HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Elder Wand » 01.09.95, С возвращением в Хогвартс! [c]


01.09.95, С возвращением в Хогвартс! [c]

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

Дата и время событий: 01 сентября 1995 года (пятница), ужин после прибытия учеников в Хогвартс.

Место: Хогвартс, Большой зал.

Участники: Dolores Umbridge, все желающие жители Хогвартса.

Схема рассадки студентов by Penny&Bobby

http://funkyimg.com/i/2Q8k9.png

Отредактировано Red Vines (13.01.19 02:15)

+6

2

Ах, как же приятно снова оказаться в Хогвартсе! Казалось, прошло столько долгих лет, а в Большом Зале совершенно ничего не изменилось - мадам Амбридж помнила его именно таким, каким он был и по сей день... Профессор, профессор Амбридж - мысленно поправила саму себя Долорес, светясь одной из своих самых приторных улыбок. Отчасти искренней, надо заметить. Ведь все происходящее несказанно ее радовало. У Корнелиуса, как-никак, было гораздо больше кандидатур на такую ответственную должность, но Мерлина ради, они не стоили ни единой заколки Амбридж! А Фадж - человек разумный. Выбирать абы кого не станет. Но невзирая на все свое разумение, куда ему без такого надежного сотрудника, как Долорес? И это было для женщины крайне ценно. Разве может она подвести Министерство Магии? Да она скорее проглотит собственные перстни, нежели допустит такое!
Новоявленный профессор Защиты от Темных Искусств довольно улыбалась, созерцая веселую толпу милых маленьких бестолочей. Взгляд то и дело скользил по гриффиндорскому столу - надо же, она еще не успела прибыть в школу, а уже может наслаждаться своим первым маленьким триумфом. Ух, сколько испуганных, подозрительных и недоверчивых взглядов устремлено в сторону Гарри Поттера! Дети, как маленькие голодные волчата, того и гляди, накинутся на паренька, и если бы профессор Амбридж находилась в Зале одна, то непременно бы сделала вид, что чудовищно занята рассмотрением убранства потолка. Но пока у Поттера выискалось столько заступников, во главе с выжившим из ума директором, мечты Долорес все еще оставались мечтами. Впрочем, это только вопрос времени. Только вопрос времени, - напомнила самой себе Амбридж.
А негодный мальчишка встретился с ней взглядом, тут же зашептавшись о чем-то со своими друзьями. Долорес лишь стянула губы в новой улыбке, куда более загадочной. Нетрудно догадаться, о чем секретничала ребятня. Что же, любая революция просто обязана быть мягкой и бархатной. К тому же, Долорес слегка утомила дорога. Так почему бы не дать собравшейся мелюзге отмашку, хотя бы в единственный день? К концу года, в чем заместитель Корнелиуса была более чем уверена, они будут передвигаться по коридорам дружным маршем. Вакантные места для преподавания будут занимать исключительно проверенные Фаджем люди. А уж сама Долорес не позволит своему уважаемому начальнику допустить роковую ошибку в кадрах.
Но полно. Вот уже принесли Шляпу - еще более обветшалую, нежели она ее видела, еще будучи первокурсницей и гордой студенткой Слизерина. Что же споет головной убор на этот раз? Неужели в очередной раз начнет перечислять качества и ценности каждого факультета, будто для настоящих волшебников это большой секрет? А те, кто впервые за лето услышал о школе магии... Да, пожалуй, их сомнительное право на обучение тоже стоит взять себе на заметку.

+21

3

Все вокруг было оживленно, все шептались, оборачивались, смотрели друга на друга и на соседние столы, в общем, как всегда ничего нового, когда наступает первое сентября. Вот сижу я за столом и думаю: то ли я постарела, то ли это сон? Ведь уже перешла на курс постарше и все кажется слегка другим, но больше таким же как было. Я усмехнулась сама себе, своим рассуждениям, и решила все же окунуться в праздник, который устраивался каждый год осенью. Все как обычно сидели по своим факультетам за большими столами и снова приветствовали преподавателей, новые ученики избирались шляпой на факультеты. Романтика и ностальгия.
Кто меня видел и кого видела я, всем помахала рукой, широко улыбаясь. Атмосфера была все же веселая, и мне нравилось сентябрьское мероприятие, но смутил один человек, появившийся рядом со всеми преподавателями. Женщина, невысокого роста, одетая себе по моде, не сказать, что она вообще понимала, что такое мода, и вид этой женщины был весьма нагловатым и хитрым. А голос... мне он кажется очень писклявым. Я поёжилась, и где-то внутри меня что-то кричало: беги отсюда, беги. Но я сидела на попе ровно и краем глаза наблюдала за ней.
"Ну посмотрим, что же будет дальше..." - снова подумала я про себя.
Я села недалеко от нашей любимой троицы: Гарри, Рона и Гермионы, чтобы краем уха слушать, о чем говорят они. Ведь можно услышать много что полезного. Я помахала и им тоже.

+17

4

Рон любил Хогвартс всем сердцем. Школа со всеми ее потайными ходами, древними залами и бесчисленными аудиториями была по-настоящему для него вторым домом. А некоторые, как например Гарри, и вовсе считали замок своим настоящим домом. Даже несмотря на все неприятности, что с ними случались каждый год, Рон ни за что не променял бы Хогвартс на какую-то другую школу. Пусть всякие Малфои хвастаются, что родители хотели отправить его в Дурмстранг.
Жаль только, что в этом году первокурсников встречал не Хагрид. Добродушного великана Рон тоже любил не меньше, чем Хогвартс, и каждый год счастливо махал другу и бежал с ним здороваться после долгой разлуки. А уж какое впечатление на малышей производил полувеликан! Не то что эта... Граббли-Дерг, которая встречала первогодок сегодня. И куда же мог запропаститься Хагрид? И в Большом Зале место его пустовало, можно было сколько угодно вертеть головой и выискивать друга, что довольно необычно, так как из-за роста Хагрида было заметно сразу же, но ясно было одно: его тут не было. Не мог же он в самом деле просто так взять и уйти из Хогвартса? Да и куда, а главное зачем, было идти? Непонятно.
Зато за преподавательским столом быстро обнаружилось новое лицо - очевидно, их очередной преподаватель Защиты. Выглядела дамочка... броско, не то слово. Ярко-розовые одежды в представлении Рона носили миленькие маленькие девочки с косичками, ну уж никак не взрослые женщины. И вот это будет их учить, как защищаться? В этом году Дамблдор явно превзошел все ожидания.
- Да уж, кофточка что надо, - хихикнув, заявил рыжий, все еще пялясь на профессора как на небывалое чудо. Был уже у них один любитель блистать и заметно одеваться, но эта женщина переплюнула даже Локхарта. Бедняга бы расстроился, узнай он об этом. Хорошо что ему отшибло память.
Однако несмотря на смехотворный образ, было в новом профессоре что-то такое, что заставляло напрягаться. Как будто на огромную противную жабу надели розовую кофточку и бант. И ведь эта жаба не превратится в прекрасную принцессу, скорее сожрет кандидата в принцы, отважившегося ее поцеловать. А еще раньше работники из Министерства никогда не прихожили преподавать в Хогвартс. Эти министерские работники такие зануды, взять хотя бы того же Перси. Жуть просто! Рон уже хотел было сообщить друзьям о том, что их ждет противный год с придирками от персиподобных, как в зал внесли Распределяющую Шляпу, и все разговоры потихоньку стихли.

Отредактировано Ronald Weasley (08.01.19 23:06)

+23

5

Вновь оказаться в Большом зале - радость и грусть одновременно. Ведь в прошлый раз здесь школа собиралась, чтобы выдержать минуту молчания и отдать дань погибшему Седрику Диггори. Сегодня же Большой зал вновь радостно приветствовал студентов школы чародейства и волшебства Хогвартс. Маленькие первокурсники с удивление разглядывали все великолепие зала. Гермиона улыбалась, то и дело кивая старым знакомым с разных факультетов. Однако, сердце девушки было не на месте.
До сих пор друзья не знали, кто же будет вести у них защиту от темных искусств. Ещё и Хагрид куда-то пропал. Несомненно, Гермионе хотелось обсудить с друзьями отсутствие их «большого» друга, но делать это при других учениках - значило привлекать лишнее внимание.
Гермиона итак заметила слишком повышенный интерес к их троице. «Пророк» все лето распространял грязные слухи о Гарри и профессоре Дамблдора. Казалось, что половина Хогвартса так и ждала, что Поттер упадёт в обморок или выкинет ту или иную странность, прямо при всей школе. Гермионе хотелось отвлечь друга от этих взглядов. Она посмотрела на Рона, показывая ему, что друга надо отвлечь от разглядывания зала.
В последнее время Гарри вёл себя более чем холодно. Та ссора, что произошла между друзьями летом, еще не была до конца сглажена. От чего-то Гарри нравилось быть обиженным и до конца никем не понятым. Гермионе очень хотелось объяснить своему другу, что она и Рон всегда и во всем поддержат его, будут рядом, но Гарри как будто не слышал.
Занимая место за столиком, Гермиона обратила внимание на преподавательский стол. Ее взгляд притянул ярко розовый цвет, который смотрелся фарсом за строгостью мантий профессоров. Внешний вид дамы кричал о ее перфекционизме и желании усыпить бдительность людей, розовый цвет говорил о наивности, но Гермиона чуяла подвох.
- Кто она, интересно? - спросила Гермиона, переводя взгляд с дамы на Гарри и Рона.

+23

6

Гарри еще стоя на платформе 9 3/4 заметил все эти встревоженные и осуждающие взгляды, направленные на него. Перешептывания, которыми его сопровождали весь путь от станции до Большого Зала порядком подтачивали нервы Поттера. Напряженно озираясь по сторонам, Гарри, войдя в Зал, первым делом посмотрел на место, где обычно сидит Хагрид: его там не было.
Присутствие же Дамблдора, несмотря на отсутствие их большого друга, немного успокоило Поттера, будто покрывая его сердце теплотой. Однако, это чувство не продолжалось долго, потому что за гриффиндорцем, будто шлейф от парфюма, шла волна перешептывания между студентами всех факультетов. Гарри потихоньку начинал раздражаться, что, в принципе, было бы естественно даже для более спокойного человека. Наконец, добравшись до своего привычного места, Гарри сел и в последний раз осмотрелся по сторонам, чтобы встретить кучу осуждающих взглядов и получив приветствие лишь от Фэй Данбар, чье поведение, в силу контраста с другими, вызвало в Поттере подозрение и лишь легкий кивок с натянутой улыбкой в ответ.
Гермиона спрашивает у друзей о новой даме, сидящей за преподавательским столом. Да, отвлекшийся от Дамблдора на других студентов Поттер не заметил эту женщину, когда вошел в Зал. Женщина выглядела словно чья-нибудь вечно одинокая тетушка, но, когда она повернула лицо в их сторону и они встретились взглядами, Гарри, к своему ужасу, узнал это жабье лицо и выпуклые глаза.
- Это же Амбридж!  - громче чем следует говорит Гарри, обращаясь к друзьям.
Поняв, что совершил ошибку, Гарри переходит на шепот.
- Она была на разбирательстве моего дела, она работает у Фаджа!
Рон делает замечание о ее кофточке, но Гарри не до смеха:
- Понятия не имею, что она здесь делает, - шепчет он, снова направив взгляд в сторону преподавательского стола.

+22

7

Джейсон слишком долго провалялся на скамье в купе поезда, закинув ноги на стенку и читая поочередно то видавший невиданное потрепанный учебник по продвинутым Зельям, то книгу «Бесшабашная магия для волшебника-сорвиголовы», то со смехом тыкая волшебной палочкой в колдографии из журнала «Еженедельник ловца», отчего фигурки разлетались в стороны и угрожали ему расправой. Проще говоря, он был настолько занят разными несомненно важными и серьезными делами, выглядя со стороны крайне деловитым и предприимчивым, что забыл собрать вещички и переодеться в рейвенкловскую форму. Когда поезд притормаживает, то накопившаяся за путь до Хогвартса горка фантиков от "Друбблс" рассыпается по купе, а сам обладатель представительной физиономии едва не кувыркается головой вниз. Он наспех натягивает мантию, с третьей попытки удачно завязывает галстук, несколько секунд мнется, глядя на побитые жизнью кеды и решая, стоит ли тратить время, машет рукой, прикрывая их мантией, и выносится на платформу, едва успевая запрыгнуть в последний вагон, то есть в отъезжающую карету.

Неудивительно, что в Большом Зале он оказывается одним из последних, особенно среди пунктуальных и дисциплинированных рейвенкловцев, в прямом смысле вваливаясь и стараясь не запутаться в подолах мантии. Беглым и живым взглядом он окидывает макушки присутствующих, узнавая тут же светлый хвост Чемберса. С громким "Где тебя носило в поезде?!" он плюхается рядом с приятелем и треплет его за оба плеча. Джейсон каждый раз скучает по замку и дружеским посиделкам. Будучи существом коммуникабельным, общительным, назойливым, парень тяжело переживает столь длительный разрыв связей. Для него домом стал именно Хогвартс, потому что он предпочитает считать, что другого дома у него нет. Оставшиеся позади экзамены, возможность околачивать биту между выборными предметами, занявшись, наконец, учебой для души, а не баллов, и возобновление матчей добавляют энтузиазма в его неисчерпаемую копилку.

Первым учебным днем Джейсон светится ярче снитча в солнечный день. Единственной ложкой горькой полыни на языке остается гибель Седрика, которая стала ударом для совсем юных волшебников. Сэмюэлс знал хаффлпаффца только, как бравого игрока в квиддич, но, добравшись до Лондона, еще несколько недель с трудом сдерживал комок в горле и влажные глаза. Пищу - нет, не в виде тыквенных кексов, по которым он также соскучился за лето, - для размышлений добавляли статьи в газете и совсем нечистые делишки, которые его глаз-алмаз заприметил в Лютном Переулке. Джей не мог понять, что происходит, но точно знал, что что-то не так.

- Что нового? - выпаливает Джей, пытаясь занять свой рот разговорами, пока праздничный стол пуст. - Помимо обсуждения психического состояния Поттера и Дамблдора. Ей Мерлин, на перроне и в карете все уши прожужжали своими "Ты читал, читал, что Поттер опасен, что в Хогвартсе небезопасно?". Да скорее на елку гиппогриф залезет, чем СМИ начнут писать правду. Желтая пресса - такая желтая пресса. Мне только Диггори жалко. Парень погиб, как чемпион, а из его смерти сделали очередной повод для сплетен.

+20

8

- Родители тебе так и не сказали, что же могло произойти с Седриком на последнем испытании? - спрашивает Милли, когда на ее мягкое плечико ложится щека Мун. Лили разочарованно проводит подбородком в сторону, и вполголоса отвечает подруге:

- Нет, ничего. Наверное, прочту потом в мемуарах отца, когда он, наконец, закончит.

Первый ужин в Хогвартсе, новый преподаватель ЗОТИ. А у них там в Министерстве хоть кто-то есть адекватный? Пухлой тетушке в розовом хотелось всучить клубок пряжи, спицы, усадить в кресло-качалку и укрыть ножки шерстяным пледом. Будет еще более скучно, чем с профессором Квиррелом, который заикаясь рассказывал о своих злоключениях со всякого рода нечистью, например, с упырями. Но у того хоть опыт был, какой-никакой, а делала хоть шаг из своего кабинета эта светящаяся розовым дамочка?

- Как думаешь, кто ей первый под дверь навозную бомбу подкинет? - уже громче спрашивает Лиллиан у Булстроуд, наблюдая, каким нетерпеливым взглядом сидящий неподалеку Крэбб уставился  на пустой пока еще стол, очевидно, представляя перед собой жареный бекон.

Отредактировано Lily Moon (10.01.19 18:06)

+21

9

Эрнест сидел ровно в новенькой мантии на которой уже красовался значок старосты. Мерлин парнишку так и распирала гордость и преисполнннность от этого значка. Рядом были Джастин и Зак. Лето прошло быстро учитывая что его начало было омрачено смертью Диггори, который всегда был для Эрнеста глубоко уважаемым однокурсником.
Среди преподавателей появилась новая розовая фигура, которая привлекла всеобщее внимание. Особенно яростно перешептывалась гриффиндорская троица. Эрни сейчас бы многое отдать чтобы слышать их разговор.

+16

10

Тэм зашла в зал одной из последних, что было не собо удивительно для нее, ведь по воле судьбы, она постоянно опаздывает. Почти весь стол Хаффлпаффа был занят, поэтому место себе выбирать не пришлось и девушка села на первое попавшееся ей на глаза. К счастью ее соседом оказался старый знакомый - Эрни, который явно был рад значку старосты на своей мантии.
- Привет, - кинула та ему, слегка улыбнувшись . - Поздравляю, староста
Сегодня Эпплби была в расположении духа несколько лучше, чем все лето. Она с некой  радостью осматривала всех присутствующих в зале студентов, однако явно не хватало рядом одного из них. Седрика. За другими столами она также увидела массу знакомых лиц, будь то игроки квиддичных сборных других факультетов или же просто однокурсники, с которыми ей предстоит видеться еще целый год.
Вот стали распределять первокурсников по своим факультетам и Тэм в этих маленьких детях узнавала себя в первый ее год. Ведь семь лет назад она совершенно так же боялась, тряслась перед тем, как шляпа отправила ее за этот стол. Рядом тогда сел и Седрик, после чего стала зарождаться их дружба.
Она обратила внимание и на стол учителей, где не заметила великана. Что же, как учитель ухода за магическими существами, Хагрид был не так уж и плох, да и пара отработок с ним прошли более-менее удачно. Особое внимание ее привлекла женщина, одежда которой верещала о ее любви к розовому цвету и вызывала отвращение.
- Кто этот цветочек? - Спросила Тэм, кивнув в сторону учительского стола

Отредактировано Tamsin Applebee (11.01.19 13:36)

+17

11

- Привет, Фэй, о святая горгона, какое счастье видеть доброжелательные лица! - Джинни Уизли плюхнулась между девушкой и святой троицей Хогвартса, удачно загородив недоверчивую (Гарри такой милый, у него всё на лице написано, вот как он справится без неё с Роном в качестве телохранителей и Гермионы как тактического оружия?) физиономия ставшего неугодным изменчивой на настроения публике Спасителя, широко улыбаясь первой и выпаливая свои жалобы на этот мир:
- Все вокруг словно драже Бетти Боттс со вкусом носков Снейпа съели или их МакГонагалл втайне трансфигурировала из особо гадкого сборища упырей. Я даже сцепилась с каким-то рейвенкловцем, ты только подумай, орлы имеют что-то против нас! Хотя на мое интеллигентное: "Чё не так?" - ответа не последовало, так что я прям теряюсь в догадках, ой как теряюсь, что таилось в его мятежном сердце.
Джинни озорно подмигнула собеседнице. И чтобы та вдруг не стала гадать, с чего бы люди стали таить на них обиды, тем самым причиняя грусть и растерянность в происходящем Гарри, тут же поинтересовалась:
- Как лето прошло?
Между тем в кругу наблюдательной троицы возникло обсуждение новой персоны. Джинни же любопытно рассматривалась маленьких первокурсников, ощущая в своем груди расплывающее тепло довольства и материнско-отеческой нежности, ибо кто-то из них наверняка Гриффиндорец, и сколько классного его ждет впереди, так что зацепилась лишь за ремарку брата:
- Рональд стал у нас таким ценителем моды после своего прошлогоднего бального наряда... - щедро приправляя искусственной мечтательностью в голосе протянула Джинни, но только она наконец увидела жертву насмешки, как поперхнулась и, чуточку взяв себя в руки, протяжно засопела: - Нет, я отказываюсь признавать твою правоту!
Мелкая Уизли раздосадованно скрепила руки на груди в замок и стала дотошно исследовать глазами стол напротив. Сказали первое имя и под звук аплодисментов Джинни шепнула:
- Она за столом преподавателей, Гарри. И других лиц я не вижу. Тут и великим нумерологом быть не надо, чтобы совместить. Мы... кажется, мы имеем дело с новым преподавателем Защиты от Темных искусств.

Отредактировано Ginny Weasley (09.01.19 21:14)

+20

12

Конечно же, новый учебный год не был исключением, и Этта, как и каждый раз, приятно волновалась. Но частенько положительные эмоции затмевали разговоры, которые велись в основном о Поттере. Если и раньше у Эджкомб его персона не вызывала уважения, то сейчас тем более.
Этта оглянулась на Чо, которая шла рядом с ней. Несмотря на то, что со времени Турнира прошло уже достаточно времени, Мариэтта боялась затрагивать эту тему, ведь она непременно касалась Седрика. Именно поэтому в этот день эмоции притуплялись. Вместо того чтобы сесть за стол с широкой улыбкой и выпалить что-то, как всегда очень честно и открыто, не стесняясь собственной прямолинейности, девушка опустилась на скамью и довольно сдержанно обратилась к Джейсону и Роберту, рядом с которыми они с Чо и оказались:
— Привет, ребята. Как прошло лето?
Задав подобный дежурный вопрос, Этта затем обратилась к Чо, к тому же прекрасно видя, что рейвенкловцы и до их прихода о чём-то говорили. А вот о подруге точно забывать нельзя было. Только заметив новую волшебницу среди преподавателей, Этта едва сумела подавить удивление, которое, без всяких сомнений, позволило бы её бровям в эту же секунду взлететь вверх.
— Да это же Долорес Амбридж! Помощница Фаджа. Мне о ней родители рассказывали, — сделав паузу, чтобы молча поглядеть на Чо, Этта продолжила. — Интересно, какую должность она будет занимать?

Отредактировано Marietta Edgecombe (09.01.19 21:42)

+21

13

Чемберс не первый заметил странную закономерность: чем ближе к месту назначения живешь, тем вероятнее опоздаешь. Все кажется, что в запасе куча времени, а потом ситуация идет кувырком, и остается только посыпать голову пеплом и клясться, что в будущем уж точно сделаешь по-другому.
Робину мечталось, что последний год в Хогвартсе он вместе с Каори приедет из Хогсмида в Лондон пораньше с утра и хоть раз в жизни посидит в купе Хогвартс-экспресса вместе с друзьями. Собственно, об этих планах он и написал Сэмюэлсу в последнем августовском письме, так что теперь оставалось только извиняться:
- Не получилось с поездом, Джей. За минуту до тебя зашел. Там... родственник один приехал, - Робин неловко потер пальцами переносицу и невольно бросил взгляд в сторону гриффиндорского стола, выискивая среди студентов Каори. - Давай, я тебе потом расскажу?
"Потом" прозвучало неуверенно, будто хотело превратиться в "никогда". На самом деле, Роб и хотел бы излить душу, но не мог - не знал, как на него посмотрит Джей после всей этой унылой и позорной истории про старые вырождающиеся семьи, про сумасшедших, про сквибов и про то, почему его родичи, как самые последние... слизеринцы, поднялись на борьбу с его маглорожденной девушкой. Неблизкий путь от Хогсмида до Школы Робин проделал в этом году пешком в сопровождении дяди Арки, в сотый - или в тысячный? - раз обсуждая свой выбор и его перспективы. Расстались... плохо. Брошенные в лицо дяде слова и сейчас стояли в горле пожаром, и Чемберс не знал, как он снова посмотрит в лица родне, после того, как велел не рассматривать его, полукровку, как наследника и продолжателя семейных традиций.

- Да уж... Седрик... - Робин глубоко вздохнул, опуская голову и принимаясь бездумно ковырять ногтем трещину в столешнице. - Погиб, а мы в это время дрались со слизеринскими упырями. Пускай мы бы ничем не смогли помочь, но все равно как-то... Мда, - он снова вздохнул и бросил взгляд на преподавательский стол. - Вон, видишь, бабуля в розовом? Она с Министерства. Бен - это мой кузен, работает у них, - сказал, что за Хогвартс в этом году основательно возьмутся. Мол, ученик погиб, беглый преступник вел предмет, все такое... Вроде, оно и правильно, но мне кажется, министерские только дров наломают, - Чемберс бросил неприязненный взгляд на всем знакомое лицо в круглых очках за гриффиндорским столом. - Может, Министерство бы не лезло, если бы Поттер панику не поднимал... Я не думаю, что он опасен, я думаю, что ему жизнь не мила без внимания окружающих. Турнир прошел, а на виду быть хочется, вот и придумал байку.
Хмурое лицо Чемберса на несколько секунд озарилось сдержанной улыбкой, когда он повернулся к соседкам по столу:
- Привет, Этта. Все отлично. Эээ... Привет, Чжо.
Улыбка исчезла, а спросить, как дела у Чжанг, язык не повернулся. Неправильно это было - она ведь была девушкой Седрика и, должно быть, именно сейчас больше всех нуждалась в поддержке, но как эту поддержку оказать, Робин даже представить себе не мог. Ему было, что ответить на вопрос Этты, но он снова коротко взглянул на Чжо и не решился влезть в девчачий разговор.

Отредактировано Robert Chambers (09.01.19 22:05)

+21

14

Пьюси весьма справедливо полагал, что предстоящий учебный год будет невероятно богат на сюрпризы.  Взять только «Пророк», который всё лето только и делал, что выпускал статьи о Мальчике-который-обезумел, и это при том, что раньше Поттер был всеобщим любимцем. Всё вокруг менялось. Может быть и статус запасного игрока Пьюси в этом году тоже измениться? Слизеринец даже сейчас, наблюдая за распределением новеньких, не мог упустить мысли о квиддиче, беспокоящих его всё лето.

Новые старосты были избраны, и в том, что ими стали Малфой и Паркинсон, представители чистокровных семейств аристократии, Эдриан видел лишь верное следование их традициям. Выбирать полукровок на данные позиции для Слизерина было просто самоубийством. Но в свой последний год о старостах хотелось думать всё меньше, поэтому Пьюси перевел взгляд на однокурсников, которые сидели рядом. Небольшой разговор о том, как кто провел лето, обсуждение последних новостей и любопытные взгляды в сторону преподавательского стола всегда были верными спутниками возвращения в Хогвартс. В последнем даже было больше веселья.

- Интересно, а  чем она нас порадует? – Пьюси адресовал свой вопрос сидящим рядом, кивая в сторону любительницы розового. Не секрет, что год за годом преподаватели по ЗОТИ в Хогвартсе менялись и кого у них только не было – беглые преступники, оборотни, звезды-неумехи. Судя по наряду, эта дама собиралась произвести фуррор в области моды, но вряд ли это было единственным подарком, который преподнесет им этот учебный год.

Перед отъездом отец упоминал о том, что в этом году в Хогвартсе будет много изменений. Его каналам можно было доверять, но пока Пьюси не был впечатлен, и надеялся, что у кого-то из его друзей будет больше информации.

+20

15

Когда Гарри упоминает Фаджа, Гермионе становится не по себе. Очевидно, что эта дама подослана сюда не только за тем, чтобы хвастаться своей омерзительно розовой мантией и бантами. Приторно жабье лицо дамы вызывает недоверие и презрение раньше, чем та успевает хотябы познакомиться с учениками.
- Это плохо, - заключает гриффиндорка, глядя на друзей. Она хочет добавить что-то вроде «Пророка» нам не хватало, но останавливается, боясь спровоцировать Гарри на злость. В последнее время друг часто срывается по поводу и без. Не стоило злись его своими высказываниями. Гриффиндорка оглядывает зал, понимая, что не только их троицу привлекла внимание эта женщина. Гермиона ерзает на стуле, ожидая узнать, что ей понадобилось. Может теперь она пишет статьи в «Пророк» вместо Скитер? Решила проконтролировать речь Дамблдора, чтобы тот не дай Мерлин, не сболтнул чего о Сами-Знаете-Ком перед всей школой.
Неподалёку Джинни заявляет, что вероятнее всего Амбридж - новый преподаватель защиты от тёмных искусств. Идея назначить министерского работника, приближенного к министру, кажется Гермионе чрезвычайно глупой.
- Думаете, что Дамблдор стал бы нанимать на работу помощницу Фаджа? - задаёт она вопрос ребятам, все ещё тая в душе надежду на то, что младшая Уизли ошиблась в своих предположениях.
Грейнджер обводит стол глазами, понимая, что кроме этой старой жабы в преподавательском составе нет новых лиц. Разве что место Хагрида занимает профессор Грабли-Планк. А вот уж это точно не сулит ближайшее явление Хагрида Хогвартсу.

+20

16

Мда. Новый преподаватель защиты от тёмных искусств выглядела как ходячее пособие по пытке ангелочками: розовая, как разделанная тушка лосося, одновременно кружевная, как пошлая нижняя комбинация и похожая на жертву аборта жабы, имевшей порочную связь с директором магазина атласных ленточек. Астория молча сидела за столом в окружении братьев-слизеринцев, размышляя о том, почему на школу всем настолько наплевать. Итак, за три полных года обучения не самый плохой в списке предмет вели:
- гламурное кисо мужского пола с завышенной самооценкой, стремившееся доказать магическому Лондону, что оно не понаехало из Кик-э-пу;
- оборотень-любитель стиля "винтаж", милый дядя, чей прикид через пару десятилетий будут безуспешно копировать лучшие модельеры всея Европы;
- полный Муди, который добрвольно (!) таскал на себе личину спятившего клиента одного из этажей Сент-Мунго (того, на который массово свозили Мерлинов, Слизеринов, Клиодн и прочих Фата-Морган со всего Соединённого, мать вашу, Королевства).
Теперь старый маразматик нанял женщину в розовом, от одного вида которой хотелось стошнить конфетти и сходить в туалет блёстками. Интересно, она будет вещать о вреде нелюбви к единорогам как о тёмном искусстве? Хотя, судя по жабьей улыбке, весь класс просто заставят отглаживать атласные ленты, таким образом оттачивая бытовые чары. Захотелось повеситься на собственных колготках, предварительно окрасив их в розовый цвет в качестве сатирической отсылки к виновнице такого эпичного самоубийства.
Астория на полном серьёзе задумывалась о том, что даже в дремучей России, где в квиддич играют на целиковых брёвнах, с которыми, видимо, ещё и встречаются после матчей в избушках-кафешках, нет такого беспредела и повальной безнаказанности.
- Своим уходом в конце года, - философски ответила Астория Эдриану Пьюси, стараясь говорить не слишком громко, но достаточно чётко: ей нужно было понять, сколько человек за столом факультета Слизерин так же страдают розовой морской болезнью, чтобы посылать им сочувствующие взгляды.

+20

17

А батя сразу сказал, что дело нечисто. Оно не то, чтоб Вэйзи воспитывались в безграничном уважении к родительскому авторитету, но если просто подумать - уж наверное, матерый старый волк, который на нечистых делах собаку съел, кое-что в этих делах понимает.

- Видит Мерлин, что-то будет, - говорил батя, шумно почесывая седую щетину и прицельно сплевывая на землю себе под ноги. - Возня какая-то понизу идет, а наверху зассали крепко... Вон и Джо-Лепилу прикончили, который из бывших Пожирателей. Не авроров работа, я бы знал. Говорю тебе, дело нечисто. Посему, Ланс, кончай балду бить. Детство кончилось. В школе у себя смотри во все глаза, что заметишь - пиши-докладывай, все в дело пойдет. Сейчас торговать информацией самое время... Да научись, дубина, писать без ошибок, а то голову сломаешь: то ли шифром записано, то ли сынок у меня дебил, фамилию директора не знает.

После таких разговоров, ясен пень, Лансу было не до веселья. Он сидел за слизеринским столом мрачнее тучи и, прикрывшись от преподавателей рукой, выжигал палочкой на столешнице корявый рисунок снитча. Ланс слышал, как рядом ржали над Поттером, но самому было не до смеха. Когда батя говорит "что-то будет", это не про затопленный сортир и прочие мелкие конфузы. Значит, жареным воняет. Значит, жахнет так, что мало не покажется. Значит, и правда кончилось детство. Будь Ланс посопливее, он бы проникся сожалением об уходящем да упущенном, но Вэйзи о высоком париться не любил. И все-таки было невесело, как на, импа надвое, похоронах каких-то.

Уже в который раз в Ланса полетела бумажка и веселые голоса потребовали: фас, ату всех, хлеба и зрелищ! Коль взялся за роль злого клоуна, не скули, играй ее до конца. Зрителям начхать, что у тебя на душе. Скрипнув зубами, Вэйзи натянул на лицо свою обычную ухмылку и огляделся. Взгляд упал на Чемберса и Сэмюэлса за рейвенкловским столом. Дождавшись, пока кто-нибудь из них его заметит, Ланс подмигнул и, укрывшись от преподавательского взора за Ургхартом, поднял над столом руку, сложенную в неприличном жесте.

Ладно, рейвенкловцы - явно не герои вечера. Герой вон он сидит, весь такой избранный. По совести, коли она была бы, Ланс сейчас в последнюю очередь стал бы смеяться над Поттером - ведь батя зря говорить не станет, что-то готовится. Но роль пристала к Вэйзи намертво, слишком поздно было что-то менять. Ланс трансфигурировал скомканную бумажку на столе в круглые черные очки, нацепил на морду и окинул взглядом сидевших рядом ребят: Нэйта, Мун, Милли и Мадж.

- Чего все запали на розовое? Суть никто не видит, самого главного не замечает. Смотрите все, я Гарри Поттер, - громким шепотом представился он и завалился назад в театрально-трагичной позе. - Я избранный. Я ваш герой. Когда погиб Седрик, я ничего не сделал, чтоб его спасти. Я упал в обморок - это был мой гениальный план, и он, как всегда, удался. У меня все. Теперь обожайте меня!

Видел Поттер с друзьями этот спектакль или нет, свою работу злой клоун выполнил. Вэйзи стянул с носа и бросил "поклонникам" кривые очки, снова помрачнел.

- А ежели серьезно, леди и джентльмены, то школу превратили в цирк, - сказал он и, цепко глянув в глаза Вэйзи, продолжил: - Батя мой говорит, только хуже будет.

Для единственного друга, почти брата, эти слова имели другой смысл, чем для всех. Нэйт знал, чем живет семья Вэйзи, как знал и то, что Руфус Вэйзи не Трелони, зря пророчествами не разбрасывается. И о качестве образования не печется.

Отредактировано Lance Vaisey (12.01.19 18:47)

+21

18

Планета сделала очередной круг вокруг Солнца, и вот Каори Шимизу снова сидела в Большом Зале за гриффиндорским столом.
Возвращаться в знакомую среду было немного странно. Все те же лица, те же разговоры, тот же запах и неизменное сияние свечей над головой. Только самой Каори казалось, что она уже другая. Повзрослевшая. Дело было не в том, что она перешла на последний, седьмой курс. Всему виной было минувшее лето, насыщенное событиями и удивительными полутонами перемен.
Родители, наконец-то разошлись. Мама съехалась со своим любовником и дом Шимизу в пригороде Лондона окончательно стал для Каори чужим. Первый раз в жизни она провела остаток каникул в другой семье, у Чемберсов, и, кажется, это о многом говорило. В плане будущего. Даже странно было думать об этом... так, как о чем-то глобальном, но гриффиндорка чувствовала, что вся ее жизнь кардинально меняется, и меняется навсегда.
Она приветствовала эти перемены со спокойным сердцем.
Потому что... по правде говоря, все было скорее хорошо чем плохо. Чемберсам и Филоттам, кажется, она нравилась. За лето они с Робином стали... ближе, пусть это и было, отчасти, тайной ото всех. Загадочная улыбка невольно касалась губ от одной мысли о том, что они разделили и о чем теперь молчат, а внутри становилось тепло и приятно. Значит, ничего не помешает им с Робином после школы... съехаться и жить вместе. А там и до брака с детьми недалеко будет. Наверное.
Серьезные перспективы не пугали. Одно слово - повзрослела. Пожалуй, еще стала свободней, наконец-то.
Сердце было полно удивительного покоя.
Сейчас настроения не омрачало ничего. Только вмешательство Министерства в дела Хогвартса немного бросало неприятную тень. Что-то начиналось, большое и неприятное, нечто такое, что магглорожденная девушка, далекая от политики волшебников, не до конца понимала. Случилось, сегодня, и еще кое-что, что осталось для Шимизу непонятным.
Каори вырвала из альбома лист и быстро написала на нем небольшое послание. Привычным движением девушка сложила бумажный самолетик. Гриффиндорка вытянула шею, разглядывая рейвенкловский стол. Знакомую фигуру она нашла быстро и, прошептав заклинание, отправила самолетик Робину.

"Как твой разговор с мистером Филпоттом? Все в порядке?
P.S. Видишь эту розовую женщину из Министерства? Я глазам своим не верю, а от ее манеры одеваться мне хочется их себе вырвать. Она похожа на конфетную маньячку."

Отредактировано Kaori Shimizu (10.01.19 01:32)

+18

19

Ужимки Вэйзи веселили, высмеивая хваленого гриффиндоского чемпиона, развеивая тревожную атмосферу, никак не желавшую выветриваться из Большого Зала, после траурного прощания со школой в прошлом году. Когда многим из-за неожиданной гибели Седрика Диггори и кусок пудинга в рот бы не залез, Лили думала о том, что она-то пропустила момент, когда перед трибунами появился убитый горем Поттер. Хотелось бы посмотреть на его мордашку, когда мальчишка понял, что за его избранностью кроется ровным счётом ничего. Только клоунаду разводить способен, красного носа не хватает.

- Цирк тут уже не первый год, Вэйзи, - выдохнула девчонка, - А с того самого момента, когда Гриффиндору за просто так стали начислять по сотне-другой дополнительных баллов в год.

Девчонка замолкла, снова переводя взгляд на нового преподавателя.

- Ненавижу розовый, - поморщилась она, оценивая внешний вид женщины.

- А ведь нам со всем этим великолепием ещё и СОВ сдавать. Учитывая, как меняются преподаватели ЗОТИ, лотерея будет та еще.- обречённо подытожила слизеринка, гляда на Малфоя и его окружение.

Отредактировано Lily Moon (10.01.19 02:08)

+18

20

Жизнь Нэйта после окончания пятого курса и финала Турнира Трёх Волшебников заиграла новыми красками. Он получил приличные баллы за СОВ, отвязался от настойчивого внимания Триши Баттермир, обручился с Мадж Фарли, провёл отличное лето… Впереди маячили отборочные: Ургхарт был уверен, что в этом году они с Вэйзи попадут-таки в основной состав.

Но что-то действительно было не так, об этом говорил Нэйту даже его отец. В Министерстве стало происходить много с первого взгляда незаметных, мелких странностей ― но все они вкупе создавали ощущение, что где-то тебя обманули. И если уж о странностях заговорил сам Руфус Вэйзи, дело точно было хуже, чем отработки у Снейпа без применения магии ― намного, намного хуже.

― У гриффиндорцев капитан ― девчонка, ― сообщил другу Нэйт и кивнул в сторону Анджелины Джонсон, на мантии которой красовался начищенный до блеска значок. Ургхарт поморщился, будто увидел что-то весьма неприличное. ― Можно сказать, кубок у нас в кармане, ― проследив за Вэйзи и реакцией рейвенкловцев, Ургхарт повторил неприличный жест на двух руках сразу ― в качестве заслона от преподавателей он использовал Малфоя. Преподаватели, впрочем, мало интересовались вознёй за слизеринским столом ― все были заняты добродушной на вид пухленькой волшебницей в розовом, лицо которой время от времени сильно напоминало жабье.

― Она настоящая красавица, не так ли? ― хохотнул Нэйт, пихнув Ланса локтем под бок. ― Жаль, Мун. Мне кажется, тебе к лицу был бы розовый. Только почему ты решила, что она будет вести ЗОТИ? Это вроде какая-то важная шишка из Министерства. Может, она приехала, чтобы, ну… сказать пару слов после смерти Диггори?

Будь Ургхарт внимательнее, он бы заметил, что за преподавательским столом не прибавилось нового лица, разве что…

― В этом году без великанов? ― он кивнул в сторону профессора Граббли-Планк, которая несколько раз подменяла Хагрида в прошлом учебном году и, скорее всего, сумевшая выбить полную ставку в этом. ― Что скажешь, Мадж? Тебе нравится розовый? ― обратился парень к своей невесте, сидящей напротив, не испытывая к ней какой-то особой привязанности, кроме приятельской, но чувствуя некоторые обязательства перед Фарли в общем и перед Мадж в частности.

Главное ― не встречаться взглядом с Мариэттой.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (11.01.19 13:29)

+18

21

Для Мадж Фарли лето выдалось на редкость насыщенным событиями - счастливыми и не очень - так что, возвращалась в школу она посвежевшей и, хотелось бы думать, что более взрослой и серьезной. Впрочем будь оно так, девушка бы, наверное, заинтересовалась происходящим на турнире и после него куда больше, но нет: она лишь равнодушно отводила взгляд, когда кто-то спрашивал ее об этом по дороге в школу, не зная что сказать из-за нехватки информации. Да, полностью сосредоточенная на своих проблемах, слизеринка, как и многие, предпочитала закрывать глаза на очевидные вещи и держаться нейтралитета. Если так подумать, разве это не самое лучшее решение в сложившейся ситуации? Для безрассудных подвигов существовали гриффиндорцы, Мадж же, как и любой представитель змеиного факультета, начинала действовать, когда чувствовала угрозу для себя или родных. Впрочем, насчет готовности рискнуть собой ради последних девушка иногда все же сомневалась. Пусть отношения с Беллой и Джейком и стали значительно лучше за прошедшее лето, вернувшись в Хогвартс, они вновь разошлись в разные стороны, решив даже не ехать вместе в одном купе. А Джемма... Что же, старшую сестру в стенах школы ей больше не увидеть. Может это и к лучшему, ведь в этом году ей надо было сосредоточиться на "задании", не особо связанного с учебой. И имя ему было - Натаниэль Ургхарт.

Со времени обьявления помолвки прошло чуть больше нескольких месяцев, но у Мадж в голове время упорно хотелось считаться не в днях, а исключительно в количестве ссор, злых взглядов, да нравоучительных лекций, но в этот раз не со стороны старшей сестры, а отца, который не хотел, чтобы сорвалась такая многообещающая сделка. Пожалуй, это и стало причиной того, что шестикурсница, пожалуй впервые в жизни, искренне хотела проводить все свое время с Беллой и Джейком, которые после злосчастной игры, в отличии от Джеммы, остыли сравнительно быстро.

Все чаще Мадж чувствовала себя куском пластилина, из которого год за годом лепили идеальную невесту, да явно просчитались. Нет, жених ее вполне устраивал, вот только бегать перед ним на задних лапках она не спешила. Слизеринка обладала многими чертами, как хорошими, так и плохими, но покорность явно была не одной из них. К счастью, Натаниэль, если и ожидал в невесты личность более сговорчивую, виду пока не показывал, и младшую Фарли это вполне устраивала. Девушка уже давно уяснила, что конец у этой истории один - она в свадебном платье - и теперь старалась извлечь из всего происходящего максимум выгоды.

Девушка невольно нахмурилась: шумный Большой Зал явно был не местом для подобных размышлениях о жизни. Все переговаривались, махали друг другу, некоторым приходилось кричать, чтобы приятели с других факультетов их услышали. Обычное первое сентября в совсем необычной школе. Сама Мадж тоже не отставала и для начала взглядом отыскала в толпе школьников Беллу и Джейка, с которыми разлучилась еще на вокзале. Если Джейк не обратил на этого внимания, слишком увлеченный разговором с однокурсниками (братец так активно размахивал руками, что даже Мадж стало жаль тех, кто сидел рядом с ним), то Белла, практически сразу почувствовав взгляд сестры, тепло ей улыбнулась. Случайность или сестринская связь? В последнее Мадж не то чтобы особо верила, но подобные мелочи сеяли сомнения. Улыбнувшись в ответ - как же все-таки непривычно было относиться к Белле, как к сестре, а не врагу! - она, наконец, "вернулась в семью", и присоединилась к беседе за слизеринским столом. Конечно, Натаниэль сидел рядом, а где Ургхарт, там и его дружок Вэйзи, про которого у Фарли еще не сложилось единого мнения. Они учились вместе уже шестой год, но до до этого момента особо не общались, будто жизнь нарочно разводила их в разные стороны. Странно, не правда ли? Хотя, если отбросить все эти философские мысли, можно было нащупать куда более простую правду - возможно, Ланс просто-напросто не хотел иметь с семейством Фарли ничего общего? Если так оно и было, то чувство это было вполне себе обоюдным. И пусть раньше Мадж не обращала внимания на подобные мелочи (в самом деле, она ведь не тысяча галлеонов, чтобы всем нравится!), то сейчас начинала понимать, что это может стать проблемой.

Боковым зрением Мадж увидела среди преподавателей новое лицо. Очень необычное новое лицо, мягко говоря. Женщине было около сорока пяти, и одета она была во все розовое. По недоброй традиции, она могла быть только очередной жертвой проклятья ЗОТИ. Фарли усмехнулась: пожалуй, уже можно делать ставки, по какой причине фанатка розового покинет стены этой школы в конце года.

- Одно другому не мешает, - вставила свои "пять копеек" Мадж в разговор Лили и Натаниэля. - Да и парой слов тут бы точно не ограничилось.

Седрика она практически не знала, но такой смерти он явно не заслуживал. Вот вам и великий Турнир Трёх Волшебников! Неужели это того стоило?

- Розовый? - отвлеклась слизеринка, когда услышала, что жених обратился к ней. - Явно не в таком количестве. Надеюсь, в ее гардеробе есть вещи получше.

Отредактировано Madge Farley (10.01.19 13:43)

+18

22

Что-то все так активно разговаривают о преподавателях, что мне стало не по себе, я поёжилась, мурашки пробежались стайкой по телу и я нервно помотала головой. Не нравился мне этот разговор о новом преподавателе. Да и у меня она не вызывала восторга, очень специфическая женщина. И сменила бы она свой приторно-розовый костюм, это действует на нервы.
Ко мне подсела Джинни с улыбкой на лице, и поприветствовала меня. Я оживилась, улыбнулась ей в ответ, прям бальзам на душу, что еще кто-то может улыбаться, не смотря на тот бардак, что творится.
- Да я вот заметила, что все какие-то взбудораженные и озлобленные сегодня, это все флюиды той дамочки, по-любому - Скептически выразилась я.  - Джинни, очень рада видеть тебя и всех наших.
Позднее, я услышала высказывания про Амбридж, оказывается вот у нее какая фамилия, и как-то поникла духом, так как н добрые слова о ней говорятся, ох какие не добрые.
- Джинни, ты серьезно?! - Одернула я ее за мантию, - она наш новый преподаватель от темных искусств? - Я выпучила глаза и чуть было не открыла рот.
А потом чуть приблизилась к девчонке и на ухо договорила: Вот оно собирается нас учить?  - И издала смешок - И чему она нас научит?
Я оглянулась вокруг, все откровенно шептались, общались, приветствовали друг друга, хотела потом подойти к парочке моих знакомых, чтобы поболтать, спросить, как прошли каникулы.

+16

23

- Пару слов после смерти Диггори? – Малфой, до сей поры хранивший угрюмое молчание и блиставший разве что новеньким значком старосты на мантии, предположение Ургхарта без внимания все же не оставил.
- Для Фаджа произошедшее во время Третьего Испытания – такой кошмар, что он стер бы память о том дне всему Хогвартсу, если бы мог, - бросив взгляд на чиновницу Министерства, слизеринец поморщился. Его вполне устраивало, что Фадж выставляет себя полнейшим идиотом, да еще и трусливым. Казалось бы, еще год назад слизеринец всерьез гордился тем, что будет наблюдать за финальной игрой Чемпионата Мира по Квиддичу, находясь в одной ложе с Министром Магии, однако ситуация менялась стремительно и ныне пятикурсник подумывал о том, что будет дальше, когда возродившийся Темный Лорд начнет свое победоносное шествие.
- Диггори погиб случайно, такое случалось во время Турнира и прежде. Поттер все выдумал, он же и вовсе едва не вылетел из Хогвартса этим летом, вы же знаете? Совсем у Шрамолобого от мании величия башенный шпиль съехал. Такова официальная позиция Министерства, читай, Фаджа, - Драко хмыкнул. Довольно-таки едко, что далось без особых усилий, стоило лишь еще раз взглянуть на эту розовую кофточку. Вот вам настоящая проблема – как мириться с тем, что твой потенциальный союзник по травле ненавистного гриффиндорца, одной своей манерой одеваться вызывает желание закрыть глаза и досчитать до тысячи.
- Мерлин… сколько баллов мы потеряем, если я сейчас поменяю этот тошнотворный розовый на благородный зеленый? – протянул он, всерьез подумывая о том, чтобы взять и сделать это. В конце концов, при его красноречии вполне можно будет обратить произошедшее в шутку и приглашение вступить в союз со змеиным факультетом.
- А по поводу СОВ не переживай, Лили… Как знать, что произойдет за год… - туманно произнес староста факультета, решивший, что куда лучше разглядывать сидящих поблизости слизеринцев, чем смотреть в сторону стола преподавателей. Да, драккл подери, лучше даже пялиться на унылую физиономию Поттера и озадаченную веснушчатую рожу Уизли, чем на это розовое пятно!

+19

24

Когда Роберт трет переносицу, будто пытаясь извиниться не за поезд, а нечто иное и куда более важное, Джейсон щурится и склоняет голову набок, заподазривая неладное. Вот готов дать биту в залог, что под неловким и брошенным между делом, совсем невзначай, "потом" приятель прячет далеко не безмятежный треп языком о квиддиче. Несмотря на их с Робином близость, парень каждый раз натыкается на последнюю неразрушенную стену между ними, в которую они бьются каждый со своей стороны, забыв о наличии двери, за ручку которой можно просто дернуть, чтобы открыть. Джей изучает черты кажется слишком повзрослевшего за летние месяцы лица Чемберса и истязает себя догадками все с той же дурацкой улыбкой на губах, как отреагирует друг на повествование о его семье, о делах отца с преступниками и о черной, не всегда чистой и законной работе самого рейвенкловца в Лютном Переулке.

- Так и быть, прощаю тебя, что бросил одного скучать в купе с ирисками, но с тебя три коллекционные шоколадные лягушки, заметано? - он подмигивает и вдруг переходит на шепот, а то негоже всему факультету знать о грандиозных планах Джейсона. - Потом так потом... У нас еще целый год в запасе для ночных посиделок и побегов в Хогсмид, есть у меня мыслище, как туда еще добраться можно. Вот и поговорим с глазу на глаз.

Наконец, он отпускает друга из объятий и принимается крутиться, словно ужаленный, осматривая Большой Зал. Непорядок! Он уже добрых пять минут в Хогвартсе, а голова еще не кружится от усиленных вращений шеей во все стороны. Взгляд упирает в тесную слизеринскую компанию, в которой он на раз узнает мерзкую физиономию Вэйзи и его подружки-соловья Ургхарта. Они тоже замечают его, потому что гаденько ухмыляются и синхронно показывают ему средний палец. У Джейсона даже скулы сводит от злости. Он медленно и вальяжно тыкает указательным пальцем сначала на одного, затем на второго змееныша, потом подносит прямую ладонь к горлу, словно нож, давая понять, что он ничего не забыл, что с виду только паинька, что намерен рассчитаться с ними за ту подтасовку. За тот чертов пир во время чумы, когда оборвалась жизнь Диггори.

-Я так просто не оставлю, глянь на их довольные лица, да красноречивые жесты, - Джейсон качает головой, сопит в обе ноздри. - Я бы эти пальцы сейчас свернул на сто восемьдесят градусов, а потом отогнул назад еще на сто восемьдесят, чтобы неповадно было. Там лежало тело Седрика, его отец рыдал над ним, а мы марали руки об этих двух. Мы тоже хороши, что повелись, но... Смотреть, когда поднимают руку на девушек и друзей, я не привык. Меня только совесть мучает, Роб, очень мучает за Диггори. Некрасиво вышло, неуважительно. Ведь и наши приятели бросали имя в кубок, любой мог быть на его месте.

Появление Мариэтты окончательно стирает озорную улыбку с лица Джейсона. Подруга Чо садится напротив, и паренек решается посмотреть на девушек. Ему вдвойне неудобно перед их ловцом, ведь потерять любимого человека не идет в сравнение с чувством утраты, которое испытывают другие студенты после Турнира. Он не может найти подходящих слов, ощущая одно смятение и смущение на двоих с Робертом, да и способны ли слова залечить то, что не всегда лечит время? У Джея достаточно ранок, и они не желают покрываться рубцами. Так стоит ли ковырять подсохшую корочку? Сэмюэлс поддается порыву, достает из кармана клочок пергамента, чирикает на нем зарисовку снитча, волшебной палочкой оживляет его, чтобы он дергал крылышками и летал от краешка к краешку, и протягивает Чо. Несмело улыбается, давая понять, что они все рядом с ней, несмотря ни на что, и поворачивается в сторону преподавательского стола, когда Этта и Роберт в унисон начинают говорить о пополнении в составе профессоров.

- Ты про эту, да прости меня Ровена, меня бесполезно воспитывать, смесь тролля и фврупера? - он морщится с громким "фииии". - Кто ее сюда протащил? На место преподавателя Защиты? Старую чиновницу? Это все равно, что сам Салазар вел бы магловедение. Я же собирался брать ЗОТИ на продвинутом уровне, Рооооб, за что с нами так?!

Вот оно как! Вот оно что! Значит, министерская птичка прилетела в Хогвартс. Чуйка Джейсона начинает печь, в темноволосой головушке зарождаются нехорошие мысли.

- Засланная, как думаешь? - он толкается Роберта локтем и кивает на эту самую Амбридж. - Я думал, что Хогвартс как бы независимая, э-э-э, организация, то есть под Дамблдором, а не Министерством. А тут получается, что не все спокойно в наших краях. Прежде ведь я не припомню, чтобы Министр своих сотрудников на должность преподавателей назначал. Не верю, что во всей магической Великобритании нет ни одного достойного профессора по Защите. Понятное дело, что после Седрика поднялся шум, но с Поттером они загнули. Я в возрождение темных сил - ты-понял-кого - тоже не верю... Чтобы Поттер живым выбрался вдобавок. Снова! Напоминает повесть о рыцарях, а я такие истории в детстве стопками глотал, взахлеб читал. Но то книиииги! Только знаешь я мог бы допустить, что кто-то из старых, ну, фанатиков решил попугать. Вот это может быть. Ого, самолетик! Я только гиппогрифов пускать умею... У вас... все хорошо? После выпуска на свадьбу ведь позовешь! Я все мечтаю постоять в радужной бабочке!

Он оборачивается к столу гриффиндорцев и машет Каори рукой, потом указывает на самолетик и показывает большой палец, мол круто, лихо ты это делаешь.   

- И от меня приветище набросай, а!

+18

25

- М-м, я тоже думаю, что старики пугают. Или мелочь выросла, типа Ургхарта. А дамочку из Министерства рано судить, как учителя. Может, она мастер своего дела? - пожал плечами Робин. - Люпин тоже не бог весть как выглядел...
Он замолчал, бросив взгляд на слизеринский стол: там Вэйзи изображал Поттера в очках. Будь на месте Ланса кто-то другой, Чемберс бы порадовался нападкам на невыносимого гриффиндорца. Но Вэйзи вызывал такую злость, что рядом меркла даже неприязнь к Поттеру. Роберт поджал губы и сузил глаза в осуждающей гримасе, но в следующий момент обернулся на голос Джея и изменился в лице. Он быстро поймал самолетик, улыбнулся Каори, развернул послание и... провел по лицу растопыренной пятерней, не сдержав тяжелый, похожий на стон, вздох.
Как он мог рассказать Каори, что на самом деле скрывается за благостными минами его родных? А если она решит вовсе с ним не связываться? Выберет себе парня, чей дом не похож на клинику для душевнобольных, чья родня примет ее с радостью, как и положено родне?.. А как он может ей не рассказать?.. Чтоб она однажды узнала от дяди Арки?
- Мне кажется, Джей, если у нас будет свадьба, только вы с Килли на нее и придете, - шутка вышла уж слишком похожая на правду, и даже выдавить из себя улыбку не получилось. - Там... предки дурью маются... А, забей!
Он достал из сумки перо и чернильницу, минуту помедлил, покусал губу и, наконец, быстро написал:

Все нормально. Привет от Джея. Мы думаем, что она наш новый препод по ЗОТИ. Больше некому. А Хагрида убрали? Спроси у Уизли и Ко, они должны знать. Было бы жаль.


Он снова сложил бумажку в самолетик и послал обратно к Каори, вместе с долгим, печальным взглядом.

+17

26

- Директор Дамблдор, - приторно улыбаясь, профессор Амбридж поманила ладонью в перстнях верховного чародея, пока еще не лишенного волшебной палочки и не отправленного в Азкабан за свою преступную халатность по отношению к школе и ученикам, - А что вы скажете насчет того, чтобы немного, совсем чуть-чуть изменить творческий репертуар Шляпы? Не подумайте лишнего, я вовсе не против. Но проходят года, столетия, головному убору не так уж и легко справляться с посильной задачей - это ведь очевидно. Кстати говоря, сама Селестина Уорлок сочла бы за честь... Подумайте об этом, директор.
Сложно было в двух словах описать всю степень ярости Долорес, умело сдержанную за сладчайшей улыбкой и солидарными аплодисментами. Ха! И Министерство действительно должно поверить в бредни старого чудака о том, что Шляпа - это едва ли не священный грааль, что вековые традиции нарушать ни в коем случае нельзя, что поеденная молью безделица действительно сочиняет каждый год очередные куплеты? Как бы не так! Не надо быть и великим провидцем, чтобы ясно понять - это сам Дамблдор зачаровывает Шляпу так, чтобы она выдавала своим мерзким скрипучим голосом тайную информацию в жалкие умишки студентов! Впрочем, наверняка все они слишком глупы, чтобы извлечь для себя хоть что-то дельное.
Ну что же, тем лучше для Долорес. Она и суток не пробыла в волшебной школе, а уже столько всего необходимо поведать мистеру Фаджу. А пока - праздничный пир. Улыбнувшись про себя собственной наблюдательности, новоиспеченный профессор подсластила сахаром свой тыквенный сок.

Но все хорошее, увы, когда-нибудь кончается. Наступает время для того, чтобы спуститься с небес безмятежности и приступить к делам насущным. Долорес заинтересованно склонила голову на бок, внимательно слушая речь директора, запоминая и анализируя каждые произнесенное им слово. И, подумать только, что творится в стенах этой школы, если из всей директорской речи самым безукоризненным ей показалось лишь заявление про великолепный ужин! А все остальное... Нет, Долорес поверить не могла своим ушам! И Дамблдору еще хватает дерзости предупреждать учеников об опасности в лесу! Предупреждать, а не принимать самые кардинальные меры и жесточайшее наказание для нарушителей! И пусть кто угодно обвинит Амбридж в непедагогичности и слишком суровых взглядах, она до конца будет стоять на своем. Да и кто, в конце концов, посмеет это сделать, когда старый дуралей Дамблдор буквально за своей спиной проморгал гибель мальчика бедолаги Амоса. Долорес искренне не понимала, почему мистер Диггори оказался настолько беспечным. Горе утраты? Что за вздор! Сына уже не вернешь, а вот призвать директора к ответу за свершившееся - самое благое дело. Но нет, Амос отчего-то принял до отвращения инертную позицию. Взял отпуск на неопределенный срок, да и носа не кажет из собственного дома, сделавшись тяжело больным. Но ничего. Она во всем разберется сама. Ведь именно она, и никто другой, сможет навести здесь самый настоящий порядок.
Директор любезно представил нового преподавателя, продолжая нести сущий вздор про самый травмоопасный вид спорта. Но не может ведь Долорес пустить все на самотек. Время праздного отдыха кончилось. С этой самой минуты она уже приступила к усиленной работе. И следовало бы заявить об этом прямо сейчас: именно Амбридж отныне настоящая хозяйка положения.
- Кхе-кхе, - негромко оповестила о себе женщина. Ах, этот премилый трюк с кашлем давно уже стал в Министерстве ее отличительной чертой, и какой потрясающий эффект оказывал на сотрудников! За преподавательским столом и вообще превзошел все ожидания. Но слишком рано наслаждаться триумфом. Самое интересное еще впереди. А нынче...
- Благодарю вас, директор, за добрые слова приветствия. Как приятно, доложу я вам, снова оказаться в Хогвартсе! И увидеть столько обращённых ко мне счастливых маленьких лиц!
Улыбка росла все шире. И чем мрачнее делались лица собравшихся, тем неистовее ликовала Амбридж.
- Я с нетерпением жду знакомства с каждым из вас и убеждена, что мы станем очень хорошими друзьями!
О, никто из них даже не догадывается, насколько хорошими... В воздухе буквально зависло сомнение и недоверие. Вот оно - попустительское отношение руководящего состава. Ничего, ровным счетом ничего страшного. Именно Долорес станет родоначальницей новейшей эпохи школы Хогвартс. Времени у нее очень и очень мало, но тем интереснее задача. Что ж, к концу года эти стены сами себя не узнают...
- Министерство магии неизменно считало обучение юных волшебников и волшебниц делом чрезвычайной важности. Редкостные дарования, с которыми вы родились, могут быть растрачены впустую, если их не развивать и не оттачивать бережными наставлениями. Древние навыки, которые выделяют волшебное сообщество из всех прочих, должны передаваться из поколения в поколение — иначе мы потеряем их навсегда. Беречь, приумножать и шлифовать сокровища магических познаний, накопленные нашими предками, — первейшая обязанность тех, кто посвятил себя благородному делу преподавания.
Проявляя большую любезность, Долорес вежливо кивнула коллегам. Ах, вы только взгляните на эти лица! Нет, определенно, в первый же день добиться такого огромного успеха - этого заместитель министра даже и близко предположить не могла, хотя и пыталась оставаться дамой прозорливой и дальновидной. Вполне себе можно позволить отпраздновать маленькую победу со стаканчиком крепкого хереса. Но это, это потом.
- Каждый новый директор Хогвартса привносил в трудное дело руководства этой древней школой нечто новое, и так оно и должно быть, ибо без прогресса нашим уделом стали бы застой и гниение. Однако прогресс ради прогресса поощрять не следует, ибо большая часть наших проверенных временем традиций в пересмотре не нуждается. Итак, необходимо равновесие между старым и новым, между постоянством и переменами, между традицией и новаторством…
А вот и началось самое интересное. Женщина с удовольствие наблюдала за сотней осоловелых глаз. Вслушивалась в обрывки разговоров, которые вовсю уже гуляли в Большом Зале. Верх вопиющего неприличия - но женщина нисколько не расстроилась. Все это ей так же играло на руку. Она ведь четко обозначила цели своего визита, а кто имеет уши - тот услышит. За остальных Долорес даже не сочла беспокоиться.
- …потому что иные из перемен приносят подлинное улучшение, в то время как другие с течением лет выявляют свою ненужность. Точно так же некоторые из старых обычаев подлежат сохранению, тогда как от тех из них, что обветшали и изжили себя, следует отказаться. Сделаем же шаг в новую эру — в эру открытости, эффективности и ответственности, сохраняя то, что заслуживает сохранения, совершенствуя то, что должно быть усовершенствовано, искореняя то, чему нет места в нашей жизни.
Профессор Амбридж присела на место, ясно давая понять, что закончила со вступительной речью. Впрочем, внимательные глаза все еще горели живым огнем, и если необходимо, она снова будет изливать посильно. И никто, даже сам директор школы ей не указ. А значит, и всему Министерству в ее лице.

+20

27

Теренсу очень нравилось то, что, когда жуешь, не надо говорить. Поэтому он старательно налегал на еду. Никто не будет цепляться, что это он молчит. Впрочем, мнение Хиггса мало кого интересовало, и он тоже предпочитал оставлять его при себе. Дабы быть подальше от Вэйзи и Ургхарта, которых ему еще терпеть в спальне весь год, он уселся с другой стороны стола там, где было свободное место. И оказался рядом с Эдрианом Пьюси. Тот хоть был более-менее нормальным. И даже разговаривал с какой-то младшекурсницей, хотя обычно семикурсники не снисходят до малявок. Но, присмотревшись, Теренс понял, что это Астория Гринграсс. Из священных двадцати восьми. О да, на Слизерине происхождение играло очень большую роль, и детей самых знатных семей знали все. И полукровка семнадцати лет, желающий улучшить положение своей семьи, мог заискивать и трепетать перед одиннадцатилеткой, если она чистокровна до неприличия. А что касается этикета и расшаркиваний, Пьюси был один из лучших мастеров. Деррик бы уже психанул и послал все к импам. Вэйзи вообще о приличных манерах и не слышал. Крэбб и Гойл - вообще тупые обжоры. Малфой с новеньким значком старосты еще больше, чем обычно, сиял и раздувался от гордости, так что смотреть было противно.
И все взгляды были устремлены на неприятного вида даму в розовом за преподавательским столом. Теренс знал, что каждый год у них меняется преподаватель только по одному предмету, а потому не трудно было предположить, кто это и зачем там находится. Он только фыркнул, выражая свое мнение, и продолжил жевать, как вдруг дамочка взяла слово, и Хиггс аж подавился, услышав противное "кхе-кхе". Настоящая жаба, ей Мерлин.
Женщина завела длинную и заумную речь, и Хиггс почувствовал себя так, словно его жахнули Конфундусом - было сложно сосредоточиться и вычленить суть из этого обилия длинных и пафосных слов. Перемены, прогресс, бла-бла-бла.
Хиггс закатил глаза и пробормотал, особо ни к кому не обращаясь.
- Сделала бы шаг в новую эру в моде, что ли. Этот прикид точно нужно искоренить.

+17

28

- Чего? - Стеббинс раскрыл рот, уставившись на странную новую дамочку, толкающую какую-то длинную еще более странную, чем она сама, речь. Стеббинс так обалдел, что у него даже кусок тыквенного пирога изо рта выпал. Впрочем, Сид не обратил на это внимания. - Она о чем вообще? Я ничо не понял. Друзьями? С ней? Мне кажется, она старовата для дружбы. Ну, если только с инфери какими-нибудь. И чо за эра эффективности? Бред какой! Прогресс ради прогресса. Равновесие. Ляляляля. Кажется, я уснул, пока ее слушал.

Стеббинс заржал. Потом задумчиво почесал голову. Прогнал речь дамочки в голове, ну, то что успел запомнить. Но снова ни черта не понял. О, Мерлин, вот у Дамблдора хороши были речи. Идеальные речи, подходящие к любому случаю вообще.
Как там было?
Олух. Пузырь. Остаток. Уловка. Время похавать и поболтать о лете, дорогие ученики.
И почему в этот раз вещает эта, безусловно милая, но обалденно странная женщина? И что за костюм вообще? Может, у нее дельтонизм? Или как там называется, когда цвета не так воспринимаешь?

- Эй, - Стеббинс позвал сидящих напротив. - Кто эта дамочка вообще? Что она несет? Зачем она это несет? И почему она выглядит так, как будто пришла на вечеринку восьмидесятых? Вы в курсе? О, староста? Поздравляю!

+16

29

Лаванда не опоздала. Она пришла ни рано, ни поздно, а вместе со всеми. И, конечно, как всегда со своей лучшей подругой под ручку: они шли и торопливо перешептывалась, делясь теми секретами, которые нельзя было доверить бумаге и совам. О, Мерлин, сколько всего произошло за лето! И, нет, все эти потрясающие события никак не были связаны с Поттером, Диггори и Турниром. Мир, понимаете ли, не вертится только вокруг них. Ну или он перестает вертеться вокруг них, когда Хогвартс-экспресс наконец прибывает на станцию Кинг-Кросс.
Так что лето было суперским!
- Он такоооой симпатичный!! – сообщил мисс Браун Парвати и плюхнулась на скамью. По левую руку от нее оказалась Гермиона, а на противоположной скамье сидели Гарри, Рон и остальные. – Всем привет! Надеюсь приветственное слово не займет много времени, а то я страшно голодная!
Но оказалось все ровно наоборот. Причем слово это сказал не толкьо директор, но и некая Дама в Розовом, которая оказалась их новым преподавателем. Лаванда, еще в первые минуты заметив незнакомое лицо за столом, прежде всего уставилась на нее, оценивая наряд и украшения сначала по отдельности, а потом – вместе.
Сказать честно Лаванда сама любила розовое, но явно не в таком количестве. Да и если мисс Браун была молода и красива – этого не отнять! То старушка за столом преподавателей давно уже перешагнула ту границу, за которой уже поздно молодиться и применять подтягивающие чары. Только и остается, что рассчитывать на зелья, что кое-как сдерживают дряблую кожу, которая так и норовит скукожиться и образовать миллион старческих складок и морщин.
Жуть вообще!
Когда профессор Амбридж сообщила, что хочет стать их другом, то Лаванда на мгновение закатила глаза: ну да, им тут по пять лет, чтобы поверить в «я надеюсь стать вашим другом»! Вот если вместо занятий им разрешат заниматься своими личными делами, то тогда –да! Иначе на дружбу рассчитывать нечего.
А профессор все говорила и говорила…
Лаванда таращилась на даму в розовом и глаза ее медленно стекленели. Разговор был совершенно ни о чем. Какое-то «бубубу» и «тру-ля-ля». Девушка положила подбородок на стол и вздохнула: налегать на тыквенный пирог было как-то неловко, пока не закончилась речь и приходилось стоически терпеть. Но едва смолкло последнее слово, как Лаванда схватила миску с картофелем, накладывая себе полную тарелку.

+19

30

Виола собирает чемодан, тихо щёлкает замок, незаметно спускается со второго этажа. Виола молчит, пока домовики несут её пожитки в машину, молчит и смотрит на отца, у которого новый костюм-тройка и подстрижены волосы.
Наставлений было много, но одно Ричмонд пропустила через кожу и зажала в холодных кулаках - держаться подальше от Гарри Поттера и его шайки. Лукас знает о происходящем в волшебном мире достаточно, но по старой доброй привычке держит дочь в стороне, наивно полагая, что она ничего не знает и не попытается узнать.

А она видела, как Поттер втащил мёртвое тело Диггори на поле, как переглянулись некоторые её однокурсники. И она знает, что Поттера ненавидят за его слова, он с самого лета практически изгой в магическом сообществе, потому что санкция сверху - всё равно что плетью по коже. Виола чувствует, как хлестанули по рукам и её отца.

Поэтому кивает, хватает рюкзак и ровным шагом пересекает гостиную, чтобы сесть в машину и не оглянуться на провожающего её отца. Не из-за обиды, а просто потому что не хочет разочароваться в своём кумире.

Большой Зал знаком и в нём всё так же тепло, эти ощущения Виола помнит с детства и даже позволяет себе немного ностальгии, ведь впереди - выпуск и расставание с Хогвартсом. Волосы Ви повязала сзади тёмной зелёной лентой, под мантию надела тёплый свитер и вообще приготовилась к дежурным разговорам за столом змей. То, что она усвоила за семь лет учёбы и довела до автоматизма - манера общения чистокровных, а их на в Слизерине преобладало.
Ричмонд чуть улыбается Астории, рядом с которой занимает свободное место, скользит взглядом по угрюмому Теренсу и останавливается на Пьюси. Держит взгляд, словно зачарованная, а после прикусывает внутреннюю кожу щеки и отворачивается.

И подавляет смешок, потому что фейерверк из розовых и приторных элементов одежды никак не складывались в одну цельную картину, а ведь этот образ определённо кому-то принадлежал. Ви с интересом вытягивает шею, разглядывая нового преподавателя, пока она покидает свой насест и, кажется, перебивает речь директора. Ричмонд качает головой и берётся за кубок, чтобы сосредоточиться.

Итак, Ричмонд, две вещи. Готовь свои мозги к седьмому курсу и не занимайся ерундой. Из этого вытекает вторая вещь - оставь за бортом Эдриана Пьюси и позволь ему спокойно поесть. И жить.

Ви поднимает голову и вслушивается в реплику Теренса, который, в общем-то, всегда ей нравился, по крайней мере, он никак не проявлял себя по отношению к ней и был вполне доброжелателен. Так что Виола решительно взялась за вилку и нож и ответила однокурснику нарочито бодро:

- Если её прислали из Отдела по контролю за модными тенденциями, то в Министерстве явно плохо подбирают кадры, - Ви пожала плечами и услышала неровные аплодисменты, к которым пришлось присоединиться: Мерлин, а ведь эта дамочка держала речь!

Кажется, Ричмонд становилась социопаткой.

+17


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Elder Wand » 01.09.95, С возвращением в Хогвартс! [c]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC