможешь полностью отказаться от магии. Она в твоей крови, в каждой клеточке, и она будет рваться нарушу всегда.
Седрик налил себе еще чай, отведя взгляд на кружку, чтобы сделать передышку в своих уверениях.
- Я не говорю, что надо решать срочно, у тебя еще три с половиной года обучения впереди, и ты еще сто раз передумаешь. Я говорю тебе о том, чтобы ты хотя бы допустила мысль о том, чтобы быть частью того мира, к которому принадлежала еще до своего рождения. А не выполняла то, чего от тебя ожидают, на подсознании считая, что так правильнее.

+1

12

Он был прав, и каждое и его слово отзывалось в ней, мелькало образами в сознании и оставалась, просто закрепляясь в памяти, как и то, какими был его взгляд в этот момент, что делали руки, как двигались губы и о чем говорил наклон головы в ту или иную секунду. Он говорил о ее будущем, она улыбалась и поднимала взгляд, блуждающий в рассуждении, зависший на свете ламп, нисходящим потоком водопада обрушивающийся на неё, и тогда она возвращалась в плен его понимающих и поддерживающих светлых глаз.
- Я думала о будущем... - тихо отзывается она и придвигает к себе чай, остывший, но не успевает попробовать, - я не поступлю как мать, не закроюсь от себя, не пойду против целого мира, что так бережно дарил мне наилучшие воспоминания. Знаешь, я уже подумывала, куда поддамся после школы. Никто об этом ещё не знает, только не смейся, - двигает салфетницу куда-то в сторону, замирает и, сложив руки перед собой, договаривает, - мечтаю попасть в ВАДИ, ту самую волшебную академию, придётся постараться, работать над собой, но я готова. Мою энергию надо перенаправить на что-то более полезнее, думаю, тут ты спорить не станешь. Надоело уже меня ловить и наказывать? - Воодушевленная тем, что открылась, протягивают руку навстречу, берет чайник и доливает зелья в почти опустевшую чашку, не свою. Все ещё отказывается есть свой некогда любимый десерт, слушая внимательно, выхватывая каждое слово, не успевшее опуститься пылинкой на гладкую поверхность.
Минутная стрелка отбивала свой ритм, раз-два-раз-два, ей в такт звонил телефон из кухни, разрывая повисшую немоту. Хозяйка спряталась в одном из служебных помещений, официантка, одна на всю смену, пропала невесть где. Пустые и чистые столики, расставленные в замысловатом порядке, известном кому-то свыше. Стать бы свидетелем этой картины, отдалиться и посмотреть на них со стороны, чужими руками открыть дверь кафе, сесть за стол напротив или рядом, молчаливый и невидимый, несуществующий зритель.
Стрелка все ползла вперёд, или назад, тик-так-тик-так, замирала, шажок вперёд-назад, тик-так-тик-так.
Недопитая чашка кофе с нежно-розовым отпечатком ее губ, рядом полная чашка травяного чая, потерявшая аромат мелиссы и мяты, растерявшая своё былое тепло, но на фоне разрушенной бисквитной башенки выглядящая достойно.
В светильниках на потолке, и тех, что развешаны на стенах, падает напряжение. Происходит сбой. Никто ничего не говорит, а хозяйка не появляется заверить их в безопасности обстановки. Становится ещё темнее, и ещё, пока единственным источником света не остаются отблески фар проезжающихся неподалёку машин. Это им не кажется. Это происходит в реальности - ущипните друг друга и проверьте на правдоподобность эту вселенную. Вместо этого ее взгляд стрелой попадает точно в цель - не задевая радужки, точно в центр, под углом, снизу, чтобы не задеть ресниц.
Ей не нужна магия, чтобы все вернуть в первоначальное состояние, не нужна палочка, хранимая во внутреннем кармане пальто, специально сшитым продолговатым и прочным. Ей достаточно вернуть все одним только желанием и она не делает этого.
- Видимо... сбой в подаче электричества, - тихо говорит она, веря самой себе.

+1

13

Рейчел так странно смотрела на Седрика, что ему было тяжело отвечать ей прямым взглядом в глаза. А странность заключалась, скорее, во внимательности и будто наблюдательности, от чего он чувствовал себя не слишком свободно, поэтому ему стало немного легче, когда она заговорила, отвечая ему. А когда она коснулась кружки с чаем, налитым Седриком для нее еще в начале разговора, юноша понял причину такого пристального взгляда, - она внимала его словам, и, похоже, ему удалось быть настолько убедительным, что блондинка, будто прониклась и решила попробовать на вкус его слова. Но все оказалось намного проще. Рейчел, хоть и рассуждала так рьяно о маггловском мире, все же мечтала связать свою судьбу с волшебным миром, планируя поступать в волшебную академию искусств. Но Диггори совсем не понимал, над чем он должен был смеяться, когда она попросила этого не делать. Ему показалось, что это было лучшее решение Чемберс за всю историю ее существования. Отпивая свеженалитый чай, Седрик смог снова с улыбкой открыто заглянул в глаза Рейчел.
- Ты издеваешься? Это академия же просто создана для тебя. Они тебя там с руками и ногами оторвут. Только революцию сразу не устраивай, пусть они попривыкнут к тебе.
Новость о волшебной академии сильно порадовала хаффлпаффца, он был просто вне себя от восхищения и воодушевления. Он вполне обычно относился к магглам, не считая их ущербными, но всегда думал, что раз мир был так разделен, то так и стоит дальше делить его, не смешивая. Поэтому ему всегда было горько, когда он узнавал, что кто-то сознательно отказывался от колдовства.
За всем эти внутренним ликованием Седрик не заметил, как стало невероятно тихо, настолько безмолвно, что, казалось, можно было расслышать, как булавка упадет на каменный пол кафе. Они были здесь совершенно одни, и когда погас свет, и в зал никто не вышел, юноша именно так и ощутил себя - одиноко и отчужденно. И только большие зеленые глаза, отражавшие свет, проникающий с улицы, заставляли его ощутить, что он не один, и их спокойный взгляд заставлял снова расслабляться.
- Я не удивлен, твое присутствие где угодно и с кем угодно даст сбой. – Произнес Седрик в обычной своей манере разговаривать с рейвенкловкой, но в этот раз без тени раздражения или негодования. В этот раз он сказал это очень тихо, почти шепотом, не отводя смиренных глаз, игриво улыбаясь одним уголком губ, давая понять, что это вовсе не плохо в некоторых ситуациях.

+1

14

[indent] В полутьме она берет чашку холодного чая и делает несколько глотков, отзывающихся пульсирующей болью в голове. И не подгореть ведь - поколдуй немного и тебя закроют в Азкабан надолго, а теперь смиренно сиди и жди своего совершеннолетия. Оглядывается по сторонам в поиске хоть одной живой души кроме них и не прячет свой взволнованный вздох, понимая, что все это неспроста.
[indent] - На самом деле, это не привычно для такого заведения. Мадам Поль уже давно бы запустила генератор, на крайний случай вернулась бы со свечами! - Чуть более надрывно говорит она, но не спешит вставать и отправляться на поиски хозяйки, сколь бы правильным ни было это решение. Она позволяет себе опустошить чашку со скоростью проезжающей в нескольких метрах от них машины и долить ещё холодного, но насыщенного отвара.
[indent] Его последние слова она толкует по своему, выискивая символизм и подтекст в каждом, деля на морфемы, умело отбирая буквы и звуки в два сосуда. Отдельно закидывая свои догадки о происходящем в стакан безмолвия.
[indent] - Она не могла просто взять так и уйти. - С напором отзывается Рейчел не на его вопрос, оставляя повиснуть размышления в сантиметре от её рук, которые едва касаются ободка керамики. И ей начинает казаться, что Седрика ничем не проймёшь, не испугаешь, не оттолкнёшь. Его стойкая позиция, переплетенная со светлой головой, талантом быть лучшим во всем, казалось, выработали иммунитет к её безумству, отталкивая не барьером, а впитывая, задерживая  неподалеку, но не пропуская сильно внутрь.
[indent] Впервые за столь долгое время их знакомства он не даёт ей отпор, не начинает переворачивать слова другой стороной монеты, не задерживает на ней хмурого взгляда, не пытается уличить, не наказывает, не сопротивляется ей, но и не поддаётся. Ровным счетом, он не делает ничего, чтобы вызвало неоднозначную реакцию, рефлекторно не призвав все самое худшее в ней. И все это она сопровождает своим «она не могла просто взять так и уйти». По чистой случайности где-то невдалеке вспыхивает свет, так близко, что глаза слепнут на пару секунд, казалось привыкают и снова погружаются в тьму, причудливой тенью наступая с трёх сторон.
[indent] Где-то что-то падает, звонко взрывая подступившую тишину, раскатывается эхом, бусинами по полу разбегаясь в разные концы пространства, но последующее безмолвие ужасом пробегает в её взгляде, отчего, забыв про все, она руками тянется через весь стол к Седрику, задевая, но не опрокидывая чашки, чайник, тарелки. Её пальцы застывают в молящей позиции, готовые ухватиться за спасение, предзнаменованное в столь поздний для этого час.
[indent] - Что это было? - Шепчет Рейчел испуганно, не позволяя себе повернуть голову и взгляд в сторону источника шума, она лишь делает попытку начерпать внутри себе как можно больше храбрости и поддаётся самой себе - закрывает глаза.

+1

15

Только в темноте начинаешь обращать внимание на все мелочи, что окружают тебя. Теперь, когда визуальное восприятие мира было немного ущемлено, обострялись остальные чувства, заставляя слышать каждый шорох, ощущать шероховатость стола подушечками пальцев, чувствовать присутствие рядом человека и ощущать остальную пустоту вокруг. Рейчел выразила свое недоумение по поводу нерасторопности хозяйки и нервно набросилась на остывший чай, но Седрик не шевелился, не зная, что делают магглы в таких случаях и доверяясь девчонке и хозяйке кафе. Но поведение рейвенкловки было далеко от той непринужденности и спонтанности, с которой привык ассоциировать ее юноша, она как будто волновалась или даже тревожилась, ерзая на месте и пытаясь чем-то занять руки. Хаффлпаффцу было даже забавно наблюдать за такой трепетностью, которые так шли ее юному личику. Но в следующий миг лицо девчонки исказилось каким-то подобием страха, когда мерную тишину нарушил шум падения чего-то тяжелого. Седрик же только удивился от внезапного грохота и не увидел в этом ничего страшного. Улыбнувшись такой милой инфантильности, совершенно не подозревая до этого, что Рейчел Чемберс может бояться темноты и спонтанных звуков, Седрик зашептал:
- Наверное, мадам Поль пытается справиться с проблемой, но пока не очень успешно.
Диггори осмотрелся, желая убедиться, что за ними точно никто не следит, выглянул в окно, за которым в этот момент было абсолютно безлюдно, и в пару движений оказался на диванчике рядом с Рейчел, на ходу доставая палочку. Трансфигурировав из солонки свечу, он зажег ее, а затем подогрел обе кружки с чаем. Запах плавившегося воска смешался с ароматом чая, заставляя забыть о страхе, а теплый свет свечи создавал атмосферу уюта, прогоняя прочь навязчивые мысли.
- Так, значит, драма? – Пряча палочку, заговорил Седрик уже обычным голосом, улыбаясь уголками губ. Но замечая не совсем понимающий взгляд Рейчел, поспешил добавить:
- Если что, аппарируем в любой момент. – Чуть тише произнес Седрик, объясняя, зачем пересел к ней и одновременно желая успокоить ее богатое воображение, которое уже, наверняка, породило кучу чудовищ в темноте.

Отредактировано Cedric Diggory (03.12.17 22:53)

+1

16

[indent] - Да, твоя правда, - открывает глаза на голос и облегченно опускает плечи, - это должно быть старый генератор и они держат его во внутреннем дворе для безопасности. А поскольку праздничные дни, то она по доброте прогнала официантку домой к семье, а теперь сама пытается справиться с устройством. - Догадывает Рейчел и переводит взгляд на стол в то время, как начинает происходить магия, разрешённая только совершеннолетним волшебникам. Да, - соглашается она мысленно, - без этого было бы намного сложнее и скучнее жить. Тем временем Седрик уже вовсю старался скрасить вечер, помещая маленький огонёк напротив окна, отражённый пляской пламени в стекле, нагревал остывший по ее вине чай. Только и оставалось, что очаровано хлопать ресницами и улыбаться. Теперь можно было продолжать без тени сомнений и опасений свой разговор.
[indent] - Не думаю, что это будет клише, Шекспир или там Ибсен, для волшебного мира они далеки, но и Бидля ставить - дурной вкус, да и поговаривают, что во время постановок его сказок происходят жуткие вещи. - Если все записать дословно, то говорила она почти как взрослая, зная наверняка, о чем шла речь и даже немного больше того. Увы, на подобном представлении она была только раз: тогда рыжеволосые, должно быть ирландцы, волшебники-актеры ставили одну из легенд про Банши и эльфийского принца, до слез с сентиментальным концом, затмевающим взрывную кульминацию, где тот самый принц ради спасения возлюбленной подсыпает ей в напиток яд. Такое только и смотреть четырнадцатилетним, - жаловалась бабушка, придерживая своими раздрагоцененными в подобие сапфиров и рубинов пальцами чашку крепкого и ароматного кофе в одном из ближайших от волшебного Драматического Театра кафе, держала на манер аристократов, изящно выставив мизинец в сторону, чем и забавляла жующую кремовый бисквит Рейчел, уже вовсю замечтавшуюся о карьере актрисы, но сбитую с толку отнюдь не хвалебными отзывами своей любимой бабушки.
[indent] И сейчас, год спустя, она снова заговорила об этом, хотя все время и держала в секрете свои маленькие, но драгоценные, как те кольца и перстни, мысли.
[indent] - Не так давно я поняла, что это единственный способ мне привнести в наш мир немного  красоты. Миру, где столько всего нехорошего, и приходится быть нехорошей, чтобы не разочаровывать других, хочется дать ещё один шанс. - Говорит она, придвигая к себе подогретый усилиями Седрика чай и делает глоток, улыбается сама себе в чашку, пытаясь скрыть смущение от вспыхнувших в фантазии мыслей, реагируя на его более близкое присутствие и предложение о внезапном побеге на случай, если все случайное не случайно.
[indent] - Интересно, если бы мы аппарировали, моя мама, эдакая всемогущая волшебница, не державшая тринадцать лет палочку в руках, смогла бы это вычислить и потом хорошенько меня наругать?

Отредактировано Rachel Chambers (04.12.17 11:54)

+1

17

Седрик очень странно чувствовал себя в этом темном и пустом маггловском кафе, но никак не мог понять, что именно вызывало эти странные ощущения, и в чем конкретно эта странность заключалась. То ли незнакомое место не внушало ему доверия, то ли непредвиденная ситуация со светом вводила в недоумение, то ли вообще вся эта встреча с девушкой, которая обычно вызывала лишь раздражение и негодование, просто выбрасывала юношу за рамки его обычного восприятия хода вещей. Он пытался понять, в какой момент он допустил то, что сейчас имело такое необычное развитие, - они пили чай в неизвестном месте, при свечах, разговаривая о драме. О драме. С Рейчел Чемберс. Но это не казалось Седрику неправильным, и, наверное, в этом и была странность.
Рейвенкловка, будто, отошла от оцепенения, открыв глаза и переведя взгляд на плоды нехитрых трудов хаффлпаффца, довольного теперь своей работой благодаря реакции девушки. С облегчением расслабившись, она, скорее, сама себе, чем Седрику, объяснила все то, что произошло несколькими минутами ранее, заставляя и Диггори расслабиться логичными разъяснениями. Но больше его успокаивало то, что Рейчел теперь открыто разговаривала с ним, не стесняясь, рассуждая о драматургах со знанием дела, так по-взрослому и от этого с каким-то новым очарованием, исходившим не от ее кротких жестов или светлых волос, а откуда-то из глубины ее существа, источалось вместе со словами, вместе с блеском больших завораживающих глаз. Однако, последние слова Рейчел заставили Седрика очнуться от созерцания и чуть смутиться от того, что так откровенно разглядывал свою собеседницу. Поспешно обхватив руками теплую кружку, юноша все же не торопился подносить ее к губам.
- Ты говорила с мамой об этом? Каково ей живется так? Мерлин, тринадцать лет! Неужели она ни разу не пожалела?
Диггори снова вспыхнул, все еще находясь в непонимании того, что движет людьми в таких случаях. И как у них хватает силы воли.
- Надеюсь, ты все же сделаешь правильный выбор, и я увижу тебя на сцене, немного гордый за то, что приложил к этому руку… - Договорил Седрик, глядя на кружку, и стесняясь говорить такие вещи в глаза.

+1

18

[indent] Она садится в полуоборота, так, что бы быть услышанной при шепоте, но и чтобы не сильно смутить своего собеседника, она ставит руку, как опору, на ребро дивана, предполагая, что этот разговор может затянуться очень надолго, и только найдя своим взглядом чашку, она со свойственным ей порой спокойствием отвечает тихо, так, будто кто-то все ещё может подслушать их беседу, будто здесь, в глубине кафе, которое и кажется Седрику не больно и очаровательным, судя по тому, как он все осматривает, здесь может быть кто-то ещё, или же она попросту себя пугает этой мыслью.
[indent] Только больше пугает его вопрос, казалось бы, переведём с шутки на риторику и закроем тему, но нет, на периферии своей души она благодарит за возможность взглянуть хоть разок на всю ситуацию, оправдать дорогого человека, не делая поспешных выводов не в пользу матери. И когда его вопрос снова звучит повтором в сознании, она отвечает:
[indent] - Депривация и боль. Вот почему она отказалась на время от волшебного мира, заменив хорошей подделкой по типу этого, - Рейчел уверенным жестом показывает в сторону улицы, - да, мне приходится знать слово «депривация», дабы не выглядеть глупо во время светских ужинов, так излюбленных отцом. - Напряжено вдыхает исходящий аромат трав, блуждающих в чайнике и чашках. - Обычно на такой смелый шаг подталкивает человека определенная критическая ситуация; я не говорила с ней по душам об этом, но из того, что знаю, смею предположить наихудшее. Она училась в нашей школе, как ты уже мог заметить, у неё были друзья, люди, которых она любила со свойственным ей теплом и заботой. Но они умерли. Кто-то ещё близкий ей не то умер, не то попал в ситуацию безвыходности. Она не смогла простить себе бездействия, думаю, чувствовала свою вину за происходящее. Не смирилась, отчего весь этот мир показался ей наихудшим испытанием, наполненным болью и утратой. - Рейчел наклоняется к столу, выпуская из руки заставшую ткань платья, все неровности проскальзывающие от пальца к пальцу и берет в руки свою чашку, умело согретую вниманием её собеседника. - Но я знаю одно наверняка - если её семье будет грозить опасность, она сделает все, что от неё потребуется, не будет медлить и пойдёт против себя. Я поступлю также, потому и я чувствую свою ответственность перед отцом и его мечтами о моем будущем. - На последних словах где-то в стороне что-то шкрябает, щёлкает и девушка реагирует, но уже без страха, вопросительно поднимая брови и качает головой. Это всего лишь хозяйка, заботливо пытающаяся исправить ситуацию с электричеством, вместо того, чтобы закрыть кафе и отправиться к дочери домой. 
[indent] - Но знаешь, какой бы нестерпимой боль не была, сильных людей она заставляет творить, сублимировать, переводить свои страдания из сферы эмоционального в творческую. За это время она написала свои лучшие работы, это я знаю наверняка, я читала.
[indent] И сейчас, после слов Седрика о ней, Райчел Чемберс, возможном будущем, она воодушевляется, загорается вся и возвращает чашку обратно столу, дабы от волнения не пролить на себя или него чай.
[indent] - То, что я уже не одна в своих мечтах, для меня имеет большое значение. Имею ввиду, что ты не отговариваешь, не смеешься над ними, чего я боялась больше всего. Спасибо тебе за поддержку. Я не смею говорить об этом с кем либо, чего-то боюсь, возможно излишней субъективности.

Отредактировано Rachel Chambers (05.12.17 22:24)

+1

19

Седрик не собирался лезть так глубоко в личные дела семьи Чемберс, не хотел затрагивать столь безотрадные темы, окрашивая их встречу мрачными тонами, но именно этого он и добился своими неосторожными вопросами. Слишком простодушный, он редко вкладывал в свои высказывания какой-то тайный смысл, предпочитая говорить прямо и открыто и именно то, что хотел сказать. И всегда старался избегать неприятных собеседнику тем или разговоров, которые могли бы заставить встревожить самые потаенные уголки души, подняться на поверхность самые глубинные и далеко запрятанные воспоминания, не считая себя в праве делать это до тех пор, пока его не попросят об этом. Но сейчас его спонтанные слова вызвали целый поток рассуждений, мириады воспоминаний, облаченных в слова, которые заставляли юношу напрягать взгляд и чуть хмуриться от последствий своей беспечности. Но в то же время он был благодарен Рейчел за то, что она все-таки решилась ответить, за ее откровенность и за то, что она не хотела плакать. Наоборот настроена она была очень решительно, и эта решимость заставила Седрика лишь солидарно улыбнуться. Ведь он сам всегда чувствовал эту ответственность перед отцом и готов был все сделать для него и матери.
Отведя взгляд на свои руки, в которых он крутил салфетку, Седрик снова слушал необычную речь рейвенкловки, к манере изложения которой постепенно начинал привыкать. Ему нравились мерный тон ее нежного голоса, спокойный, но не лишенный загадочности взгляд, легкие повороты головы и плавные движения тонких рук. И ему даже думать не хотелось о том, что, когда они вернутся в школу, она снова начнет паясничать, пытаясь задеть или оскорбить его. Он был почти уверен в том, что после сегодняшней встречи все будет иначе. И когда она заговорила уже о себе, Седрик перевел более оживленный взгляд на девушку, внимательнее слушая ее и чувствуя, как губы расплываются в довольной улыбке.
- Не думал, что Рейчел Чемберс может бояться насмешек, и что ее вообще может волновать чужое мнение, тем более зануды старосты с другого факультета. – Диггори улыбнулся еще шире, давая понять, что шутит. – Но если все же тебя интересует мое мнение, то я тебе скажу.
Хаффлпаффец полностью развернулся к Рейчел, опираясь локтем левой руки на спинку диванчика, и теперь уже прямо смотря ей в лицо.
- Это не просто мечта, это вполне осуществимая цель. И все, что от тебя нужно, это твое искреннее желание, ибо таланта в тебе предостаточно. И если бы твои родители увидели тебя на сцене, уверен, они бы сами начали уговаривать тебя остаться там навсегда.
Не отводя взгляда от зеленых глаз, Седрик приподнял правую руку, в которой все еще была салфетка, только теперь это был не клочок бумаги, а небольшая аккуратная скрученная из салфетки роза. Эта идея пришла к нему сама собой, это был внезапный порыв, который он сам себе объяснял, как желание заставить девушку улыбнуться.
- Без магии все же не то очарование. – Протянул Седрик импровизированный цветок, сожалея, что не имеет возможности трансфигурировать ее в настоящую.

Отредактировано Cedric Diggory (05.12.17 22:22)

+1

20

[indent] Скрашенная улыбкой шутка про страхи невольно заставляет её переключить своё внимание и хоть чем-то занять свои руки, но и это выглядело бы подозрительно, она уже было собралась что-то возразить в своей привычной манере, скрыв волнение, даже немного подшутив над этим «занудным старостой», но не успела, к счастью.
[indent] Она слушала его настолько внимательно, что не заметила бы и появившегося внезапно электричества, хотя кафе продолжало оставаться в полумраке, согретое лишь мерцающим и веселым огоньком свечи. Она не заметила бы и вспыхнувшую на улице революцию, хоть центр города и продолжал опустошать себя с каждыми ушедшими минутами. Она не услышала бы и грохот вдалеке от запускаемого фейерверка, хотя именно он освещал и оглушал все окрестности «Эпсли» в данный момент. Она ничего не слышала, не видела, кроме звука его, как казалось ей, заботливого голоса, кроме его губ, чьё движение она ловила весь вечер, прислушиваясь, удивляясь, открывая для себя неизведанное, не боясь пройти, не боясь доверить себя и свои секреты.
[indent] Минутами ранее она оголяет свою биографию, выдаёт не только свои опасения, но и разбирает все своё семейство на отдельные фрагменты, предоставляя Диггори право судить о ее жизни, с которой все очень неоднозначно; кто-то другой на его месте уже давно бы нашёл в ее словах больное место, но он бы этого делать не стал. Она надеялась на это. А ещё на то, что его слова станут реальностью, и ничто и никто не будет ей мешать на выбранном пути, но большее, в чем она нуждалась сейчас, дабы не потерять веру, не потерять мотивацию, это поддержка тех, кому она не безразлична. Поддерживал ли ее Седрик от всей души, или просто хотел побыстрее избавиться от темы разговора, от самой беседы? Его искренность была настолько для неё обезоруживающая, что было проще заставить себя не верить в неё, чем признать реальную возможность.
[indent] Она хотела было рассказать про то, что в тесном рейвенкловском кругу им удалось собрать небезразличных к драме людей, но дальше споров и драк за главные роли дело не пошло. Да и судя по истории Школы, никто и не позволил бы их самодеятельности выйти за пределы гостиной. Она могла часами говорить о любимых пьесах и ролях, но зацикленность на себе является не лучшим двигателем разговора, в котором двое, казалось, разных людей смогли найти что-то своё, сопричастное.
[indent] Он ее удивляет, заставляет ещё больше смутиться возникнувшему по волшебству цветку, в котором хоть и не было привычной магии, но что-то очаровывающее, гипнотизирующее и вместе с тем непроизвольно нежное, ласковое. Она благодарит его взглядом, улыбкой и словом, но не поддаётся внезапно нахлынувшему желанию поцеловать в щеку. Она сдерживает порыв и принимает подарок, согревающий, дарящий золотое тепло сильнее, нежели пламя, огонёк у запотевшего и оледенелого окна. Фокусируется мысленно, перемещаясь со своих размышлений на происходящее настоящее, кладет аккуратно цветок между собой и Диггори, оставшееся и не заполненное пространство между ними двумя, доливает чай и, привстав, пододвигает на свой край стола чашку Седрика.
[indent] - С моими целями мы разобрались, а как насчёт твоих?

Отредактировано Rachel Chambers (06.12.17 08:26)

+1

21

Седрику было все еще немного неловко за то, что он вынудил Рейчел к таким откровенностям, он не был уверен, что Рейчел хотела говорить об этом именно с ним или что вообще хотела говорить об этом. Ему было искренне жаль ее мать, которая так распорядилась своей жизнью, хотя понимал, что, если бы он сейчас остался совсем один, то не бросил бы все и не ушел в другой мир, в котором чувствовал бы себя еще более одиноко и даже бесполезно. Но ему оставалось надеяться только на то, что миссис Чемберс счастлива и не жалеет ни о чем, или, по крайней мере, перестала жалеть.
Рейчел приняла бумажный цветок с такой благодарностью в глазах, будто он был настоящим, и юноша вновь ощутил невероятный подъем в настроении, которое, казалось, начало покидать его от слишком печальных разговоров. Теперь вся обстановка кафе не виделась ему странной и подозрительной, а полумрак и тишина даже привлекали. Маленький ореол слабого света от свечи, окружавший их, заставлял Седрика ощущать себя, словно, в крохотной уютной комнатке, а все остальное пространство кафе, будто исчезло, растворилось. Он совершенно забыл о том, что они в маггловской части Лондона, перестал следить за временем, и совсем уже не ждал, что хозяйка починит свой генератор. Ему было настолько же комфортно и легко сейчас, насколько было безопасно и уютно в его родной гостиной с близкими ему людьми.
В этот упоительный момент совершенно не хотелось думать о делах, заботах, учебе и, тем более, не хотелось рассуждать о будущей профессии, но Рейчел, то ли почувствовав неловкость за то, что разговор только и вертелся вокруг нее, то ли действительно заинтересовавшись целями Седрика, задала этот вопрос, который, хоть и заставил немного нахмурить брови, все же не смог вырвать его из умиротворенного состояния. Она ловко перевела разговор на самого хаффлпаффца, и ему ничего не оставалось, кроме как ответить.
- Значит, мы сейчас разбирались? – Чуть приподнял брови Диггори, все же улыбнувшись. – Я думаю, ты и без моих нравоучений прекрасно чувствуешь, чего хочешь.
Убрав руку со спинки дивана, Седрик уселся чуть удобнее, стараясь не задеть свое скромное творение, которое теперь покоилось между ними. Опустив глаза, он, пожалев, что нельзя сейчас повертеть в руках волшебную палочку, принял довольно задумчивый вид.
- А с моими я еще не разобрался. Точнее, в начале года я думал, что вроде бы знаю, чем могу заниматься, хотя точно не понимал, хочу ли так сильно, ну, знаешь, чтобы посвятить всю жизнь одному делу. Наверное, мне бы хотелось заниматься чем-то важным, но не одним конкретным. Понимаешь? – Седрик, бегло поднял глаза на рейвенкловку, желая увидеть ее лицо и понять, что она думает об этом, но потом снова опустил взгляд на руки, которые теперь теребили пуговицу на рукаве рубашки. - Я думал о работе в Министерстве. Была мысль заняться квиддичем более серьезно. Но… Этот год, этот Турнир все изменил. Теперь я хочу чего-то большего. Но пока не знаю, чего именно.

+1

22

[indent] - Да, именно разобрались! - Засмеялась Рейчел и продолжила слушать собеседника. По мере рассказа которого, она все больше и больше удивлялась в отсутствии четких планов у Диггори. Казалось бы, кто-кто, а он должен знать наверняка, но нет, не все так просто в нашем сказочном мире под названием «хочу».
[indent] - Я думаю. Чем бы ты не занимался, все будет иметь значение. Важно, что оно будет значить для тебя конкретно, в первую очередь. Сейчас тебе сложно определить, в каком направлении двигаться, но я знаю, что ты один из тех людей, которые обретут себя, просто надо дать больше времени. Вот увидишь. Министерство - ответственный шаг, но ты сделаешь его. - Она наклоняется к цветку, крутит его в своих пальцах, неожиданно кладёт на стол и восклицает:
[indent] - Ой! Прости, пожалуйста, мне мое бескультурье, сам знаешь - отбилась от рук с этой Школой, - привстав с дивана, Рейчел постаралась обойти колени Седрика, хотя казалось, что она перелезает через них, задевая пышной юбкой платья, подбирая её и в итоге, оперевшись прямыми руками на стол, посмотрела на Диггори так строго, будто это он совершил что-то из ряда вон выходящее.
[indent] - Так! По глазам вижу, что ты голоден. И даже не смей отпираться, - делает предупредительный жест указательным пальцем, - что предпочитаешь: мясо, рыбу, овощи? Нам срочно надо поесть, пока мы от наших тем не упали в обморок. - Взяв в руки меню и бегло просмотрев, Рейчел облегченно распрямила плечи и заулыбалась. - Если ты не сбежишь, пока я схожу на кухню и поищу нашу многоуважаемую хозяйку, то в скором времени будешь сыт и доволен. Ага. Блюдо дня - жаркое! Советую, Диггори! От такого не отказываются. - Подмигнув, она вышла из зала, оставив Седрика одного в маленьком и одиноком месте, надеясь, что тот не успеет заскучать и закончить их вечер как можно раньше. Приоткрывая дверь кухни, она уже не боялась темноты и тишины, преследуя свою цель до победного конца.

[indent] Рейчел вернулась минут через двадцать с двумя переполненными тарелками и поставила обе перед Диггори.
[indent] - Придётся тебе ещё поколдовать, иначе в холодном виде это уже не то. - Попытки Чемберс спрятать улыбку были нелепыми, напустив серьезный вид - плохая из неё актриса все-таки. Возвращаясь на своё место, облокачиваясь на спинку дивана, она решилась рассказать всю историю ее приключений.
[indent] - Захожу на кухню - никого. Выглянула через приоткрытую дверь во двор - тишина. Думаю, что-то здесь не так. Набираю номер хозяйки, она через квартал от нас живет, тишина. В поисках источника грохота нахожу жирнющего кота рядом с рассыпанной банкой сахара, сидит и глазеет на меня, только не мяукает. Видимо забежал, дверь же не была закрыта. Пытаюсь прогнать - ноль реакции. Думаю: ладно, посиди пока здесь, подумай над своим поведением. В чане на потухшем огне все ещё оставалось много жаркого, думаю, не так давно приготовленное, тепло от казана все ещё еле ощутимо. Набрала тарелки, поворачиваюсь, а котяры и след простыл. - На последних словах Рейчел разводит руками в жесте «представляешь» и вопросительно смотрит на Диггори, надеясь, что его версия происходящего будет иметь хоть какое-то рациональное объяснение.

Отредактировано Rachel Chambers (06.12.17 19:50)

+1

23

Седрик не ждал от Рейчел ничего конкретного, кроме слов ободрения, как минимум, в благодарность за его словесное участие в ее выборе. Он сам, прекрасно зная себя, не мог бы себе что-то посоветовать, а рейвенкловка, наверняка, и не думала о нем никогда в подобном ключе. Скорее всего, она всегда считала его занудой, который достает ее своими надоедливыми замечаниями, а теперь еще и о Министерстве, да о большом спорте рассуждает, что вообще могло показаться нелепым. Но Чемберс не переставала удивлять его этим необычным вечером, говоря, что видит в нем большой потенциал, и утверждая, что Министерство вполне ему по плечу. Хаффлпаффцу только и оставалось, как замереть на месте от такого откровения, не представляя, что ответить на это. Мнение девушки было очень лестным, а главное, оно было крайне неожиданным. Но его смятение и даже некая растерянность словами собеседницы очень удачно растворились в ее последующей ураганной деятельности. Внезапно решив, что Седрик должен быть обязательно голодным, она поспешила проползти через него, заставив юношу буквально вжаться в диван, чтобы не оскорбить даму, а потом, выбрав им блюдо внезапно скрылась на кухне, будто это было не кафе, а ее дом, и она совершенно по-хозяйски убежала готовить. Диггори еще несколько секунд вглядывался в темноту, в которой скрылась девушка, пытаясь осознать произошедшее, и какой пикси ее укусил, чтобы она так резко сорвалась с места. Может, она хотела поскорее закончить разговор о нем, а спросила насчет его планов чисто из вежливости? Виски юноши, по привычке, начали ныть от постоянных попыток понять мотивы поведения Рейчел Чемберс, которые ему все равно никогда не разгадать. Это было, как говорится, необъяснимо, но факт.
Первые десять минут он постоянно прислушивался к глухим звукам, исходившим от кухни, оглядывался в ожидании, но потом оставил это неблагодарное занятие, засмотревшись в окно, подперев щеку рукой. Если раньше ему приносило облегчение внезапное исчезновение несносной рейвенкловки, то теперь он чувствовал, что хочет, чтобы она поскорее вернулась, и не потому что ему скучно одному, а потому что он хотел, чтобы именно она сидела рядом, чтобы снова пробралась к своему месту через него. Последнее желание заставило его ощутить прилив жара к лицу, и Седрик попытался отвлечься, радуясь тому, что Рейчел еще не пришла. Но буквально через минуту, когда он уже успокоился, увидел выходящую из кухни девчонку с двумя тарелками жаркое и сияющую, как новый галлеон. В этот раз Диггори встал, пропуская девушку на свое место, памятуя о своем волнении, и принялся слушать невероятную историю про кота, который воровал еду на кухне, потому что хозяйка забыла закрыть за собой дверь в кафе. Но больше ему понравилась не история, а то, как блондинка рассказывала ее, как была восторженна и даже воодушевлена поведением кота. Седрик слушал ее наиграно серьезно, хотя внутри его распирало от смеха. Оглянувшись, как в прошлый раз, он достал палочку, и, разогревая еду, все так же серьезно смотрел на рейвенкловку.
- Думаю, мадам Поль анимаг. Она превратилась в кота, чтобы немного расслабиться, а тут ты. Она ж не знала, что ты в теме, вот и убежала. – Седрик все так же серьезно убрал палочку, а потом не выдержал и засмеялся. – Нет, ну что тут может быть удивительного? Она ушла на задний двор заводить, как ты там говоришь, генератор, а кот в Лондоне - не самое редкое явление, знаешь ли.
Еще раз улыбнувшись, Седрик ласково посмотрел на Рейчел.
- Думаю, мы должны будем отпустить ее домой, иначе она тут до утра провозится. Если ты, конечно, не боишься гулять со мной по вечернему Лондону. - Последнюю фразу юноша договаривал, уже не глядя на девушку и отправляя в рот кусок горячей картошки. - Вкусно.

+1

24

[indent] - Не понимаю, что здесь может быть настолько смешным, - хмуро отозвалась рейвенкловка и отвернулась к окну. Только дрогнувшие плечи выдавали ее, да, она смеялась, зажмурившись, слезы смеха быстрыми движениями руки стирая с щёк. Вдох. Выдох. Она поворачивается обратно к Седрику, но, встречаясь с ним взглядом, не сдерживает смешок и снова заливается слезами, как если бы они сейчас сидели в пабе и слушали комедийных актеров – этакая достопримечательность старого района города. Нет, это было слишком даже для сегодняшнего вечера.
[indent] - Прости, - еле слышно выговаривает она приглушённым от слез голосом, поднимает взгляд к потолку, задерживая очередную мокрую дорожку в глазах, - этот котяра был настолько жирным, что мне показалось, будто это неспроста. Будто увидев такую картину, можно прямым текстом отвести себя к категории безумцев. Нет, - прерывая себя, - надо остановиться. - Говорит она и с напускной серьезностью принимается расковыривать блюдо в своей непревзойденной манере, думая, стоит ли есть вообще, или то возникшее чувство голода было не чем иным, как желанием накормить кого-то другого. Самого голода не было, если честно, но некрасиво вот так взять и бросить Седрика в одиночестве с огромной тарелкой, потому, свершая особое над собой усилие, она принимается пробовать блюдо, увлекается, размышляя над фразой Диггори, перевернутой у себя в голове, по типу «нам надо от сюда уходить, пока котик не решил полакомиться вкусненькими волшебничками». Ух, как звучит красиво все это в голове, явно транслирующей недавно просмотренный фильм по ТВ. 
[indent] - Даже не знаю, чего я должна бояться больше: саму идею гулять с тобой, или вечерний Лондон. - Вытерев губы салфеткой, окончательно избавившись от следов помады, она поднялась со своего места и, в этот раз предупредив своим «прости», опять перелезла через колени Седрика, который и опомниться не успел, но главное, завершил ужинать. - Я и сама думала, что нам не стоит злоупотреблять гостеприимством. - Рейчел забрала пустые тарелки со стола, попутно сгребая в них салфетки и, прихватив чайник в другую руку, благодарно посмотрела на Диггори, как если бы он сделал для неё что-то более важное, нежели подогретая еда.
[indent] - Помоги с чашками, пожалуйста. - Чемберс развернулась в сторону кухни, идя медленно, размышляя, как лучше им оставить это место. - Проверишь главный ход? Там должен быть засов, дверь не такая и новая, а вход с кухни оставим открытым. Но... как насчёт того, чтобы показать мне настоящую магию вне Школы и аппарировать? - Ее вопрос прозвучал бы странно, будь по близости хоть одна живая маггловская душа. Рейчел улыбнулась Седрику, оставив на столе посуду, выходя навстречу и забирая чашки из его рук, задерживая свои пальцы на его всего на секунды две.
[indent] - Спасибо. - Задерживая на этот раз взгляд. Еще секунды две. Подождала, отпуская его неохотно из зоны видимости и обойдя, ушла обратно в зал, не забыв напомнить про дверной засов.
[indent] В карманах пальто она находит несколько фунтов и, делая это менее заметно, кладет на стойку у западной стены. Мадам Поль хоть и была дамой щедрой души, что в ее бизнесе могло приносить только убытки, но Рейчел не хотелось оставлять все вот так, как было. Чтобы странного не происходило – всему есть свое объяснение. Потому она черкнула пару слов от себя на небольшой серой бумажке, лежавшей здесь, и накрыла ею деньги, измазав пальцы в протекших чернилах.
[indent] - Я оставила записку, но думаю, завтра вернусь сюда, - возвращаясь к Диггори, ей хотелось одного, зарыться либо в его волосы, либо в огромный сугроб, - так какое твое любимое место в Лондоне?

Отредактировано Rachel Chambers (08.12.17 10:54)

+1

25

Седрик начал подозревать, что Рейчел придумала всю эту историю с котом, чтобы разыграть его, а теперь сотрясалась от беззвучного смеха, довольная своей проделкой и тем, что он повелся на нее. Но потом она снова вспомнила жирного кота, и Диггори понял, что она смеялась над его шуткой и вообще над всей ситуацией, от чего тоже улыбнулся. Он не думал о том, что голоден, до того, как рейвенкловка не принесла жаркое, вдруг ощутив невероятный прилив аппетита. Плюс он не хотел обижать гостеприимство и заботливость девушки, поэтому ел с большим удовольствием. Рассуждения Рейчел о его предложении продолжить вечер за прогулкой немного напрягли юношу, но вида он не подал. Он догадывался, что она дразнит его, как обычно, но стойко выдержал молчание, сделав вид, что его это совсем не задело. Но когда девушка вновь переползла через него, теперь не вызывая столько смятения в молодом человеке, Седрик совсем успокоился, понимая, что вечер не закончен. Она поддержала идею покинуть кафе и, как всегда, по-хозяйски начала прибираться. Раздав поручения, Чемберс все-таки озвучила свое желание продолжить вечер в его компании и даже предложила аппарировать, чем показала свое невероятное доверие. Седрик умел аппарировать и даже получил высшую оценку за экзамен, но он еще ни разу не перемещался с кем-то, однако, сейчас он об этом не волновался, почему-то очень воодушевленный словами девушки и уверенный в том, что может сейчас хоть горы свернуть.
Закрыв главный вход в кафе, вернув все, что было не так, в прежний вид, Седрик и Рейчел покинули кафе через заднюю дверь, не встретив ни хозяйку, ни кота, и спокойно вышли на дорогу.
- Я не очень люблю Лондон, по правде сказать. И даже не знаю, где бы хотел оказаться сейчас. Хотя… - Седрик остановился, поворачиваясь к девушке и улыбаясь одним уголком губ. – Я бы хотел быть сейчас именно здесь.
Он не знал, почему эта фраза сорвалась с его губ. Он просто настолько привык всегда говорить то, что думает, особенно в теплой и приятной обстановке, что и сейчас сказал правду, которая стала откровением для него самого. Ему действительно сейчас хотелось быть рядом с этой девчонкой и абсолютно не важно, где. Смутившись от своих слов, он поторопился скрыть свое волнение, почти сразу сделав шаг навстречу Рейчел и заключив ее в легкие объятия. Положив руки ей на плечи, он чуть склонил голову к ее уху.
- Но если ты хочешь в другое место, то и я не против. – Сказав это и осторожно оглядевшись в поисках свидетелй, юноша крепче сжал плечи девушки, притянув ее к себе, после чего их обоих стало словно затягивать в какую-то пропасть, закручивая и заставляя чувствовать себя, словно, на очень быстрой карусели. Но вскоре под ногами снова появилась твердь, а Седрик еще крепче прижал к себе рейвенкловку, чтобы она не упала с непривычки.
Они оказались в каком-то парке, который Рейчел, наверняка, узнала. Стояли они не на самой дороге, а за большим заснеженным кустом, своим силуэтом скрывавшим их от случайных прохожих.
- Стоишь? – Спросил Седрик, чтобы убедиться, что он может отпустить ее.
Но почему-то он надеялся, что у Рейчел все еще кружится голова.

+1

26

[indent] Набросив пальто, она вышла во внутренний двор, одним взглядом  назад убедившись, что все оставили как надо, нигде ничего не испортили, за что бы ей предстояло завтра краснеть, конечно, если она вернётся ещё сюда. Сомнений не было в другом - Седрик решил, что аппарировать нужно сейчас, особо не медля, и это было правильное решение, пора бы уже оставить это странное место до светлого времени суток. Но что они собирались сейчас сделать? Хоть на словах все звучало легко и привлекательно, но, оказавшись лицом к лицу с делом, Рейчел начала было медлить, но сильные руки внезапно притянули её к себе, и уже не оставалось ничего в мире, что могло бы её вернуть в привычный порядок мироустройства. Она поддалась и закрыла глаза.

[indent] Для неё это было впервые, и испытанные ощущения от первого раза она пообещала себе никогда не забывать. Все, до мельчайших деталей. Каждую секунду, каждое прикосновение, преисполненное смелостью и доверием. Она впервые аппарировала и это стало для неё откровением. Все ещё находясь в его власти, связанная руками, верная и немного боязливая, она не могла освободиться от застывшей позы, она не хотела, сильнее впиваясь пальцами в пальто где-то на уровне его рёбер.
[indent] Она помнит первое чувство всего действия: вроде вскрикнула от неожиданности, но будто про себя, будто голос застрял в ней, оборвался; помнит, с какой силой ухватилась за него, уже потонувшая в исходящем от него тепле и заботе, в своей привязанности и нежности, пускай и придуманной в её голове от неожиданности.
Они сделали это вместе, как если бы это приравнивалось к самому смелому шагу, поделённому на двоих. И ощущение ровной поверхности под ногами ни о чем не говорило ей, все ещё пребывая в мире незнания и повиновения, не открывая зажмуренных во дворе кафе глаз.
[indent] Но он молчал. И это его молчание вызвало миллион вопросов, начинающихся с «почему», «зачем» и «где». Рацио сместило эмпатию, бушующую в своей невозможной пляске, позволяя затеряться где-то рядом на случай, если сегодня произойдёт ещё что-то изрядно странное. И тогда, одумавшись, она открывает глаза.
[indent] - Что это за место? - Её взгляд ни за что не цепляется, от одного дерева к другому, выступы, огромное строение мрачной рукой архитектора возведённое по правую руку, но главное - безлюдное, хоть откуда-то и доносились голоса, может это был восточный портал, соединённый с главной улицей и входом. Единственными свидетелями их появления были только филин на одной из сосновых веток и белка, в свете одиноко стоящего в далеке фонаря за их спинами пробегала по едва выпавшим хлопьям снега. Но то, что поджидало их впереди, укрытое мраком звенящего сломанного фонаря, потрескивающего эфир, пугало не на шутку.
[indent] Она еле слышно вскрикнула, угадывая в приближающемся к ним силуэте человеческое, но через минуту, понимая, что никто и ничто не двигалось, а стояло на месте, заподозрила неладное и, вопросительно посмотрев на Седрика, как бы прося разрешения отправиться на разведку, медленно, направилась в сторону фигуры, вырисовывающейся из темноты своей бледностью, растворяющейся, сглаженной полумраком. Её ноги сперва утонули в снегу, и тогда она возблагодарила свою проницательность за прихваченную на бал тёплую обувь, в спешке сменившую столь неудобные туфли. Иначе она направлялась бы в больничные покои с простудой и переохлаждением. Но никакие размышления о болезнях не прервали её любопытства, и, чем ближе она подходила, тем жёстче ругала себя за проявленную трусость в отношении предмета, который разглядела, поравнявшись с ним и проводя рукой по бледному камню.
[indent] - Давно не виделись, старый друг. - Обратилась она к статуе ангела с отсутствующим, выровненным, как гладь мраморного шелка, лицом. Она помнила эту статую также отчетливо сейчас, как и  последнее посещение Вестминстера, оставившего неизгладимое впечатление в её памяти. Именно это место было в большей степени, чем весь Лондон, насыщено своим особым волшебством, говорило с ней на понятном ей языке, рассказывало секреты и легенды. Но почему сюда? Почему они перенеслись в Вестминстер? С этим немым вопросом она отвернулась от статуи, взглянула на своего спутника, подошла ближе, но что-то печальное нахлынуло на неё, отчего она снова вцепилась руками в его пальто и зашлась в глухой истерике, сдерживая все в себе, когда хотелось рыдать, не позволяя дать трещину в её стойкости и самоволии, хоть сам факт того, что она снова обнимала его, был не тем, чем казался на первый взгляд.

Отредактировано Rachel Chambers (Сегодня 22:34)

+1

27

Вопрос Седрика остался не отвеченным, но дальнейшие действия рейвенкловки говорили, как всегда, красноречивее слов. Он не знал, почему подумал именно об этом парке, может, потому что он довольно безлюден в это время суток, а, может, просто без всякой подоплеки перенес их в первое попавшееся на память место. Однако в следующие пару минут он сильно пожалел о своем выборе. Испугавшись статуи ангела, Рейчел с ужасом охнула, внушая некое подобие страха и юноше, но не за присутствие «постороннего человека», а за саму Рейчел. Ее вопрошающий взгляд остался без комментариев, ведь Диггори абсолютно не понимал, что она собирается сделать, чего хочет, и как ему на это реагировать. Решив просто понаблюдать за ней, Седрик остался на месте, немного опечаленный тем, что такой интересный момент был так нелепо испорчен. Чемберс заговорила со статуей, но в этот раз хаффлпаффец абсолютно не напрягся, уже считая это нормой, но, когда она снова оглянулась на него с застывшим на лице вопросом, пришла его очередь непонимающе смотреть на нее. Что она хотела знать? Почему она оказались рядом с ангелом, у которого нет лица, или почему он привел ее в это мрачное место, или что-то еще, о чем Седрик уже никогда не узнает, ведь в следующий момент девчонка вернулась к нему, цепляясь за пальто дрожащими пальчиками, и опуская голову. Молодой человек снова не понимал, что происходит, не представлял, что ему делать и как реагировать. И через пару секунд, заметив, как плечи Рейчел сотрясаются от беззвучных всхлипов, Седрик запаниковал. Он никогда не знал, как следует вести себя в подобных случаях. Он предпочел бы сейчас заново выйти против дракона, нежели успокаивать плачущую девушку. И только интуиция подсказывала ему, не давая зарыдать вместе с ней от безысходности. Аккуратно приподняв руки, он коснулся ее локтей, проведя ладонями выше, заводя их ей за спину и медленно притягивая к себе. Одной рукой прижимая к себе, второй он начал ласково гладить ее по волосам, но совершенно не зная, что сказать. Хотя сказать что-то надо было однозначно.
- Прости, я не знал, что это место тебе неприятно. Я дурак, что привел нас сюда. Говори, куда ты хочешь, и мы сразу же окажемся там.
Он бы снова аппарировал, но теперь боялся делать это без ведома рейвенкловки. Он и так уже несколько раз расстраивал ее сегодня своими глупыми вопросами, заставляя вспоминать и говорить о вещах, которые причиняли душевную боль и неудобства. А теперь этот парк. Седрик просто злился на себя за свою недогадливость или невезение, или просто злился на стечение обстоятельств, которые теперь вызывали столько негодования в блондинке. Прислонившись щекой к ее лбу, Седрик обнял ее обеими руками, перестав гладить.
- Я сегодня все порчу. - Теперь уже чуть улыбаясь, произнес юноша, надеясь хотя бы такой самокритикой развеселись Рейчел. - Мы прям местами поменялись.

+1

28

[indent] Сама себе желая оставаться сильной в его объятиях, чем бы они не были мотивированы со стороны юноши, Рейчел позволила себе отпустить застигшие врасплох обоих эмоции и расслабилась.
[indent] - Нет, - тихо прошептала она, - это я дурная, что заставила тебе волноваться. Единственное, что могло бы испортить сегодняшний вечер, это если бы твои руки так и не коснулись меня. - Она не знала, как бы ещё можно было исправить всю эту нелепую ситуацию, причиной которой стала она, ее воспоминания и необдуманные движения, но меньшее, что хотела она - заставлять его винить во всем произошедшем себя. А значит, надо было отступать, говорить правду такой, какой она была, сколь бы не отзывалась в ее сердце.
[indent] - Это может показаться тебе странным, но я верю в простую гипотезу смертных, о том, что все случайное не случайно, у всего есть свои мотивы, закономерности, и одна из них заключается в том, что нам нужно было с тобой оказаться здесь,  по крайней мере, мне точно. Увы, я не сразу это поняла, потому и подалась эмоциям. Прости меня, если заставила волноваться, даже если и нет, то прости, что могу впутать тебя в неприятности. Так уж случается в обществе меня. - Рейчел улыбнулась ему и в знак мнимого примирения взяла его за рукав пальто, стараясь хоть на секунду приободрить Седрика, а затем, как бы невзначай, потянула на себя, отступая на шаг назад, разворачиваясь к огромной стене строения и заманивая за собой. Она вела его к скрытой в темноте нише здания, где даже белки и совы не смогли бы их услышать. И только подойдя ближе к арке, рядом с которой и было тайное место собраний, заглядывая в вытянутое и лишенное всякого света окно, она присела на каменный выступ, смахнув снежное покрывало рукой.
[indent] - Я расскажу тебе кое-что секретное, мою тайну, только не спеши с выводами дослушай до конца. - Дабы успокоить себя еще раз, она посмотрел по сторонам, прислушалась к зимнему вечеру, и только падающие им к ногам снежинки наполняли воздух шепотом.
[indent] - Мой дедушка работал здесь до войны. Он был магглом и занимался научной работой, связанной с изучением культурного наследия нашей страны. Во время войны его призвали на фронт, где он получил сильное ранение, но выжил. Бабушка долго ухаживала за ним, чудом поставила на ноги того самого паренька, как она говорила, в которого влюбилась ещё совсем юной. Он прожил долгую жизнь, дождался появления внуков и часто приводил меня сюда, рассказывая захватывающие истории про всех великих мастеров своего времени, захороненных здесь, внутри южного трансепта, не говоря уже о монархах.
[indent] - После смерти дедушки, бабушка приводила сюда лишь раз, один раз, который я запомнила на всю жизнь. Это не были рассказы о поэтах, ученых, нет, это было скорее наставление, что-то, что я должна была найти здесь сама, что-то, что оставили специально для меня. И долгое время я не решалась это сделать. - Ее голос исказился под действием возросших до предела эмоций. В напускной слепоте она посмотрела в сторону Седрика, пытаясь отгадать его впечатления от услышанного, понять, насколько по шкале от одного до пяти он все ещё хочет быть здесь. - Я понимаю, тебе незачем впутываться во всю эту мутную историю. Да и я сама не хочу, чтобы мы оба погрязли в том, что может быть опасным с точки зрения жизни магглов, только из-за того, что какая-то девчонка решила отыскать клад. Но есть во всем этом особая сила, что так и манит меня. Нас могут поймать, если мы решимся проникнуть внутрь аббатства, ведь время посещений давно вышло, но мы можем скрыться и аппарировать в безопасное место! Нет. Постой. Ты не должен соглашаться. Я, я... - Она растерянно тянется к нему, находит в полутьме сперва лицо, а затем его губы своими и тонет.

Отредактировано Rachel Chambers (11.12.17 15:18)

+2

29

Ну, неужели Седрик Диггори мог хоть раз оказаться правым в отношении Рейчел Чемберс? Разумеется, нет. И что бы он не говорил про нее, про себя, да, про что угодно, она все-равно все сделает по-своему, на все у нее будет свой, отличный от его ответ. И даже откровенная критика в свой адрес со стороны хаффлпаффца не нравилась сейчас рейвенкловке. Она снова противоречила юноше, называя виноватой себя и говоря еще что-то очень волнительное, очень личное и напомнившее их случайную встречу возле гостиной Хаффлпаффа. Седрик уже почти забыл о том, что было тогда, но сейчас ее слова вновь разбередили воспоминания, заставили сердце учащенно забиться, буквально ударяясь о грудную клетку, будто ему там невероятно мало места. Но все эти переживания и волнения вновь прервались, потонув в бесконечных откровениях блондинки. Она ловко прервала поток его мыслей, заполнив его голову новыми. Странное вступление о неслучайных случайностях Диггори уже привычно пропустил мимо, понимая, что ему все равно никогда не постичь тайный смысл, вложенный в каждое ее загадочное слово. Но когда она потянула его к зданию, увлекая в тень обширной ниши, Седрик напряг все свое восприятие, теперь силясь понять происходящее. Молодой человек перестал хоть что-либо замечать вокруг, все звуки, шорохи и отдаленные отголоски растворились в тишине, нарушаемой лишь мягким голосом девушки. Оказалось, они были в месте, где работал ее дед-маглл, и работа его, судя по всему, была очень важной, но не в этом была суть. Суть была в том, что в этом месте крылась какая-то тайна, которую должна была разгадать Рейчел. Но разгадка не лежала на поверхности, она таилась так глубоко, что необходимо было рискнуть, чтобы найти нечто, о чем Чемберс даже не догадывалась. Она, было, попросила его о помощи, намекая на то, что с магией это будет сделать намного проще. Однако, Седрик только и успел, что подумать о том, что одно дело рисковать собой и сознательно идти на какое-то не совсем законное дело, и совсем другое, - рисковать тайной существования магического мира, проникая без разрешения в маггловские строения. Но сказать он ничего не успел, потому что Рейчел уже сама опровергала свои слова, а дальше все случилось настолько быстро и неожиданно, что юноша просто замер на месте, не понимая, как должен себя вести. Она целовала его? Она коснулась своими губами его губ, а значит, это был поцелуй. И как бы он ни хотел этого буквально несколькими минутами ранее, только теперь осознавая, что то было именно этим желанием, сейчас он был растерян, застигнут врасплох, как будто, это было впервые. Но мозг быстро справлялся с растерянностью, напоминая телу, что это не первый поцелуй, и не первый раз, когда его целует девушка, и даже не первый раз, когда его целует Рейчел Чемберс. Вмиг овладев собой, он ответил на поцелуй мягким движением губ, плавно перехватывая инициативу, и склоняя голову к девушке, чтобы стать ближе. Пальцы его коснулись пальто рейвенкловки на том уровне, на котором они были, медленно начав свое мерное скольжение вверх. Дойдя до талии, они ловко зашли за спину, с силой прижавшись вместе с ладонями к плотной ткани. Седрик ближе притягивал к себе девушку, нежно и вкрадчиво целуя ее одними губами, не желая торопиться. Голова приятно кружилась от волнения, рукам стало невероятно тепло, а в груди поднялся непонятный жар, распространяющийся по всему телу, заставляя пальцы слегка дрожать, но не прерывать сладостного поцелуя.

+2

30

[indent] Он отзывается. Также, как и тогда, прижимавший ее к холодной стене первого этажа, скрытые от посторонних глаз, одно движение за другим, не повторяемые в том же порядке, но почти идентичные по ощущениям. Но что-то поменялось. В нем или в ней, а может в обоих. На этот раз их близость настолько вскружила ей голову, что той понадобилось строчно на что-то опереться, и только чудом Рейчел не повалилась вместе с Седриком на камень.
[indent] Сегодня она видела что-то странное, не покидающее зрительную память все это время, она вспомнила об этом только тогда, когда ее руки уже скользнули меж пуговиц его пальто, усердно стремясь в тепло, ближе, чтобы как можно меньше преград было меж ней и его светом, его бесконечно ярким светом, который она, конечно, преувеличивала в своих мыслях, но отрицать который было бы равносильно лжи. Она сегодня уже видела это движение и знала, что за ним следовало, но не стремилась повторять точь-в-точь. Напротив, ее губы, горящие от влажных движений, начинают спускаться вниз по подбородку, норовя проникнуть за воротник. Останавливаются, будто обдумывая свой дальнейший путь и возвращаются обратно к исходной точке прикосновения, лаская сперва верхнюю, а затем и нижнюю, мягко и нежно, боясь сделать что-то не так.  Он не спешил, она чувствовала это. Было в этих поцелуях что-то другое, прежде не испытанное, совсем не то стремление подчинить ее себе, как прежде, заставить слушаться, вроде бы захватил, поработил, но она все равно в любой момент могла выскользнуть, как и он.
[indent] Она забывает про своё решение пробраться через восточный служебный вход внутрь аббатства, забывает, почему они вообще оказались здесь и имеет ли это какое-то значение для них двоих. Стоит или не стоит с этим что-то делать, что-то предпринимать, может оставить так, как есть. Но как было бы хорошо, если бы это были единственные мысли,  разрываемые ее сознание на две части. Таково бремя рейвенкловца - даже самые сильные чувства стараться конверсировать в знание. Идти на поводу эмоций так волнительно, но сознательность одним сильным ударом вышибает всю дурь, не давая увлечься настолько, чтобы потом жалеть, поглаживая своё разбитое сердце, пытаться собрать себя всю, путая фрагменты, теряя мелкие детали и в итоге довольствоваться худшим творением своих же рук.
[indent] Как бы не было сейчас тепло и хорошо в его объятиях, сквозивших особой силой и вместе с тем и особой заботой, ей надо было все испортить, нет, не испортить, ей нужна была уверенность в том, что все происходящее вновь реально. Тогда-то ей тоже казалось, что она провалилась в какую-то искажённую реальность, где чувства между рейвенкловкой-хулиганкой и старостой-чемпионом также реальны, как и снег в январе, хрустящий и сопровождающий любое их движение. Но не в их реальности. В любой другой, но не в той, в которой они были сейчас.
[indent] Она отстраняется, но не так заметно, чтобы он мог почувствовать неладное, так, чтобы он смог видеть ее глаза, а она его настолько близко, чтобы в случае появления сомнений это не осталось незамеченным. Она не отпускает его, чтобы в случае своего провала раскаяться и убедить себя, его, что это просто нелепость, глупость в воспалённом от разгоряченности ее мозгу, что на самом деле она ничего такого не имела ввиду. Да, она не знала, как он может повести себя. Да и вообще она не разбиралась в чувствах противоположного пола, в их реакциях на действия и слова подобного характера. Дружба дружбой - это все, что она знала, все, чему научилась за свои годы, но никак не тому, как правильно поступать с теми, кто не безразличен именно так, как Седрик. Как именно? Это она и хотела узнать, и ничего умнее (или глупее) не нашлась спросить.
[indent] - Выходит, между нами есть что-то? Люди же просто так не целуются. Да и если бы это был наш первый поцелуй, но нет же. Что мы делаем? - Ее слова растворились в морозной тишине и повисли тяжелым грузом на ее плечах.

Отредактировано Rachel Chambers (14.12.17 23:36)

+1


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 1995, once upon a dream


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC