HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Elder Wand » 01.09.95, С возвращением в Хогвартс! [c]


01.09.95, С возвращением в Хогвартс! [c]

Сообщений 31 страница 58 из 58

1

Дата и время событий: 01 сентября 1995 года (пятница), ужин после прибытия учеников в Хогвартс.

Место: Хогвартс, Большой зал.

Участники: Dolores Umbridge, все желающие жители Хогвартса.

Схема рассадки студентов by Penny&Bobby

http://funkyimg.com/i/2Q8k9.png

Отредактировано Red Vines (13.01.19 02:15)

+6

31

Оливия вполуха слушала обсуждения близсидящих слизеринцев. На некоторые улавливаемые фразы, которые сумели пробиться сквозь думы девушки, или заинтересовавшие её по вполне понятным причинам, девушка реагировала без слов - усмешкой на спектакль парнишки, что на курс младше, понимающим взглядом на замечание о цветовой гамме сидящей рядом Мадж, сдвинутыми бровями на рассуждения устроившегося прямо напротив новоиспечённого старосты Драко Малфоя и упоминании об экзаменах.

Этот год для Шердлоу последний, и пока не понятно, что именно она чувствует по этому поводу. Облегчение. Радость. Предвкушение. Тоску. Страх. Всё и сразу, надо полагать. Выпуск, который уже не за горами, и то, что последует после - взрослая жизнь, становление в магическом обществе, карьера - очень ответственный момент, важный, а для Оливии вдвойне непростой. Наивный папочка всё ещё полагает, что единственное его чадо непременно пойдёт по его стопам, но увы, мистер Шердлоу, вы многого не знаете.

Хотя пока что Оливия не представляла как преподнести своё решение родителю. Уильям будет страшно зол, но, в конце концов, заставить её он не сможет. Просто нечем мотивировать.. Но так или иначе строить планы и прокручивать в голове тысячу возможных вариантов было достаточно легко, а теперь, когда остался всего год до судьбоносного в жизни момента, в мысли закрались отголоски паники и сомнения.

Тоненький голосок той самой улыбающийся женщины, которую все так живо обсуждали, прервал глубокие размышления Оливии. От упоминании Министерства её передёрнуло.

Послышалось ещё одно замечание по поводу наряда нового профессора, но голос вроде принадлежал не соседствующему с Олививей Эдриану. Вскинув бровь, девушка слегка наклонилась и, завидев очередного однокурсника Мадж, подивилась, насколько парни, оказывается, тоже обращают внимание на стиль, фасон и всё такое прочее.

- По крайней мере сдавать ЗОТИ на экзамене будет не самым лучшим выбором, - вздохнув, мечтая уже поскорее выбраться из Зала и спуститься в подземелья, подметила Оливия, адресуя свое замечание по большей части Эдриану и Виоле - единственным семикурсникам, которые оказались ближе остальных выпускников. Ну и Мадж, если той хочется поддержать беседу. - Всё больше завидую тем, кто уже выпустился.

По правде, Шердлоу слукавила. Подумаешь, новый профессор по ЗОТИ - им не привыкать. Уж лучше ещё немного отсидется в стенах привычного замка, с привычной обстановкой и людьми, чем отправиться в путь полный неизвестности. Несмотря на уверенность в себе Оливия пока не была готова покинуть свою зону комфорта. Она будет готова, непременно, но время пока есть, стоит им насладиться.

+15

32

Гранту нравилось пиршество. Традиционный пир по поводу начала нового учебного года был едва ли не любимым праздником Пэйджа по его собственному признанию. Можно было есть от пуза, слушать однокурсников, рассказывать шуточки, есть от пуза, горячо обсуждать планы на первую тренировку по квиддичу в году, грозиться проклясть Дэвиса если он ещё раз заикнётся о своей новой пассии, есть от пуза, пытаться утянуть самое вкусное из-под носа соседа (то есть, Дэвису всегда доставалось), порассуждать о том, насколько храбр и суицидален новый преподаватель ЗОТИ... Ну и поесть от пуза, конечно.

Грант и ел. Молча. С тем же лицом, что и всегда. С теми же манерами, что и всегда. Кивал, когда нужно было кивать. Чуть улыбался, когда нужно было улыбаться. Иногда вставлял что-нибудь в меру ироничное. Но что-то определённо было не так. Например, он не спорил о квиддиче, он о нём слушал. Что-то было не так. Или же он просто задумался о какой-нибудь очередной глупости и пропускал мимо ушей всё, что могло отвлечь его от новой идеи. Вероятность второго была куда выше, чем вероятность первого. По крайне мере, о глупостях (по мнению окружающих) Грант думал часто, а вот что-то не так с ним было редко. В конце-концов, это же чёртов Грант Пэйдж. С ним всегда всё нормально. Мир разрушится, Вы-Знаете-Кто придёт к власти, магглы научно докажут существование магии, а Дэвис перестанет вздыхать по француженкам прежде чем его что-то проймёт.

Но пришло время речей. И новая преподавательница ЗОТИ оказалась со странностями. Они всегда со странностями, так что Пэйдж не удивился. Зато она оказалась любительницей растечься мыслью по древу. Пользуясь случаем и в качестве жеста классовой солидарности, семикурсник тоже растёкся по деревянному столу, подпирая челюсть кулаком и с самым скучающим видом глядя куда-то выше и правее уха мадам Амбридж. Дамблдор тоже любил поговорить, но его было интересно послушать. Его речи удивляли. Заставляли задуматься. Встряхнуться. Козявка. Мадам Амбридж же не говорила ничего нового или занимательного. Всё так, всё понятно, новый курс Министерства. Аврорат уже тихо обсуждал перемены. Причём перемены во всём. Закручивание гаек, новые правила, новый курс (лучше и новее предыдущего). Гранта это всё интересовало в меньшей степени. Как и её политические взгляды, отношения с Фаджем и розовая кофточка. Если она хороший преподаватель, то всё остальное значения не имеет.

Взгляд Гранта медленно стекленел.

- Разбуди меня, когда она закончит, Дэвис.

Отредактировано Grant Page (11.01.19 23:35)

+18

33

Лили посмотрела на обратившегося к ней Драко, скользнула глазами вниз, рассматривая прикрепленный к мантии юноши значок старосты, выдохнула. Легко ему говорить. Когда вопрос поставлен получишь на экзамене Превосходно или Выше Ожидаемого, или же в целом сдашь или не сдашь. Малфой относился к первой категории, Мун ко второй. Но сейчас не дело думать о том, что грядет через много месяцев. Да и в целом, не про занятия и экзамены. Не заучка же она, как какая-нибудь Грейнджер.

- Было бы неплохо, будь возможным поменять тогда Поттера и Диггори местами, - продолжила слизеринка заведенный разговор, но тут с места поднимается Амбридж и начинает произносить речь. Наверное, заготовленную много заранее. Такие высокопарные официальные слова с претензией на торжественность. Лиллиан подпирает руками подбородок, тоскливо глядя в сторону Долорес, но долго не выдерживает, отводит взгляд куда-то за плечо Вэйзи, через хаффлпаффский стол, упираясь в стену. Паучок ползет, лапками перебирает. Как занимательно.

- Она говорит так, будто уже уселась на место Дамблдора, - замечает девчонка, стоит, наконец, дамочке угомониться.

Отредактировано Lily Moon (12.01.19 13:56)

+19

34

В этом году поездка в Хогвартс измотала Ирэн как ни одна предыдущая. Столько разных, волнительных мыслей одновременно никогда не лезли в её рыжую голову. Денхолм тщетно пыталась объять необъятное, и это ужасно выматывало.

В этом учебном году всё было иначе, и на это были свои причины. Смерть Седрика Диггори была слишком свежа в памяти, скандал вокруг Поттера, слухи страшные, слухи бредовые — от всего этого хотелось спрятаться, но где там. Даже пиршество в Большом зале проходило как-то странно, начиная песней-предупрежденем Распределяющей шляпы, внезапной заменой профессора-лестничего, и заканчивая представлением нового преподавателя ЗОТИ.

Долорес Амбридж была похожа на передержанную над огнём подушечку розового маршмеллоу, о чём Ирэн, не заметив за собой, удивлённо поделилась в слух. Экстравагантные одежды для волшебников — не новость, но перебор в данном случае был очевиден настолько, что зубы сводило. И голосок у неё был высокий, слащавый — в последнюю очередь она виделась преподавателем защиты от Тёмных искусств, но внешность, увы, так обманчива.

Речь этого розового смурфика почему-то меньше всего относилась к ЗОТИ, и больше — к жизни самой школы. Это настораживало (особенно после песни шляпы), хотя и было в некотором роде ожидаемо в связи с минувшими событиями.

Всё сказанное профессором так или иначе сводилось к тому, что Денхолм буравила взглядом пространство между Эпплби и Макмилланом, пробиваясь сквозь макушки слизеринцев к столу Рейвенкло, где сидело то самое олицетворение «старого и нового» в жизни Ирэн. Они с Киллианом так и не успели поговорить ни в поезде (может, нужно было поехать с ним в одном купе?), ни по прибытии на территорию школы (может, нужно было действовать решительнее и растолкать толпу барсуков, в чей поток Денхолм попала с тем же успехом, что и Брэдли - потерявшись в компании сокурсников?). Расстановка всех точек над «i» в их отношениях спровоцировала появление множества вопросов, многоточий и неловких пауз. Ирэн просто не знала что ей со всем этим делать.

Хаффлпаффку, наверное, так и заклинило бы на собственных мыслях, если бы после негустых аплодисментов её не «разбудил» громкий голос сидящего рядом Стеббинса. Повторно прокрутив слова профессора в голове, Ирэн скуксилась, сделав неутешительный вывод: это ли не жирный намёк на то, что им всем стоит готовиться к переменам?

— Она, кажется, из Министерства, — вставляет она свои пять кнатов, припоминая, что где-то в газетах уже видела этот пушок и эти кудри. — «Говорит точно, как чиновница». — Многообещающее начало.

Отредактировано Irene Denholm (12.01.19 13:31)

+17

35

Вскоре пришла Эпплби и села рядышком с МакМилланом. Эрнест был искренне рад видеть девушку и широко ей улыбнулся и ответил.
- Привет, Тэмзин. Спасибо большое. Как прошло твое лето? Ну это новый преподаватель. Это очевидно. Ну уж слишком она розовая.
Эрни нахмурился и поморщил нос. Все вокруг перешептывалась обсуждая новый объект, и тут эта женщина перебила самого Дамблдора и решила взять слово. МакМиллан был шокирован до глубины души таким поведением этой розовой дамы и язык не поворачивался назвать ее профессором. Дальше последовала долгая умнословная и расплывчатая речь от Амбридж. Эрнест старался понять но это было тяжело, поэтому он просто смотрел вперёд невидящим взглядом и ждал когда она закончит.
Напротив сидел Сид и по всему его виду было ясно что он тоже ничего не понял. Эрнесту аж полегчало, а то он уже подумал что это у него размягчение мозга случилось.
- Сид, я в таком же замешательстве. Ничего не понятно. Спасибо. - Эрнест принял поздравление, но уже другие мысли занимали его голову.

+16

36

— Но где Хагрид? — спросил Киллиан, едва оказавшись в Большом зале.

Отсутствие большого и доброго громилы-Хагрида насторожило Киллиана, расстроило и смутило. Он не видел одного из самых любимых жителей Хогвартса аж с самого перрона, хотя обычно именно там оказывалась их первая встреча в каждом новом учебном году. Куда он мог подеваться… опять?

— Надеюсь у него не случились опять какие-то проблемы со всем этим чем бы там ни было, — пространно махнув рукой, обращаясь то ли к Дэвису, то ли к шедшему рядом четверокурснику, то ли просто к самому себе, протараторил тревожно Киллиан и стал дальше топать к столам.

Возвращение в Хогвартс это всегда радостное событие. Очень волнительное, очень восхитительное, очень… В этом году совсем немного грустное, потому что Киллиану до сих пор жутко со смерти Седрика. Его милые родители, узнав об этом известии, хотели было сына в школу больше не отправлять, слишком переживая, что наступают сложные времена. Чуткая и внимательная миссис Брэдли хмурила свои брови до появляющейся морщинки на лбу, руками месила тесто для хлеба и приговаривала, что ничем хорошим такая громогласная смерть ученика не обернется. Никогда не оборачивалась.

Но это был последний учебный год и последний шанс для Киллиана. Чтобы сделать что-то значимое. Он старался не говорить о квиддиче, вообще о нем не думать в присутствии кэпа, но навязчивая мысль, чтоб в этот раз ОЧЕНЬ СИЛЬНО постараться и попасть в основной состав хотя бы на минуточку, его не отпускала.

— О, привет, народ, как дела? — солнечно заулыбался, когда сел напротив Роберта и Джейсона, оказавшись рядом с Мариэттой. — Подру-у-уга! Чо, здравствуй! — крикнул он через плечо Эджкомб.

Киллиан тут же стал осматривать стол, привычно схватил кружку с чаем, которая была в опасной близости к знающей гадкие аллергии Этте, и отдал ей свой бокал с тыквенным соком, который сам не переносил на дух. 

— Этхтотамткая? — жуя булочку и с примесью убийственно непонятного ирландского акцента спросил у знатоков о личности противного розового пятна.

Знатоки ему ответили.

— Жесть, мама была права!

Розовое пятно ему не понравилось. Едкое, выбивающееся из общего ритма школы, заставляющее обратить на себя внимание, оно отвратительно писклявым голосом стало что-то вещать на языке очень умных и очень скучных взрослых. Киллиану не хватило выдержки выслушивать весь этот спич, поэтому он не стал напрягать свои извилины и вместо этого стал ненароком высматривать среди сидящих за столом Хаффлпаффа одно рыжее нечто, с которым Киллиану никак не удавалось пересечься. Хотя как именно относиться к Рэнни Денхолм Киллиан еще не определился. Он поймал ее взгляд и приветливо махнул рукой, продолжая жевать непомерно большую и никак не заканчивающуюся булочку.

Ему было немного тоскливо.

Отредактировано Cillian Bradley (12.01.19 15:33)

+18

37

- Думаю если бы Дамблдор хотел, он бы не допустил её присутствия здесь - отстранено отвечает Гарри на слова Джинни и вопрос Гермионы, не отводя взгляд от нового человека за учительским столом.
Поттер сумел отвлечься лишь на тот факт, что на место Хагрида сел другой преподаватель, а дверь Большого Зала отворилась и вслед за профессором МакГонагалл со шляпой в руках шли растерянные первокурсники. Гарри всегда нравилась эта часть вечера и никакое скверное настроение не могло испортить его впечатления и на этот раз.
Гарри не помнил, чтобы Шляпа прежде давала советы Хогвартсу и понимал, почему хлопки сопровождались шепотом: настолько это было необычно. После церемонии настало время трапезы, которое Поттер решил потратить на еду, а не на попытки примирить своих друзей.
Теперь же Поттер недоумевающим взглядом смотрит на Амбридж, которая, перебив Дамблдора, затянула длинную речь. Перешептывания теперь были еще громче, а многие старшекурсники даже позволяли себе смешки. Гарри,  благодарил Амбридж за то, что теперь в центре внимания не он, но совсем не понимал, к чему было всё это.
- Вода ради воды, - обращается Гарри к Гермионе, выражая свое мнение по поводу сказанной Долорес Амбридж речи.

+17

38

Теперь этот цветочек начал еще и перебивать Дамблдора, начиная говорить свою речь, в правдоподобность которой верилось с огромным трудом. Как и думала Тэмзин, голос у этой розовой катастрофы был впору и ее внешности, такой же приторно-сладкий. Она сама была как конфета, от сладости которой сводило рот и появлялось единственное желание -как можно скорее избавиться от этого мерзкого вкуса.

- Лето... - Что надо было ответить? Как она скучала по Седрику? Как проводила время с Пьюси? Как не желала возвращаться в школу? Нет, такого ответа точно от нее никто не ждал, поэтому Эпплби постаралась натянуть на себя улыбку. - О, крайне замечательно. А твое?

Амбридж все еще продолжала говорить, а слушать ее не приносило никакого удовольствия, поэтому девушка лишь отвернулась от учительского стола, обратив свое внимание на хаффлпаффцев, окружающих нее. Встретилась взглядом с Ирэн, которую заметила только что и приветственно ей кивнула. К своим сокурсницам Тэм относилась хорошо, ведь не зря ее факультет славится крепкой дружбой, правда, не такой пафосной, как на Гриффиндоре.

-Ох, если она из министерства, то явно будет особо жестко готовить к экзаменам, - Настроение девушки заметно ухудшилось, - Мне от ее вида то сейчас стошнит, а в речь даже вслушиваться не хочу

Эпплби повернула голову в сторону слизеринского стола, кивнула Нейту и Вэйзи, с оторыми в прошлом году "весело" провела время на трибунах, а после ее взгляд задержался на Пьюси, но как только юноша увидел, что Тэм смотрит на него, девушка поспешила перевести взгляд на другого, а потом отвернуться, дескать ничего не было, я на тебя даже не смотрела, вообще рассматривала зал. Они с ним неплохо общались летом, но тогда было другое время. Гм... очень даже неплохо. Все, сейчас наступает новый учебный год и обо всем подобном стоит забыть. Все таки экзамены уже близко.

- Когда эта женщина уже перестанет пестрить перед глазами?

Отредактировано Tamsin Applebee (12.01.19 15:59)

+17

39

Чего Робин не учел, при всем своем рейвенкловском уме, так это то, что с места Каори его было прекрасно видно.
Девушка растерянно свела брови домиком, когда увидела как ее парень в каком-то отчаянном жесте проводит пятерней по лицу. После такого сразу становилось ясно: у него не все в порядке. Что-то случилось. Мистер Филпотт явно принес какие-то плохие новости. Сразу вспомнились, к тихому ужасу Каори, договорные браки между семьями волшебников.
Да нет же, быть не может...
Девушка, нервно постукивая пальцами по столу, начала припоминать какие-то особые признаки в отношении к ней Чемберсов и Филпоттов, но, как назло, ничего не могла вспомнить. Они все были приветливы с ней... может потому что жалели, зная что с Робином у нее нет ни малейшего шанса на совместное будущее?
Ответа Каори ожидала с замиранием сердца. Когда самолетик вернулся к ней, она спешно развернула бумагу и - скептически вскинула брови.
"Все нормально". Как же. Написал бы хотя бы "потом поговорим", так было бы лучше. Или нет, не лучше. "Все нормально" может значит, что его семья по крайней мере не ищет ему невесту. Может разговор был неприятным, но по итогам как раз "все нормально" и Каори вообще зря беспокоится, и вообще хватит уже кусать губы, Шимизу, а не то они загрубеют!
Гриффиндорка уже начала писать ответ как отвлеклась на речь Амбридж... которую ровным счетом и не поняла. Грядут перемены, но мы будем беречь старые порядки - так где тут проблема? Разве так не следует всегда поступать по умолчанию? Какие-то изменения школьной программе точно пошли бы на пользу. К примеру, увеличить часы Чар, Трансфигурации и ЗОТИ за счет Зелий и Истории Магии. Министерство заботится о студентах, говорите? Ну а разве могла эта розовая пикси-переросток сказать иначе?
По крайней мере одной цели речь чиновницы послужила: гриффиндорка успокоилась и за это время успела набросать в письме свой автопортрет. Уменьшенная копия лица Каори Шимизу с задумчиво-скептическим видом смотрела прямо в глаза читающего.

Робин, мне отсюда тебя хорошо видно, а когда приехал мистер Филпотт у тебя было такое лицо, будто он приехал сообщить тебе о том, что тебе предстоит после выпуска жениться на сестре-близняшке Тревора Бирча. Все точно в порядке? Если разговор долгий и сейчас не время для него так и напиши. Или если это семейные проблемы, то тоже так и напиши. Я понимаю, что это не мое дело.
Кстати, как тебе речь этой чиновницы? Если она говорила что-то важное, то я точно не уловила что именно было этим важным.
Да, по поводу Хагрида... с "Золотой Троицей" я предпочитаю особо не общаться. Поттер точно приносит неудачи и мне кажется просто банальным здравым смыслом держаться от него подальше.
Привет Джею! Скажи ему, что он вытянулся за лето!

Отредактировано Kaori Shimizu (12.01.19 18:29)

+17

40

Несмотря на приятную атмосферу, обычно царившую в первый день учебного года, Мариэтта явно ощущала напряжение, зависшее в воздухе. И дело было далеко не в помощнице Фаджа, которая, может, имела и не самый привычный лично для Этты вкус в одежде, но всё-таки напрягала меньше всего прочего. Даже на Прорицания ходить не надо было, чтобы увидеть будущее — вряд ли так много сокурсников решатся поговорить с Мариэттой и Чо, как ни в чём не бывало. Что и говорить, сама Эджкомб порой не могла подобрать нужных слов, в особенности после самого события. Для неё гибель Седрика была как удар под дых, но разве могли её эмоции сравниться с тем, что чувствовала Чо?
Именно поэтому хотя бы в это время Мариэтте хотелось поддержать подругу, а как это можно сделать на виду у целого Хогвартса, если подобные темы — целиком и полностью личные? Конечно, требовалось отвлечься. Да хотя бы на ту же работницу из Министерства. Может, так удалось бы переключить Чо от груза мыслей и переживаний на нечто менее неприятное.
Но Этту уже опередили, ведь рядом оказался Киллиан, завладевший вниманием остальных. Рейвенкловка улыбнулась подошедшему и, благодарно кивнув, приняла бокал с тыквенным соком. Приятель до этого притянул к себе кружку с чаем, одна мысль о которой заставляла Мариэтту поёжиться.
— Я только-только поняла, что меня замучила жажда. Ты успел меня спасти, — с долей шутки, но при этом вполне серьёзно сказала она. Вряд ли хорошей идей было портить себе первый день последствиями всего-то одной кружки чая, на содержимое которое имелась аллергия.
Сделав глоток, Этта поглядела на преподавательской стол как раз вовремя, ведь сначала заговорил профессор Дамблдор, а уже потом свою речь начала и Долорес Амбридж. Теперь все глаза были устремлены н женщину в розовом.
— Новая эра? — Этта непонимающе переглянулась сначала с Чо, а потом и с остальными соседями по столу, когда Амбридж договорила. Эджкомб даже слегка нахмурилась, пытаясь осмыслить всё сказанное. — Мерлин, о чём она вообще?
Новая преподавательница особого доверия своей странной, как показалось Мариэтте, речью не внушала, и девушка откровенно не поняла смысла настолько серьёзного выступления, будто женщина вступала на должность самого Министра Магии. Но в то же время раздражения как такового она не вызвала. Всё дело наверняка было в её связи с Министерством, где работали родители Этты. В конце концов, именно они внушили дочери, что сохранять преданность этому учреждению надо всегда. Даже если и были у Эджкомб мысли о том, что Долорес Амбридж была несколько… непривычной фигурой среди преподавателей, совсем неожиданной, то высказать мысли Этта не могла. Вряд ли это одобрили бы родители.
Вместо этого она попыталась выжать из себя кисловатую улыбку и добавить:
— А может, всё будет не так уж и плохо, — и вдобавок пожала плечами, будто пропуская мимо ушей впечатления остальных.
Всё ещё неловко улыбаясь, Этта пробежалась глазами по столам студентов напротив. Скорее, мазнула взглядом, и надо же — кто, как не Нэйт, мог оказаться именно за той стороной стола, чтобы Эджкомб могла его увидеть. Улыбка в один миг потухла. Мариэтта всё ещё не могла относиться к ситуации с помолвкой спокойно. Со временем равнодушие стало всё больше побеждать в борьбе с досадой, но было неясно тогда, почему каждый раз, когда Ургхарт оказывался в поле зрения Эджкомб, становилось сложнее сдерживать прилив раздражения и… обиды.
Этта вернулась к рассматриванию блюд, перед этим отпив ещё немного из бокала. Хоть что-то оставалось постоянным — тыквенный сок был вкусным всегда.

+16

41

Ланс осклабился, когда Мун напомнила про злосчастную сотню-другую баллов гриффиндору. Оно, по правде, плевать ему было на школьное соревнование, перед кем тут выплясывать, спрашивается, но обидно, просто из принципа обидно становилось из-за этих баллов. Вэйзи с особым остервенением приналег на выжигание, но тут подал голос Нэйт. Брат всегда знал, как утешить брата.

- Да у них все охотники - девчонки, - ухмыльнулся Ланс. - С одной стороны, глупость, с другой - приятно, когда на поле есть, за что схватиться, кроме квоффла, - он сам поржал над своей шуткой и перевел взгляд на учительский стол, а затем - на невесту лучшего друга и поморщился, как от прокисшей жратвы.

Со стороны можно было подумать, что Мадж Фарли Лансу просто не нравилась - да кто ему вообще нравился. Или что он стоял за нэйтовскую бывшую с Рейвенкло. Какая-то правда в последнем была. Пускай за такие слова впору награждать розовыми кофточками, но Вэйзи и правда желал счастья Ургхарту, причем понимал это счастье в более простом и естественном значении, нежели сам Нэйт. Только сравнить светящую физиономию друга рядом с Эттой и теперь! Но ладно, свои мозги не вставишь. И дело-то было совсем в другом. От мутной аврорской семьи Фарли за милю разило лихой, лютой бедой. Что-то было с ними нечисто, да так, что как бы Вэйзи не вышли рядом с Фарли простыми обывателями. Родниться с такой семьей из выгоды - все равно, что брать кредит у гоблинов из экономии. Получишь галлеон, расплатишься, как за сотню. Как доказать это упертому ослу Нэйту - вот над чем сейчас надо ломать голову.

Вэйзи пропустил бы мимо уха речь министерской тетеньки, если бы она не рискнула перебить Дамблдора. Вроде как, показала, кто здесь теперь главный. Ланс поднял голову от стола и прислушался. Говорила министерская долго и путано, как они любят. К папаше как-то такие приходили, когда братья с грузом загремели, выясняли, надлежащим ли образом в этом доме дети воспитываются. Вот и сейчас было такое чувство, что сверху Дамблдором и его порядками сильно недовольны и сейчас начнут по своему усмотрению добро причинять, во спасение. Чиркануть об это отцу, не забыть бы.

- Кто-нибудь понял, что она сказала? - поинтересовался Ланс с самой простодушной своей миной. Он был не такой дурак, как Грейнджер и рейвенкловские птички, чтоб лишать себя выгоды и удовольствия прикидываться дураком. - Дичь какая-то.

Отредактировано Lance Vaisey (12.01.19 21:41)

+17

42

Белла прекрасно понимала, о чём хочет сказать волшебница в розовом. Но странное дело: чем больше она говорила, тем больше нравилась хаффлпаффке. Работница Министерства Магии казалась очень грамотной и дружелюбной. Фарли почувствовала умиротворение: ей почудилось, что она оказалась под надёжной защитой ― Белла боялась, что после смерти Седрика больше не будет чувствовать себя в безопасности в стенах Хогвартса.

― Она говорит о том, что школа будет под контролем Министерства Магии, Сид, ― перегнувшись через Баттермир, сказала Фарли. Девушка улыбнулась: ― Отлично выглядишь. Как провёл лето?

За слизеринским столом сидела Мадж, с которой Белла время от времени встречалась взглядом. Хаффлпаффка делилась с сестрой-двойняшкой добрыми и ободряющими улыбками ― откровенно говоря, спина Натаниэля Ургхарта ей не нравилась, а ведь Мадж придёт с ним общаться и… Он был воплощением угрозы, нависшей над семьёй Фарли, и Белле было не по себе каждый раз, когда она сталкивалась со слизеринцем.

Словно ища поддержки, девушка взяла Скотта за руку, переплетая его пальцы со своими.

Отредактировано Bella Farley (13.01.19 03:15)

+17

43

Поскорее бы закончилось распределение и начался пир. В Хогвартс-экспрессе не купить ничего, кроме сладостей, а его молодой растущий организм требовал мяса. И хлеба. И тыквенного сока. Все это будет на столах в изобилии, но после того, как Шляпа споет очередную приветственную песенку, а первокурсники рассядутся по местам рядом с ребятами, которые будут им семьей в течение долгих семи лет. Рон поздоровался с Лавандой и тоже понадеялся, что пир скоро начнется.
- Ты де знаешь, Дамблдор сейчас не в почете, - удрученно сказал Уизли другу. - Скорее всего, у него просто не было выбора.
Но новая песня Распределяющей Шляпы оттеснила мысли об ужине на задний план. Почему она внезапно решила сменить репертуар? И к чему все это про единство? В Хогвартсе всегда было четыре факультета, и никак иначе.
- Разошлась она что-то в этом году. Если мне придется объединяться с Малфоем, то я пас, - неприязненно проворчал Рон и оглянулся через плечо на слизеринский остол. Определенно, пас.
После распределения Дамблдор, как обычно, поприветствовал их и представил нового преподавателя Защиты. Рон скривился - жабье лицо и противный ярко-розовый цвет вызывали отвращение. По его мнению лучше б директор сказал "все, пир" и опустил формальности. Однако формальность с противным "кхе-кхе" прервала Дамблдора и вышла на первый план со своей речью. Гриффиндорец поразился воприющей наглости особы - никто и никогда не смел прерывать директора. Представленным преподавателям лишь полагалось вежливо кланяться и улыбаться, но никак не отнимать законное время у директора и студентов (голодных студентов!)
Рон благополучно прослушал всю занудную речь, увлеченный больше куском пирога, чем словами, сказывался опыт общения с Перси - теперь он при виде того, как министерские работники открывают рот, переходил в фоновый режим, не понимая ни слова из того, что говорят. Речь была долгой, и парень очнулся только когда заговорил Гарри.
- Одна из самых занудных речей, что я слышал, - со знанием дела заявил рыжий.

Отредактировано Ronald Weasley (13.01.19 15:30)

+18

44

Эдриан сопровождает комментарий Астории одобрительным кивком, искренне соглашаясь с младшекурсницей из своего окружения. Юноша привык строить коммуникацию с себе подобными по социальному статусу, поэтому его вовсе не смущает, что его собеседница младше его, и он не видит в этом ничего предосудительного, более того, его радует, что девушка вполне адекватно может оценить ситуацию по поводу будущего любительницы розового.

- Не думаю, что кто-либо расстроиться по этому поводу. – Пожимает плечами Пьюси, продолжая мысль Астории, не особо беспокоясь над тем, что защиту от темных искусств вполне законно могут в скором времени переименовать на защиту от розовых финтифлюшек, но это всё уже будет не его проблемой, так как этот предмет Пьюси уже не изучает, посвящая свое образование магическому праву и только ему, будь неладна эта их семейная традиция.

- А мне кажется, что просто стоит сменить мантию на розовый и «В» у тебя в кармане. – Пожимает плечами слизеринец , отвечая на комментарий Оливии полуулыбкой. Пусть такие дамочки и вызывают овтращение, но управлять ими намного проще, чем мнением таких самодостаточных личностей как Дамблдор, например.

Эдриан бросает взгляд на Ричмонд, наблюдая за тем как она заводит беседу с Хиггзом. Он не имеет ничего против странного юноши с шестого курса, но такие беседы его бывшей девушки с ним почему-то ему не по душе. Эдриан хмуриться, чувствуя внутри себя желание поменять Хиггза и Ричмонд местами, так что бы Пьюси мог наклониться к ее уху и высказать все свои мысли по поводу предстоящего года, но это невозможно не только потому, что подобные желания он не может произнести вслух. В отношениях с Виолой всё поменялось и как бы сильно Эдриан по ней не скучал, сейчас она избегала его взгляда и ему любой ценой хотелось вернуть ее внимание к себе.

Но пока что Эдриан чувствует на себе другой взгляд и совсем интуитивно переводит свой, встречаясь с удивлением в глазах Эпплби, впрочем, она почему-то не хочет на него смотреть дольше, хоть Пьюси приветственно ей и кивает. Это лето изменило их отношения, чего только стоит поцелуй, который слизеринец сорвал с губ эмоционально подавленной хаффлпаффки. Честно говоря, он тогда и сам искал успокоения после очередного надругательства над своими чувствами со стороны Ричмонд, но он будет лгуном, если признает, что этот поцелуй для него ничего не значил. Пусть сейчас они с хаффлпаффкой и делают вид, что всё, как и прежде, но Пьюси чувствует, как его отношение к девушке изменилось. Предает ли он тем самым чувства к Ричмонд? Определенно да, но не может себя заставить не думать ни об одной, ни о другой.

Честно говоря, речь женщины даже удивляет слизеринца. Он внимательно всматривается в лицо преподавательницы, прислушиваясь к сюсюкательному тону и думая о том, что похоже это всё очень умелая игра, где она отлично косит под дурочку, прикрывая этим более серьезные вещи, чего только стоит ее пренебрежительное общение с директором, которое она скрывает за хихиканьем. И кому как не Пьюси учуять подобное, если он и сам происходит из подобной семьи, где учтивость и видимая манерность становиться просто золотой монетой в отношениях с другими людьми.

- Каждый новый директор? – Эдриан всего лишь цитирует отрывок из речи преподавательницы, но останавливается на этом специально, будто бы подчеркивая приход новой власти. – Похоже, только что она сама себя короновала в стенах этой школы и судя по тому как уверенно она говорит, она явно заручилась поддержкой Министерства, так что в этом году нас ждет очень много интересного. – Завершает Пьюси, не чувствуя, что ему каким-либо образом жаль директора. Этот старик вечно подсуживает Гриффиндору, чего только стоит первый год учебы Поттера, когда Кубок школы силой выдернули из рук Слизерина, только потому что какому-то очкарику не сиделось спокойно в своей спальне. Ну давайте, дамочка в розовом, жгите, только вот  без смены цветов факультета, хорошо? А то Салазар Слизерин не простит подобного кощунства.

+20

45

Лето Роджера омрачено не было. Многие из присутствующих в Большом зале не прочь драматично позаламывать руки, повздыхать с остекленевшим взглядом и якобы понимающе похлопать такого же исступленного соседа по скамейке по плечу. Да, Дэвис знал Седрика, он был отличным человеком, как любят говорить, честным, справедливым, ответственным. Дэвису прекрасно это известно, но не настолько, чтобы носить траур на протяжение нескольких месяцев.
Как и все в подобной ситуации, он чувствует некий дискомфорт, ему странно и дико осознавать, что его ровесник, талантливый, сильный волшебник, гниет в земле, хотя, должен, вместе с другими хаффлпаффцами, смеяться за барсучьим столом. Что на спаренных уроках с этим трудолюбивым факультетом за передней партой отныне прекратит виднеться темно-русая, взъерошенная макушка. Но завываний у гроба или трагических перешептываний в духе, как если бы он предварительно наслушался песен Селестины Уорлок, вы от Роджера, очевидно, не дождетесь.
Занимая место за столом Рейвенкло между Киллианом и Грантом, Дэвис, тем не менее, с некоторой тревогой наблюдает за Чо, которая наверняка, в отличие от лицемерных слез и причитаний прочих скорбящих, действительно была полностью раздавлена. Бросает внимательные взгляды на подругу и ловца своей сборной по квиддичу, но так, чтобы сама она ничего не заметила. Можно себе представить, как бесконечно нервируют ее все эти сочувствующие слова поддержки, толку от которых не то что бы ноль, напротив, они превращают ситуацию в настоящий кошмар, делают только хуже.
Как раз в этот момент его внимание привлекают многочисленные смешки со всех сторон и взгляды, обращенные в сторону преподавательского стола. Дэвис едва не подавился тыквенным соком. Чертов Хиллиард! Распинался о новом учителе ЗОТИ на протяжение целых двадцати минут, но ничего не сказал о том, как выглядит_новый_учитель_ЗОТИ.
- Эй, Чо, - Роджер откидывается назад, чтобы лучше видеть общепризнанную школьную красавицу, и присвистывает, дабы привлечь ее внимание. Ему, похоже, необходимо вызвать на лице Ченг привычную мягкую улыбку. – Хочешь такой же бантик? А ты, Мариэтта? Не отнекивайся, все блондинки любят розовое!
Услышав шумную возню за гриффиндорским столом, семикурсник оборачивается и едва не сворачивает себе шею с целью высмотреть Кэти Белл, которая оказалась куда более захватывающей штучкой и желанной добычей, нежели ему представлялось раньше. Кроме горячей охотницы, его внимание привлекает мрачный, словно все тучи над Лондоном, Поттер, и на нем Дэвис задерживает взгляд дольше, чем планировал.
- По-моему, Спаситель волшебного мира гонит, - медленно поворачивая голову обратно и обращаясь к своим друзьям, заключает он. – Он каждый год заявляет о возвращении Того-Кого-Нельзя-Называть, наверное, опасается, что о его заслугах начали забывать. Я считаю, что Поттер -  обыкновенный показушник, который жить не может без всеобщего внимания.
Поразительно слышать такие слова от Роджера, не правда ли? Бревно в своем глазу и соринка в чужом – дело очень тонкое и имеет опасную, едва уловимую грань.
- Роберт, Ровены ради, снимите уже номерок, - не выдерживает капитан рейвенкловской команды по квиддичу, когда над его головой в очередной раз пролетает зачарованный самолетик. – Джей, натыкай ему в бочину локтем.
Женщина из Министерства, которой о чувстве стиля известно лишь постольку-поскольку, бесцеремонно перебивает Дамблдора, противно кашляет, будто заразилась каким-то особенно серьезным недугом на своем болоте, и принимается пищать омерзительнейшим фальцетом, от которого у Роджера из ушей того и гляди хлынет поток крови.
Во время ее путанной болтовни, в Большом зале, словно рой обезумевших пчел, со всех сторон поднимается жужжание, а откуда-то, вроде бы, слышен даже храп. Амбридж это не смущает, а Дэвис ее почти не слушает, вспоминая слова Роба Хиллиарда о том, что «его (то есть человека из Министерства Магии) Дамблдору навязали». Интересно, это связано со смертью Диггори? Министерство хочет обезопасить оставшихся студентов? Или здесь что-то другое?
Возле его плеча покачнулся Грант.
- Не уверен, что она вообще собирается затыкаться в ближайший-час другой, поэтому, будь добр, лучше преврати свой кусок пирога в будильник, нет больше сил лицезреть, как ты над ним надругался.
По другую руку от Роджера Киллиан эмоционально жестикулирует и вертит головой, как ополоумевшая сова.
- Я думал, твоя мама ну… не волшебница, - слегка смутившись, удивляется Дэвис. Порой понять, что имеет в виду Брэдли – задачка, почище тех, что задает им страж двери, ведущей в гостиную.
Занятный бы вышел диалог у них с Амбридж.

+19

46

Бумажные самолетики кажутся Джейсону очень забавными и романтичными. О романтике он знает немного, но всегда завистливо присвистывает, когда парни в гостиной обсуждают школьные юбки. Вот только обреченность ладони, которой друг мнет совсем не озорное лицо, наводит Джея на мысль, что не все так гладко. Его так и тянет влезть не в свое дело, начав докучать бледненького Чемберса вопросами, которые, как правило, больше напоминают пытки, но в последний момент он прикусывает язык и с трудом заставляет себя проявить тактичность, оставив разговор на... выходные. Или до вечера пятницы. Признаться честно, продержаться бы ему хотя бы до завтра, пока любопытство не возьмет свое.

- Насчет слизеринцев и той СИТУЭЙШН! - Сэмюэлс мнется и делает вид, что полированная поверхность столешницы занимает все его ненасытное внимание. - Хотел извиниться, что такой косяк вышел. Я был уверен, что ты следом бежишь. Даже топот слышал, а потом оказалось, что это толстый хаффлпаффский второкурсник увязался хвостиком и хрюкал, как поросенок. Я ему: "Чего бежишь?", а этот самый толстяк вдруг как выдаст про Диггори, так я и завис, где стоял. На добрый час завис. Ринулся было потом обратно к трибунам, а вас уже след простыл. Ты ведь знаешь, что я бы тебя никогда не оставил. Знаешь ведь, да?!

Джей поднимает голову и серьезно так смотрит на друга. Он все лето себе места не находил, но в письме просить прощения не по-пацански, нужно ведь в глаза в глаза, потому и ждал так сильно Хогвартс-Экспресс, рисуя в голове картинки, как они с Робертом в его выпускной год вместе едут в школу, как угадывают вкусы "Берти Боттс", как Джей объясняет, почему унес свою тощую задницу, оставив товарища на раздачу оплеух от профессоров. Еда появляется очень вовремя, давая Сэмюэлсу возможность скрыть смущение и тут же схватить куриную лапку и самую большую и поджаристую плюшку с сахаром. На сытый живот оно и думается лучше - девиз Джейсона никогда не подводит.

- Действительно, вот я оооолух слеееепой, розовый костюмчик меня ослепил, видимо, потому что Хагрида нигде нет, совсем нет, не мог же я его не заметить?! - он замирает с куском мяса в зубах, сжимая в левой руке лапку, а правой надкусанную плюшку (откусил он поди добрую половину за один присест!), и пялится на преподавательский стол. - А мне так нравилось торчать у него на заднем дворе после занятий. Он всегда чаек сладкий приносил в студеную пору. И самые вкусные кексики. Я в чай макал, они тогда очень даже ням-ням становились.

О тайных пристрастиях, которые были совсем не тайными, лесничего к опасным созданиям известно всем и не понаслышке. Сэмюэлс души на чает в Хагриде, с открытым ртом слушая на его занятиях и готовый часами возиться со зверьками, которых великан специально находит и приносит для школьников. Хагрид - сердце замка, и без него за преподавательским столом как-то... пусто. Уже немолодая профессор Граббли-Дёрг кажется Джейсону особенно маленькой в кресле лесника, и парень обиженно выпячивает губы, потому что такие перемены ему не по душе. И если эта самая Амбридж под своим подлинными улучшениями имеет ввиду Хагрида, то и на розовый костюмчик он заранее глубоко обижен и никакие дружбы водить не собирается!

- Слыхал, слыхал, редкостные дарования - это она про меня и про тебя, и про Брэдли! - он как раз справляется с курицей, которую так и прикусывал плюшкой, и, решив не тратить время на лишнюю возню (он все равно смолотит все, что есть, не стоит недооценивать его способностей), пододвигает себе всю тарелку с крампетами (эльфы только рады аппетитам растущих студентов) и непозволительно маленькую креманку с трайфлом, напоследок цепляет вилкой кусок отбивной и тянется за горячим шоколадом. - От новостей сплошные расстройства, вот аппетит и разгулялся.

Джей действительно голоден, как стадо инферналов. Он подрос за лето, а физическая работа только усиливала аппетит. На заработанные деньги шибко не разгуляешься, он хоть и стал, наконец, питаться нормально, но организм в шестнадцать лет требовал намного больше. И от убранства школьного стола всегда сводило желудок, запахи кружили голову, что слюнки текли. А тут еще такие перемены, нововведения, катаклизмы, перевороты, что любому захочется стресс заесть, не только Джею. Он уверен, что еда помогает при любых непонятностях и неясностях. Вот он бывает съест шоколадный батончик, и все сразу становится немного лучше, сразу охота чесать языком и играть в ничегонеделанье на щелбаны.

- Чеееего? - он очень некстати делает глоток горячего шоколада (приходится на самую кульминацию речи Амбридж), и напиток льется по подбородку, а молочная пенка остается висеть на губах. - Говорю же тебе, Робин, министерские решили подмять под себя Хогвартс. Вот готов на этот самый крампет с джемом поспорить. Ох не нравятся мне перемены. Ты подумай, мы ведь тут все как-то живем по какой-то привычке. Все такое даже нарлу понятное. А тут новая метла, новые порядки. Еще вдруг заставят сменить дизайн школьной формы... на розовое. Ты прав, может преподаватель из новой метелки и толковый выйдет, они у нас и без того каждый год разные, но прежние, заметь, не перебивали директора с такими многообещающими и политическими речами. Ты глянь, она же политик на весь свой костюмчик. Иначе к чему весь ее треп, многие вон заснул или в ушли в тот самый астрал, в который нас вечно зазывает Трелони.

Он так-то готов мириться со всем, пока пауков на его глазах не пытают и не заставляют сменить синий галстук на розовый, а коль заставят, так он им всем как задаст. Ууууух. Джей осматривает лица студентов, замечая неоднозначное смятение, и останавливается глазищами на Брэдли, который с тоскливым и потерянным видом сидит напротив.

- Ээээй, чего киснешь? - Сэмюэлс пинает парнишку под столом кедом, пытаясь выдернуть из процесса медитации над булкой. - Хоооошь оладину? Держи! А Чемберс сказал, что мы с тобой единственными на его свадьбе будем! Прикинь, как круто. Я предлагаю нам обоим бабочки в цветах радуги надеть, будем красивыми. И на мантии должны быть блестки. Праздник ведь!

Отредактировано Jason Samuels (17.01.19 13:46)

+16

47

Теренс не ожидал, что кто-то будет его слушать и отвечать на его реплики. Он скорее говорил сам с собой. И уж тем более не думал, что слово вставит сидящая напротив весьма меланхоличная Ричмонд с седьмого курса. Впрочем, эта девчонка его не раздражала - она никогда не делала ему ничего плохого. Поэтому Хиггс предполагал, что Ричмонд просто не знает о его существовании. Но нет. Он даже слегка улыбнулся, неуверенно, самым уголком губ, но даже это для него было весьма и весьма не свойственно. Теренс тоже вяленько похлопал и продолжил есть, но теперь украдкой наблюдал за Виолой, которая теперь выглядела для него примерно так же удивительно, как если б у нее вырос хвост или рога.
Затем голос подала ее однокурсница Оливия, и замечание девушки показалось ему странным. Для выбора определенных профессий обязательно нужно сдать ЗОТИ, хочешь ты того или нет, и отказываться от своей мечты только потому, что тебе не нравится преподаватель этого предмета - вот уж точно не самый лучший выбор. А если прямо - сущая глупость. Шелдроу не производила раньше впечатление тупой, поэтому Теренс решил, что он, наверное, не понял ее странной шутки. Сдавать в прошлом году СОВ, после того, как предмет вел Упивающийся смертью, было тоже тем еще квестом. А уж те, кому достались экзамены после Локхарта, наверное все провалились. Вот уж кому не повезло.
Пьюси, в отличие от девчонок, был серьезен и пытался понять, о чем говорила Амбридж. Хиггс даже восхитился его сообразительностью и умением подмечать несущественные, казалось бы на первый взгляд, детали.
- Если нас ждет новый директор, то, надеюсь, он перестанет давать Гриффиндору баллы за каждый чих Поттера. Это уже стало невыносимо. Возможно, эта дама все же что-то смыслит в ЗОТИ. По крайней мере, думаю, уж побольше Локхарта, - без энтузиазма добавил Теренс, удивляясь, чего это он так разговорился. Видимо, подобралась компания, в которой он не чувствовал постоянной потребности защищаться, и мог хоть немного расслабиться.

+17

48

- Забудем, - поморщившись, ответил Роберт. - Бывает.
Вспоминать о прошлогодней драке, окончившийся столкновением со Снейпом, было до сих пор неприятно. Никто из знавших его близко, никогда не назвал бы Чемберса мстительным человеком - ему всегда было достаточно самому исчезнуть из жизни своего обидчика, - но слизеринцы, развязавшие конфликт и свалившие вину на Роберта и Ли Джордана, сидели уже в печенках. Что-то подсказывало, что Вэйзи и Ургхарт тоже остались недовольны прошлогодним результатом и, стало быть, придется снова встретиться. Чемберс уже хотел поделиться с этой мыслью с Джеем, когда тоненькое "кхе-кхе" прервало речь директора. Робин с удивлением обернулся к преподавательскому столу.
Министерская дамочка вела себя как... как ревизор в подчиненной организации. Роб еще раз пробежал взглядом преподавательские места - она точно новый профессор ЗОТИ? Но ведь Дамблдор сам представил ее.
- Кажется, учитель будет командовать директором и всей школой, - тихо произнес Робин и, мельком глянув на залитую шоколадом физиономию Сэмюэлса, передал товарищу салфетку. - Слушай, это плохо. В смысле, так всегда было, Министерство все-таки главнее Хогвартса, но чтоб... - он запнулся, - чтоб они это так прямо демонстрировали?.. Странно.
Когда речь розовой дамочки закончилась, Роберт рассеянно повернулся к столу, взял с тарелки жареную куриную ногу, собрался даже откусить кусок, но в задумчивости замер.
- Странно, говорю, что Министерство так реагирует, - сказал он, наконец, слегка помахивая окороком в воздухе в такт словам. - Конечно, погиб Седрик... извини, Чо... так вот, погиб Седрик. Ах да, и предмет, связанный с темными искусствами, вел пожиратель смерти. Но ведь мы всегда знали, что Турнир - опасная штука, а сбежавший пожиратель - упущение как раз министерства, а не школы, верно? - Чемберс, как указкой, ткнул куриной ногой в направлении Брэдли, ожидая ответа на риторический вопрос. - Тогда в чем дело, ребята, как думаете?
Подкинув товарищам пищу для размышлений, он поймал новое послание от Каори и, наконец откусив кусок курятины, принялся за еду - и за чтение. От проницательности Шимизу ему стало настолько не по себе, что даже судьба Хогвартса отошла на задний план.

Ответ чем-то напоминал недавнюю речь розовой чиновницы - бодро, радостно и с полным игнорированием волнующей проблемы:

Сестра-близнец Бирча - теперь это сюжет моих ночных кошмаров. (здесь Роберт, как мог, попытался нарисовать фигурку Бирча в юбке) Откуда ты такое берешь? О чем болтала тетка из Министерства, я не понял, но такое чувство, что они хотят тут всем руководить. Джей предполагает, что нас ждет розовая школьная форма. Объявим акцию протеста в магловских шортах? Я хочу тебя снова в них увидеть.

Отредактировано Robert Chambers (15.01.19 15:36)

+13

49

Теперь Каори точно знала, что что-то не так.
Она поняла это с первых строчек, в которых Робин полностью проигнорировал ее слова о своем дяде и вместо этого начал рассказывать ей о новом топливе для своих ночных кошмаров. Ее рейвенкловец явно решил перевести все в шутку. Пусть так но…
Гриффиндорка сама не знала, как к этому относиться.
Понуро опустив взгляд, она сидела и ковыряла в тарелке салат. Есть как-то расхотелось.
Шимизу понимала, что семейные дела Чемберсов и Филпоттов это действительно не ее дело. Как бы доброжелательно они к ней не относились, она все равно чужая для них, это правда. Возможно, на самом деле она им не нравилась? Что если они просто терпели ее у себя последний месяц?
Каори вздохнула, невольно бросив грустный взгляд на любимого.
Было бы жаль. Ей было очень хорошо у Чемберсов и не только потому, что они с Робином были вместе. Его семья была хоть сколько-то похожа на нормальную семью, за которую, не так стыдно, как за ее собственную.
Может, дело правда было в ее семье? Может родственники Робина подумали о них что-то плохое и теперь не хотят с ними иметь дело? Справедливо подумали, на самом деле. Хотя Каори сказала только о том, что ее родители разводятся. Может, у волшебников это считается неприличным? У них вообще приняты разводы?
Непонятно.
Но… может ей стоит больше верить Робину? Он же сам сказал, что все нормально. Возможно, какое бы там дело ни было, оно разрешилось благополучно. Может он просто не хочет вспоминать о том разговоре.
Или скажет сам потом.
Или…
Слишком много «может» и «или». От них становилось только хуже. Лучше было отвлечься.
Каори потерла висок и притянула к себе ответ своего рейвенкловца. Улыбнулась от последних строк: ясно вспомнилось, как он касался ее бедер. Закраснелась.
- Вот же ты… - прошептала девушка, пытаясь подавить улыбку.
Она снова посмотрела на Робина. Все же он любит ее. Это ведь главное, и в их первый день в Хогвартсе не хотелось думать о плохом. Лучше… лучше пусть он сам краснеет. 

Я – творческая личность, и тебе ли не знать, что у меня все в порядке с воображением? Мне жаль, что я подселила образ сестренки Бирча в твои кошмары. Еще больше я сожалею только о том, что мы спим в разных спальнях и я не смогу разбудить тебя, если приснится кошмар. Но я буду думать о тебе. Если тебе станет страшно или одиноко ты тоже подумай обо мне.
Я согласна протестовать с тобой против розовой формы. Однако те шорты, которые ты называешь «коротким исподним», я не надену в Хогвартсе. Предлагаю устроить акцию протеста в твоей комнате в Хогсмиде. Правда шорты я с собой не взяла, так что нам придется импровизировать.


Улыбаясь до покрасневших ушей, Каори отправила самолетик и принялась смотреть на своего рейвенкловца.

+11

50

Возвращение в школу после летних каникул всегда казалось Скотту каким-то новым этапом в жизни. Не сказать, что за учебный год может кардинально поменять твою жизнь, нет - она таки продолжала идти своим чередом. Но новый год всегда обещал быть интереснее предыдущего, хотя бы из-за новых предметов, или более глубокого изучения магии. С каждым годом Скоткинс ощущал себя сильнее как волшебник, и понимал, что Хогвартс откроет ему новые глубины неизведанного.
Вот только грядущий год не казался столь заманчивым и интересным. На фоне произошедших событий Кэдваллэдер немного усомнился в том, что "Хогвартс - второй дом". Смерть Седрика Диггори оставила отпечаток на сознании юного волшебника. Теперь Скотт, как и его друзья, как и Белла, не чувствовали себя больше в безопасности. Кэдваллэдер то и дело слышал новые сплетни про Поттера, про Дамблдора, про Турнир Трех Волшебников, но судить кого-либо не хотел. Что он может знать о трагедии, когда сам наблюдал только за плачевным результатом? Естественно, волшебный мир был повергнут в шок. Для многих это стало большой трагедией, а для остальных - поводом посудачить о неизвестном, причем в самой гадкой форме.

-...в эру открытости, эффективности и ответственности, сохраняя то, что заслуживает сохранения, совершенствуя то, что должно быть усовершенствовано, искореняя то, чему нет места в нашей жизни. - Вещала странная женщина в розовом с трибуны, которую ранее занимал профессор Дамблдор. Эти слова эхом запечатывались в голове Скотта, словно накладывая на его сознание магию. Он слушал, но не мог понять ни слова из того, что говорила эта дама. Он только бормотал вслед за ней, словно чудик, повторяя последние ее слова себе под нос.
Из потерянности и глухоты сознания его вырвала мягкая ладошка Беллы, переплетая свои пальцы с его. Словно очнувшись, Скотт перевел на нее взгляд, растерянно задавая глупое "А?". Взгляд скользнул дальше, по студентам Хафлпаффа, которые сидели рядом. Вон Зак, Тэм и Эрни, с новым значком старосты - что очень радовало Скотта. А по его стороне сидели Сид, Триш и Белла. Ребята, которых парень хорошо знал, и которые всегда ассоциировались у него с теплом, единством духа и теплой гостиной своего факультета. Разве они заслуживают быть несчастными? Разве Скотт сможет пережить, узнай что кто-то из его друзей или сокурсников умер? Прикрыв глаза, Скоткинс на мгновение представил худшее и судорожно выдохнул. Никогда он не думал, что будет переживать за жизнь кого-то из друзей или знакомых в таком юном возрасте.
- Она не вызывает у меня доверия, - как-то глухо отозвался Скоткинс, обращаясь к ребятам. Долорес Амбридж и вправду казалась скользкой женщиной, пришедшая в их дом со своими интересами. - Имп ее знает, что она замышляет со своим новаторством.
- Ей, Эрни. Поздравляю еще раз! - Более весело крикнул Скотт, пытаясь отвлечь себя и остальных от темы с незнакомкой. - Как думаешь, твой значок разрешит нам провести небольшую вечеринку в твою честь? Думаю, Триша сможет достать  сливочное пиво по этому поводу. Я и Зак, мы можем что-то взять из столовой. Верно? Нам сейчас как никогда нужно ощутить сплоченность. И что мы дома, без нововведений.

Отредактировано Scott Cadwallader (16.01.19 15:51)

+13

51

Долорес просияла, словно новенький начищенный галлеон. Повод был, и вполне весомый: произвести такую сенсацию, в первый же день - это, признаться, очень льстит и вообще дорогого стоит. Ах, конечно, юные дарования, скорее всего, не приняли ее всерьез. Тем хуже для них, были бы эти молодые бестолковые недоучки хоть немного поумнее, возможно, у Амбридж возникли бы серьезные проблемы. Но на то и рассчет. Глупость людская крайне выгодна, а уж массовая глупость - это просто праздник какой-то! Само Министерство у Долорес в кулаке, в том числе тщеславный и падкий на грубую лесть Фадж, дай Мерлин процветания этому милейшему параноику. Значит, справиться с Хогвартсом - задача еще более простецкая, как трансфигурировать зубочистку в иголку. Но такими пустяками занимается дражайшая Минерва. Ах, вытянулась словно жердь, смотрит хищным ястребом, того и гляди - заклюет. Амбридж снова захихикала про себя, пока директор благодарил ее за содержательное выступление. Уж он-то наверняка понял, что оно в себе содержало. Немного опасно так сразу раскрывать все карты, но Амбридж не смогла устоять перед маленькой слабостью - увидеть, как Министерство в ее лице сажает на короткую цепь весь преподавательский состав, и, дорогие мои, то ли еще будет...

+16

52

Эрнест ответил Эпплби, что и его лето прошло замечательно и плодотворно. Он не забывал заниматься даже на каникулах, чтобы ничего не забыть. Ханна сидела в кругу своих подружек и по ней тоже было видно, что она оказалась в кое-то веки в центре внимания и ей это нравится.
Наконец дама в розовом закончила свою непонятную и мучительную речь и пришлось даже хлопать хотя не за что. Начался пир и Эрни ответил на предложение Скотта.
- Я конечно же за! Отличная идея. Я тоже хотел ее предложить просто чуть неудобно предлагать устроить вечеринку в свою же честь. Думаю что и Ханна будет не против. Нас же двое. Так что да давайте так и сделаем оторвётся по полной.
Глаза Эрнеста загорелись и он был полон энтузиазма это было слегка не в его стиле поведения, но видимо это розовое нечто что сейчас вешало вызывает дух бунтарства на генном уровне.
- Да давайте сделаем это! Все вместе! Будем пить сливочное пиво и болтать ведь мы так давно не виделись.

+13

53

На громкое появление капитана, который отжимает себе кусок скамьи прямиком между по привычке спокойным Грантом и потеряшкой Килли, парень сначала закатывает глаза к волшебному потолку, затем достает оставшуюся еще с поезда ириску и бросает в сторону Роджера, целясь семикурснику между бровей, при этом раздается крик: "Лови! С первым сентября, толстопуз!". У Джейсона в глазах разве что не сверкают бладжеры. Дюжина хитровыдуманных стратегий для игры не дает покоя еще с прошлого учебного года, и Джею необходимо перевалить информацию и свои несомненно гениальные идеи с больной головы на здоровую, чтобы страдать на двоих.

- Показушник критикует показушника в показушности, - улыбка на губах совершенно беззлобная. Он ведь не станет обижать кэпа, а кэп не будет дуться на его длинный язык. - Я в поттеровском клубе преданных поклонников не состою, но по понятиям и по совести он никогда ничего предосудительного не делал. Ненавидеть его не за что. Ладно, забудем про Поттера, а то слишком много звезд на небосклоне. Давайте, вспомним о Дамблдоре и его лимонных дольках. Почему директор наш Поттеру верит? Не думаю, что он тоже хочет прославить свою парадную мантию. Зачем одному из величайших волшебников врать всему магическому миру и рисковать репутацией и благосклонностью Министерства?

Альбус Дамблдор настолько же могущественен и крут, как его праздничные речи об олухах и завидная борода. Джей доверяет директору, потому что он напоминает ему добрых стариков из детских книг, и синие глаза из-за очков смотрят на каждого школьника с отцовской теплотой, которой мальчику так не хватает. Сэмюэлс не может представить, чтобы человек столь великого ума мог безосновательно положиться на слова подростка.

- Зна-ачит, у него есть причины, - придаваясь размышлениям о том и о сем, Джей склонен отстраняться от реальности, потому перенимает салфетку из рук отзывчивого друга скорее из-за рефлекса схватиться за что-нибудь, надеясь, что это что-нибудь съедобно. - Я бы повременил с выводами о Поттере. В каждой шутке есть доля правды. Это я вам, как главный шутковыдавальщик, говорю. Кстати, новая песня шляпы у меня одного вызвала желание утопиться в озере? Как она там сказала: "Дух опасности в воздухе чую. Школе «Хогвартс» грозит внешний бешеный враг..."? Мерлин, почему ее песни так хорошо запоминаются, в отличие от параграфа в учебнике! Я к тому, что как-то невесело прозвучало.

Он возит салфеткой по губам и подбородку, но следы преступления, то есть какао, удается убрать лишь частично, потому что шоколад-проказник прилип и отлипать не желает. Совсем как Джейсон в его дни наивысшей продуктивности. Решив проявить заботу о ближнем в ответ, Сэмюэлс настойчиво пододвигает руку Чемберса с жареной куриной лапкой ко рту.

- Мозгам требуется пища, вообще, не понимаю, как ты только умудряешься на пустой желудок говорить о глобальных катаклизмах, - под катаклизмом он имеет ввиду даму в розовом, которая чувствует себя совершенно комфортно, пожирает глазенками преподавателей и улыбается только ей одной понятным мыслям (точно планирует ввести розовые труселя в школьную форму!). - Роб, ты глянь, Дэвис тебе завидует. Ему никто самолетики из бумаги не шлет.

Джейсону тоже записки не прилетают, и он в растерянности осматривается, пытаясь разглядеть среди заполненного одинаковыми синими галстучками рейвенкловского стола свою новую знакомую, но, насколько он успел понять девушку, она предпочтет выбрать место подальше от шумной команды по квиддичу и голосящих во все стороны индюков, вроде него самого или Дэвиса.

- Что Каори по поводу этой темной министерской лошадки думает? - он тыкает пальцем на очередной самолетик, который направляется к ним.

Отредактировано Jason Samuels (17.01.19 15:12)

+13

54

Когда к Киллиану начинает обращаться Роджер, то находить слова в ответ капитану и вообще прекрасному человеку-авторитету сложно, чтоб не показаться излишне грубым. Киллиан останавливает себя в мыслях, пытается задержать в себе то, что рвется из души, потому что совершенно не хочет гнать пургу в людном месте и особенно, когда через человека рядом сидит Чо. Иногда Киллиан просто не понимает магический мир и тех, кто всегда его населял. Иногда Киллиан явственно чувствует, что совершенно в него не вписывается. Что на нем, какую политику не вкручивай, всегда будет клеймо.

— Ты думаешь, есть какая-то разница в том, умрет ли учащийся в школе магглов или в школе волшебников? — шепотом, едва слышно, но вкрадчиво спрашивает Киллиан у Роджера.

Неожиданно серьезно и неожиданно спокойно. Наверное, Роджер не поймет, что именно покоробило Киллиана, а может и воспримет его слова не всерьез, как это обычно со всеми бывает. Килли вообще мало кто воспринимает не как шута и не как посмешище. Репутация такая.

Блин, может правы ребята, может поэтому он и не попадает никак в основной состав сборной…

Вдруг Килли чувствует пинок под столом и поднимает взгляд на яркого, как солнышко, Джея, и сам ему в ответ улыбается, отзеркаливая настроение друга. Тот, как всегда, набивает рот едой, и Киллиан был бы рад помочь ему в истреблении яств на столе (как это бывало раньше), но именно сегодня у Брэдли совсем нет аппетита.

— Ну давай, — посмеивается он и хватает предложенную оладину, сует в рот и пережевывает. — Ммм! Вжвоем тока?! Нунэт! Тыж опять напешся а я чо! — с набитым ртом возмущается Киллиан, припоминая, как Джею срывает башню во время веселухи.

Заведенный Чемберсом разговор тоже не прибавляет к настроению Киллиана положительных бонусов. Скуксившись совсем от неприятной темы, которая бьет по ушам, Брэдли старается не отсвечивать и вообще никак не встревать в диалог Роберта с ребятами. Вместо активного участия в обсуждении Киллиан, устало вздохнув, кладет чугунную голову на плечо Мариэтты. Она теплая и уютная, пусть и хочет думать, что выглядит совсем не такой.

Он следит за полетами бумажных самолетов и ищет взглядом их создательницу. Каори Шимизу была ему знакома только по пространным рассказам Роберта. Ближе Киллиан эту девушку совсем не знал, а та казалась ему интересной. В конце концов, про Рэнни-то друзья-товарищи все в мельчайших деталях знали!..

+10

55

Как всё это сложно . . .

Улыбнуться одними глазами на приветливый взмах руки, отметив про себя, что у обоих (и у Ирэн, и у Киллиана) получилось как-то не весело. Вздохнуть, поддавшись тоске по временам, когда неловко было по совсем другим, более наивным и глупым причинам. Признать, что соскучилась, но до сих пор не разобрать по кому больше: по лучшему (единственному, дракл его дери) другу или тому, кто мог бы стать кем-то большим.

Ирэн ненавидит Киллиана за то, что он запутал её только сильнее. Ладно, нет - его невозможно ненавидеть. Засада.

Хаффлпаффка продолжает слушать вполуха преподавателя и сидящих с ней за одним столом студентов. Выхватывает всё самое основное, чтобы потом, когда они с Киллианом сморгнут наконец взгляды друг друга и отвлекутся на более насущные дела, не выпасть из реальности окончательно. Рэйвенкловца окружение выдёргивает первым, Ирэн остаётся лишь наблюдать (насколько это вообще возможно) за тем, как он пытается соответствовать чужим настроениям. Денхолм очень хотелось бы верить, что ему действительно весело сегодня, но интуиция говорит об обратном.

«Интуиция тебя уже подводила», - осекает она себя в тот самый момент, когда голова Брэдли ложится на плечико Мариэтты, юркий Сэмюэлс заслоняет их собой, а дальнейшие попытки разглядеть что там да как сулят встречей с глазами студенток Слизерина.

Потупив взгляд на тарелке (есть совершенно не хочется), Денхолм пытается сосредоточиться на окружающих - получается сносно, но встревать в разговоры товарищей она всё равно не стремится.

Тэмзин права: при виде зефирной женщины в розовом подташнивает. Не исключено, что и насчёт экзаменов домыслы Эпплби более чем верны, но Ирэн не хочется делать поспешных выводов, да и переживать эй лично об этом рано ещё, в отличие от товарищей выпускников. Стоит лишь задуматься ещё разок относительно своего расписания в этом году: Ирэн и без того не горела желанием продолжать изучать защиту от тёмных искусств, а при виде такой вот преподавательницы большего интереса предмет у неё не вызвал, даже наоборот.

Правы и Белла с Министерским надзором, и сидящий рядом Скоткинс с отсутствием доверия к подобным новшествам. Прав он и в своей попытке перевести тему разговора: они, в конце концов, всего лишь студенты - их дело учиться и наслаждаться обществом друг друга. Может, с последним у Ирэн остались некоторые сложности, но это её личные проблемы, и кутить они барсукам совершенно не мешают.

Притащить товарищам целую корзинку угощений, которые она привезла из дому, Ирэн всегда успеет. Нужно лишь разобраться, есть ли у неё настроение на подобное этим вечером. Поди его разбери - ничего не хочется.

Отредактировано Irene Denholm (17.01.19 17:29)

+11

56

Ирма Пинс не любила розовый цвет, но профессор Амбридж, одетая с ног до головы во всё розовое, ей понравилась. Хваткая, со стальным стержнем, несгибаемая и добившаяся больших успехов в жизни и карьере ― когда-то Ирме тоже хотелось быть такой. В каком-то смысле она властвовала над своим миром, но её мир начинался и заканчивался у порога библиотеки, в то время как мир Долорес простирался до самых ворот школы, а, может, и до самого Министерства…

Если бы Амбридж понадобилась союзница, Ирма была бы первой, кто подставил бы ей плечо и оказал поддержку. Она ненавидела подавляющее большинство студентов Хогвартса и ей хотелось обладать властью, схожей с властью, которой наделяет волшебника умение вызвать заклинание Империо; профессор Амбридж сама по себе была олицетворением такой власти. Долорес говорила уверенно, завораживающе ― Ирме невозможно было не проникнуться её словами. Все мелкие жизненные цели, сосредоточенные, в основном, на налаживании неудавшейся личной жизни, отошли на второй план ― на передний вышли совершенно другие.

Мадам Пинс сделала большой глоток тыквенного сока и зажмурилась от удовольствия: в Хогвартсе наступали новые времена, и такие, как она, могли проявить себя с иной стороны.
[nick]Irma Pince[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2MooW.gif[/icon][pers]<b>Ирма Пинс</b>, 60 лет[/pers][info]Заведующая библиотекой Хогвартса.[/info]

Отредактировано Bella Farley (19.01.19 02:46)

+9

57

― Почему, Скотт? ― тут же отозвалась Белла с таким оживлением, что даже отложила еду. ― Мне кажется, она искренне желает нам добра. Я ей верю, ― трогательный взгляд профессора Долорес Амбридж не мог не взволновать хаффлпаффку. ― Надеюсь, в этом учебном году здесь не будет беглых Пожирателей Смерти и дементоров.

Нет, Белла не считала, что профессору Дамблдору пора удалиться от дел ― но ей хотелось, чтобы в Хогвартсе появилось что-то новое, и, желательное, безопасное для жизни. Конечно, профессор Амбридж едва ли была похожа на двадцатипятилетнюю энтузиастку из Министерства Магии, но в ней наверняка было больше живости, чем в их почтенном директоре, возраст которого давно перевалил за сотню лет. Белла искренне верила, что государство, раз уж оно решилось вмешаться в систему образования, руководствовалось исключительно благими намерениями ― профессор Амбридж, как дипломатический представитель Министерства в Хогвартсе, тоже.

― Ну, а что скажешь ты? ― обратилась Белла к своей соседке справа и с недавних пор ― лучшей подруге. ― Тебе нравится розовый?

Белла заметно приуныла, когда Скотт предложил закатить вечеринку в честь назначения Эрни Макмиллана и Ханны Аббот старостами. С недавних пор она перестала любить вечеринки, а после смерти Седрика ― особенно; хаффлпаффке казалось, что это будет неуместно.

Отредактировано Bella Farley (19.01.19 02:47)

+7

58

― Блондинкам идёт розовый цвет, ― с апломбом ответил Натаниэль Мадж ― так, словно он писал колонку «Модный приговор» в «Ежедневном пророке». ― Кстати, ты носишь розовый? Во что ты была одета на Святочном балу?

Ошибка! Ошибка! Ошибка! ― зазвенело в голове у Нэйта, когда с губ сорвались два последних слова. Дома он часто имел (не)удовольствие лицезреть концерт «Миссис Ургхарт и недостаток внимания от мужа», которая заламывала руки каждый раз, когда отец не мог ответить на вопрос «что во мне изменилось?» Ургхарт не знал, подвержена ли Фарли женским нервическим припадкам, но морально был готов к любой реакции. Ну, в самом деле ― как он мог не обратить внимание на королеву бала?..

Благо, в это время свою речь начала дамочка в розовом, и все присутствующие ― Нэйту показалось, что Малфой особенно ― сделали вид, что внимательно её слушают. Ургхарту было неинтересно, он думал, в основном, об отборочных по квиддичу ― он думал о них постоянно. Интересно, удастся ли им с Лансом потренироваться перед отбором на этот раз?..

― А? ― Ургхарт очнулся от своих раздумий, когда свои пять кнатов в общий разговор внесла Оливия Шердлоу. Да, похоже, профессор Амбридж ― звали женщину именно так ― будет вести у них ЗОТИ. Нэйт смерил дамочку оценивающим взлядом и покачал головой: она выглядела как клубничная зефирка ― разве сможет она усмирить школьников в пубертате?

― Не-а, ― покачал Ургхарт головой в ответ на вопрос, заданный Вэйзи, ― она говорит почти так же интересно, как профессор Биннс.
Все, кто более-менее был знаком с Ургхартом, знали, что он любит историю магии, но не любит преподавателя, который загубил интерес к предмету своим заунывным бормотанием на уроках. Тем не менее историю магии Нэйт сдал на «Превосходно», поэтому считал, что подшучивать над преподавателем он имеет полное право.
― Я её даже не слушал.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (19.01.19 21:59)

+7


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Elder Wand » 01.09.95, С возвращением в Хогвартс! [c]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC