HP: Hidden Swimming Pool

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 19.04.95, И давай не думать, что закончится рассказ


19.04.95, И давай не думать, что закончится рассказ

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата и время событий:
19.04.95, после уроков
Место:
Хогвартс, заброшенный класс
Участники:
Hermione Granger & Theodore Nott

Пора переходить к действиям. Гермионе интересно посмотреть, чем занимается Теодор в своём тайном местечке, есть о чем поговорить, ведь после встречи в Больничном крыле прошло почти две недели. Пролетели Пасхальные каникулы и ребятам есть, чем поделиться.

визуализация

https://wmpics.pics/di-N3XS.gif

https://b.radikal.ru/b26/1810/7c/ef229c2441b6.jpg

https://c.radikal.ru/c08/1810/86/5f9fc8324d62.jpg

https://wmpics.pics/di-Q1ED.gif

И давай не думать, что закончится рассказ -
Лучшее из средств от безысходности..
Что ещё осталось? Что смогу тебе отдать?
Одно лишь сердце, но зато без срока годности. (с)

Отредактировано Hermione Granger (11.10.18 07:44)

+1

2

Вернувшись в комнату для девочек после уроков, Грейнджер рухнула на кровать. День был довольно тяжелым, но к счастью все домашнее задание было подготовлено Гермионой наперёд. Гарри и Рон бурно обсуждали Турнир, квиддич, а Гермионе захотелось вновь пойти в библиотеку. Друзья закатили глаза, когда Грейнджер объявила им о своём желани. Гермиона надулась и отправилась в свою комнату, чтобы выложить лишние книги. Школьная сумка была слишком тяжелой.
Разглядывая потолок со звёздами она вдруг вспомнила о Теодоре. Он предлагал ей присоединиться к нему в его занятиях. От неожиданной мысли она подскочила с кровати, раскрылась сумку и достала чистый лист пергамента. Окунув перо в чернильницу она приступила к письму.

Привет, Тео!
Как проходит первая неделя обучения после каникул? Если твоё предложение «по средам» ещё в силе, то я с удовольствием к тебе присоединюсь. Если ты по какой-то причине их отложил или отменил, то можем встретиться сегодня в библиотеке, часов в 8. Буду рада увидеть тебя.
P.s. Надеюсь, ты отлично провёл каникулы и набрался сил для получения новых знаний!
Г.Г.

Гермиона аккуратно запечатала конверт, и спустилась в гостиную. Собственную сову девочке так и не удалось завести, поэтому необходимо было либо идти в совятник, либо попросить у однокурсников воспользоваться их птицей. На удачу ей подвернулся второкурсник, который читал письмо из дома за столиков недалёко от камина. Сова его сидела рядом, ухая от удовольствия, когда мальчик поглаживал ее по пёрышкам. Гермиона уточнила, может ли она отвлечь его любимицу на несколько минут, на что мальчик дал согласие. Гермиона привязала послание к лапке и выпустила птицу в окно.
Увлечённая собственными мыслями о том, что ее вечер может стать очень интересным, девочка вновь поднялась в спальню. Аккуратно разложив книги по полкам, она полюбовалась результатом своей работы. Чтобы не терять время на безделье, девочка открыла учебник по зельям. Однако через пять минут чтения она заметила, что совсем не видит текста. В голове роется масса вопросов. А вдруг Теодор передумал? Прошло ведь уже две недели с того момента, когда им последний раз удавалось поговорить. И то в присутствии Малфоя. Гермионе натерпелось рассказать о том, что она с родителями посетила Италию, обогатилась культурной маггловской Историей, как нашла невероятно интересную книгу по Рунам в Косом переулке.
Ожидание ответа слизеринца затянулось. Со злостью она закрыла учебник и, нахмурившись, поднялась, взяла сумку и уже собиралась выходить из комнаты, когда в окошко постучалась та же самая сова с привязанным к лапке посланием.

Отредактировано Hermione Granger (10.10.18 22:53)

+1

3

Конец учебного года приближался шагами великана, и драгоценное время ускользало сквозь пальцы песком. Правда не все однокурсники поддерживали Теодора в его затеи поднажать на учебу и добиться победы в межфакультетном соревновании. Ребята оттягивали подготовку к экзаменам, все еще раскачиваясь после каникул, занимая свои головы чем угодно - от разговоров о квиддиче до рисовании карикатур на Поттера. В итоге, после предложения юноши подготовиться к занятиям у Снейпа на следующую неделю приятели подарили ему многозначительные взгляды, тем самым вежливо послав его в гущу Запретного Леса в логово к оборотню.
- Потом сами будете вздыхать, что не хватает времени, черти эдакие, - Теодор раскланялся и удалился из гостиной с забитой до предела школьной сумкой. Ноги сами принесли его в ставший третьим домом заброшенный кабинет - место для знаний, для творений, для искусства. Он тащил туда все, что могло быть полезным, все, что считал занимательным, от новоприобретенных книг до старенькой гитары. Помещение становилось все более заполненным и уютным, превращаясь скорее в личные апартаменты. Если бы Филч додумался засунуть туда свой нос, то был бы удивлен, какие грубые нарушения скрылись от его глаз. Небось хватил бы бедолагу припадок на старость лет, вот уж одолжение сделал бы Теодор для других студентов.
В коридоре его нагнала незнакомая сова с конвертом, запечатанным явно рукой перфекциониста. Неужели Драко решил составить ему компанию? Нотт присел на подоконник с зачарованным окном, откуда открывался вид на школьную поляну и озеро, несмотря на то, что то были подземелья. Он с точностью до дюймов вскрыл письмо вдоль изгиба ножиком для пергамента. То была изящная ручная работа с деревянной ручкой и высеченным инициалами T. A. N. - отцовский подарок на Рождество. С тех пор Тео носил ножик всюду с собой и не мог удержаться лишний раз покрасоваться с ним перед однокурсниками. Почерк в письме правда был совсем не малфоевский, да и инициалы говорили сами за себя.
- Гермиона..., - шепот в пустом коридоре сорвался с губ.
С их последнего разговора прошло несколько недель. Если можно было назвать разговором ту странную ночную встречу на троих в Больничном Крыле. Они с Драко успели разобраться с шутником, да так, что тому пришлось случайно провести каникулы в постели из-за случайно выпитого зелья (своим изобретением Нотт гордился) и по глупости полученных травм. Однокурсники несчастного подтвердили, что тот иногда бывало через чур увлекался не особо удачными экспериментами, а определенные травы могли вызвать не только галлюцинации, но и заставить нанести урон самому себе. Одним словом, месть была сладкой, красивой, умной, достойной слизеринцев. С Грейнджер они так и не пересеклись - ни до каникул, ни после. За это время Тео, сколько бы не таращился в окно в ожидании совы, не получил ни одной записки от девушки, решив, что его предложение было таким образом отклонено. Возможно, в тот вечер в библиотеке он сам выдумал какую-то душевную близость между ними? Может быть, гриффиндорка просто напросто показала в очередной раз свое благородство и вежливость? Нотт был задет, несколько раз на Пасху срывался было к чернилам и перу, пытался написать письмо, но гордость не позволяла отправить. Исписанные пергаменты летели один за другим в камин. Он даже успел закрутить роман со старшекурсницей-гриффиндоркой (трижды "ха"!), но обоим было понятно, что интрижка не могла перерасти во что-то большее. Новое знакомство и новые ощущения от первого поцелуя и ночи с женщиной помогли пережить те дни, что тянулись резиной без возможности хотя бы мельком увидеть Грейнджер на завтраке, перед уроком, в тени библиотеки, на парах в компании рыжего недоразумения и очкастой знаменитости. Он настолько привык к ее присутствию, пусть и далекому, что расставание оказалось куда более тяжелым, чем он мог себе представить.
Теодор хотел было смять ненавистное письмо, но пальцы сами бережно свернули его в аппликацию в виде голубки, и письмо нашло свое место во внутреннем кармане мантии. Она хотела его видеть, и этого было достаточно, чтобы отодвинуть гордость на второе место. Что если у Грейнджер действительно не было времени на переписку? В конце концов, она уезжала к семье, и, наверняка, хотела провести с ними время. У грязнокровок-то обычаи другие, небось, да и Теодор никогда не задумывался, каково маглам отпускать своих одиннадцатилетних чад из дома.

Добрый вечер, Гермиона Грейнджер!
Твоя весточка стала приятной неожиданностью. Значит, слухи врут, и гриффиндорцев не съели акромантулы по дороге в Хогвартс. В силе ли мое предложение? Кодовое слово - "всегда". Ты найдешь меня в подземельях. Между классом Зельеварения и нашей гостиной есть еще один коридор, уводящий в сторону. Порядковый номер двери соответствует отсутствующей руне в мэнской письменности. На пароле будет стоять та самая магловская забава.
До встречи.
Т. Н.

P.S.: не топай слишком громко перед кабинетом нашего декана - спасать от отработок не буду.

Он по привычке аккуратно выводил буквы, как в детстве, когда над ним стоял преподаватель по каллиграфии. Полюбовавшись на свой труд, юноша скрутил письмо в трубочку (к сожалению, конверта в сумке не нашлось) и привязал к лапке недовольно ухающей совы, которой, видимо, надоело ждать нерасторопного слизеринца. Получив послание, птица улетела в противоположную сторону, а Теодор отправился в кабинет, не забыв осмотреться по сторонам и наложить на дверь защитные заклинания с паролем. Он не был параноиком. Он просто любил порядок и уединение.

+1

4

Гермиона ринулась к окну, чтобы получить заветный ответ. Она отвязала с лапки совы послание, благодарно погладила птицу по голове и отпустила. Развернув письмо, Гермиона не смогла скрыть улыбки. Если бы Теодор видел сейчас ее лицо, то непременно отпустил бы забавную колкость, или бы записал на свой счёт очередную улыбку гриффиндорки. Она пробегалась глазами по строчкам и не могла поверить, что все это происходит на самом деле. Зашифрованный пароль, доступный только им, который связывает их незримой нитью, нумерологическая загадка, которая интересна лишь ей, ведь правильный ответ она знает.
Девушка аккуратно складывает письмо и убирает его в чемодан, на дно, чтобы оно случайно не выпало и не потерялось. Почему то возникло желание сохранить его. Аккуратный ровный почерк, чётко выведенные буквы грели лучше, чем камин в пасмурный день. Улыбка не желала покидать девушку, даже когда она выходила из спальни, покидая гриффиндорскую гостиную.
Она спешила в подземелье, быстро сбегая по зачарованным ступенькам и пробегая повороты. Оказавшись совсем близко к кабинету зельеварения она приостановилась. Ей не хотелось попадаться на глаза посторонним, ведь это могло закончиться лишними вопросами и пересудами. Последних девушке хватало с лихвой, поэтому она на цыпочках повернула в нужный коридор. Здесь было темно, ни школьников, ни преподавателей. Краем глаза она увидела движение впереди и вжалась в стену. В нескольких метрах от неё проплыл Кровавый барон, который был увлечён беседой с самим собой и кажется не заметил девочку. Грейнджер затаила дыхание и ждала, когда призрак скроется в стене или за поворотом.
Когда путь снова был свободен, она отправилась дальше. Неудивительно, что помещения были заброшены. Находиться здесь было жутковато. Наконец она нашла нужную дверь, на которой красовалась цифра шестнадцать. Глубоко вдохнув и выдохнув, она взялась за ручку, тихо прошептала название «бутылочки» и вошла в класс.
Освещение было тусклым, но даже при таком свете стало очевидным, что старый класс жил своей жизнью. Он совершенно не был похож на сухое место, где стоят голые парты. Это было убежище, обжитое, уютное, совсем в стиле своего хозяина. Гермиона рассматривала предметы, которые наполняли комнату. Она вошла, закрыв за собой дверь. Сразу Теодора она не заметила, она озиралась по сторонам, впитывала атмосферу, которая одновременно со страхом неизведанного - завораживала. Она оборачивалась, разглядывала вещи, принесённые сюда Теодором. Сейчас ей стало ещё очевиднее, насколько интересным человеком был Теодор. Вдруг на нее обрушилась правда, которую она пыталась скрыть от самой себя. Она действительно скучала по нему эти пару недель, не осмелясь написать ему пару строчек. Она боялась осуждения и колкостей Нотта, боялась, что он может подумать, будто бы она запала на него. Гермиона была к этому не готова и все время откладывала встречу. Оказавшись же в Хогвартсе она поняла, как сильно вновь хотела увидеть загадочного слизеринца, снова поговорить с ним.
Крутясь на одном месте, разглядывая потолок, она наткнулась на Теодора, который, оказывается стоял за ее спиной, сохраняя молчание. Гермиона вздрогнула, но не отвела взгляда с карих глаз, которые пронзали, и кажется видели ее насквозь.
- Ой, прости, - говорит девочка, улыбаясь слизеринцу, - я тебя не заметила. Очень рада видеть тебя. Я просто засмотрелась на это чудесное место. Тут просто необыкновенно, Тео, - говорит она, снова оглядываясь по сторонам. От глаз девушки не крылась даже гитара, которая смотрелась здесь органично. - Неужели ты ещё и играешь? Сколько же у тебя талантов? - она снова смотрит на него, тепло улыбаясь. И снова ощущение, что все на своих местах.

+1

5

Теодор умел ждать. Длительное, монотонное ожидание не вызывало в нем нервных подергиваний ногами, что нередко раздражало однокурсников. Он мог часами сидеть на одном месте, уставившись в противоположную стену стеклянным взглядом. Он был одним из немногих, кто не сбегал с занятий, когда преподаватель задерживался дольше положенного или отсутствовал, оставаясь на своем месте до звона колокола, сообщающем о перерыве. В детстве Нотт-старший даже отправил мальчика на консультацию с колдомедиком, когда заметил столь несвойственное для его возраста поведение. Как-то раз Тео отсидел в углу министерского кабинета весь рабочий день отца без движения, листая одну из поистине скучных даже для взрослого волшебника книг по магическому законодательству. Колдомедик отклонений и заторможенности в развитии не обнаружил, наоборот, отметив повышенный интеллектуальный потенциал ребенка.
Терпение Теодора было несгибаемым и непоколебимым, что выводило из себя окружающих во время споров, когда они слышали откровенную скуку в его голосе и лицезрели безмятежность в каждом движении. В случае с Грейнджер самообладание и выдержка давали сбой. Привычная система рушилась на глазах. Нотт измерял шагами периметр кабинета, насчитав 35 по диагонали и 27 в длину. Он прислушивался к звукам в коридоре, подобно животному во время охоты, но, кроме скрипучего ворчания Кровавого Барона, ничего не было слышно. Почему она снова закралась в его мысли, вырвала из реальности своим письмом, заставила успокоившееся сердце вновь колотиться, как ненормальное? Зачем она расшатала его равновесие невыносимым ожиданием, будто специально натягивая минуты на сломанную гитару? На девятнадцатом шаге раздался шепот пароля, и дверь распахнулась перед носом юноши, позволяя урагану с копной все тех же непослушных волос ворваться в его жизнь. Он даже не сомневался, что она правильно разгадает его шифр. Гермиона - умная девочка. Не зря Теодор ее выбрал.
В полумраке помещения гриффиндорка не сразу заметила хозяина, а Нотт не спешил появляться в свете свечей. В этот момент он понял, насколько сильно не хватало ее присутствия. Он наблюдал за ней из тени, пока девушка, раскрыв рот, осматривала комнату. Он сомневался, понравится ли его новой подруге слизеринская мрачная обитель, но неприкрытый восторг и блеск любопытства в глазах развеяли его страхи. Тео ловил и запоминал каждое движение Гермионы, стараясь навсегда вырезать их в памяти, чтобы часть ее оставалась с ним даже после их расставания, когда пути разойдутся не в разные, а в противоположные стороны.
- Неудивительно, людей обычно настораживает моя невидимость и незаметность, но ты, кажется, не испугалась слизеринца с мрачной репутацией, теряю навыки, однако, - складка между бровей разгладилась, и на лице четверокурсника появилась самая обыкновенная юношеская улыбка, будто он встретил того же Драко на вокзале после каникул, или же Дафна потащила его в Косой переулок за новой мантией. - Полегче, не все комплименты сразу, иначе что ты будешь делать с моей взлетевшей самооценкой? Двух Поттеров этот мир не выдержит.
Теодор сделал шаг навстречу из тени и протянул ладонь для рукопожатия, слегка склонив голову набок и вполне миролюбиво глядя на девушку. Она ничуть не изменилась за эти недели, разве что в глазах было еще больше рвения и азарта, словно она, как и он сам, с нетерпением ждала Хогвартса и начала занятий.
- Играю, пою, танцую... Но это не таланты. Это хобби. Гриффиндорцы вон во внеурочное время зарабатывают отработки. Я же предпочитаю тратить свободные часы на саморазвитие, - Нотт трепетно относился к искусству в любом его проявлении, имея потребность наслаждаться прекрасным в той же степени, что и создавать его. Он привык брать для себя лучшее, при этом стремился сам к идеальному образу. Идеальность означала многогранность с одинаково высокими достижения во всем, к чему бы он не прикоснулся. Иначе не стоило браться. Поэтому он не играл, например, в квиддич. - Располагайся, осматривайся, но не бери пример с УизЕла и в рот что попало не тащи... А то противоядие есть еще не ко всему. Трупы кроликов тому доказательство. Шутка... ну-у, почти. Рассказывай, как ты провела время? Дай-ка догадаюсь... О! Я побуду Треллони. Мисс Грейнджер все каникулы не вылазила из учебников и сделала домашние задания на два месяца вперед?
Теодор ухмыльнулся и подмигнул гриффиндорке, подходя к рабочему столу, где лежали ингредиенты для работы над зельем, которое он оставил в замороженном состоянии перед отъездом домой. После случая с Драко он задался целью создать мазь против ожогов без этого характерного запаха лазарета и трав, от которого тянуло проблеваться, но что-то пошло не так. Он уже которую неделю ломал голову над тем, где допустил ошибку, потому что отвар хоть даже и в незавершенном виде залечивал ожоги, но вызывал при этом глупый смех.
Он задумчиво оперся рукам о шершавую поверхность стола, стоя к гриффиндорке спиной и слушая ее дыхание, перебиваемое капающим со свеч воском.
- Я тоже рад тебя снова видеть, Грейнджер, - произнес он совершенно невпопад глухим голосом.

+1

6

Рука Гермионы оказалась в тёплой ладони слизеринца. В голове снова проскочила отметка, что за холодной сталью и выдержкой есть человечность. Чтобы не говорила Джинни, Гермиона точно знала, что не ошиблась, пуская в свою жизнь Теодора Нотта. Его удивительный взгляд на мир обезоруживал, заставляя погружаться в его тайны с огромным интересом. Он открывался с новой стороны каждую минуту, от него совершенно точно не стоило ожидать привычной шаблонности. Его колкости - способ защиты, но глубина его души это целый мир, огромная вселенная, которая захватывала дух своей таинственностью и неизведанностью.
Вся эта обстановка в классе кричала об интересах слизеринца. Гермионе хотелось обойти здесь все, дотронуться до каждого предмета, ведь она была уверена, что они ответят ей про своего хозяина больше, чем он сам. Интересно, а был ли здесь ещё кто-то, кроме неё? Может он приводил сюда своих друзей, или девчонок, чтобы произвести на них впечатление? Кто бы смог по достоинству оценить все эти вещи, собранные в одном месте, которые казались совершенно друг с другом несмовместимыми, но при этом отображали весь перфекционисткий характер своего хозяина. Грейнджер видела это и понимала, потому что сама была такой же.
- Скажем так, преподавать Прорицание тебе удастся лучше, чем профессору Трелони. Действительно, я посвятила большую часть своего времени обучению, даже начала готовить курсовую работу к СОВ по трансфигурации, - ухмыляясь говорит девушка, размеренными шагами пересекая комнату, переводя взгляд с одного предмета на другой. - Но ещё я успела провести время с друзьями и съездить с родителями на пару дней в Грецию. Мама давно мечтала там побывать. Тира - интереснейшее место. Это вулканический остров в Греции, в Эгейском море. Город наполнен магией, хоть я и бывала на маггловских экскурсиях. Я читала в Истории Магии, что в девятнадцатом веке и по настоящее время маги проводят тайные вече в старых храмах. Поддерживают традиции своих предков. А какие там закаты... Если ты находишься на вершине старого замка и смотришь на море, на полоску красного света от солнца, быстро уходящего за горизонт, ощущаешь тёплые порывы ветра на лице.. Это волшебно, - говорит Гермиона, закрывая глаза и вспоминая волшебный вечер. Ещё тогда ей хотелось поделиться этой красотой с кем-нибудь. Но у Грейнджер совершенно не было возможности написать даже коротенькое письмо друзьям или Теодору, хотя ей безумно хотелось это сделать.
Улыбаясь она смотрит в глаза слизеринца, а потом достаёт из кармана маленький сувенир.
- Это брелок, магглы вешают такие штучки на ключи или молнии. Я решила привезти тебе такой, вдруг тебе понравится, - говорит она, протягивая Нотту небольшой шарик из вулканической лавы, в которому прикреплена цепочка с колечком застежки. Гладкий снежный обсидиан.
- Ты пытаешься доработать противоожоговую мазь? - с удивлением спрашивает она, подходя к столу, на который оперся слизеринец. - Пробовал добавить перечную мяту? В справочнике «Тысяча магических трав и грибов» сказано, что она смягчает запахи и успокаивающе действует при появлении побочных эффектов, - рассуждает она, принюхиваясь к характерному запаху густой оранжевой субстанции. - Возможно, стоит попробовать поэкспериментировать с корнем валерианы. Он тоже может помочь избавиться от лишних побочных эффектов, но с дозировкой стоит быть осторожным. Можно и усыпить пострадавшего, если переусердствовать с мазью, - подводит она в заключение.
Ей очень интересно наболюдать за размышлениями Нотта. Всего его колкости, как ни странно веселят гриффиндорку, она оставляет их без внимания, понимая, что эту часть характера ей просто придётся принять. Вряд ли ей всегда удасться молчать в ответ. Но сейчас так о многом хотелось поговорить, что тратить время на препирания совсем не хотелось. Тусклое освещение комнаты располагало к иному виду общения, как и сам Теодор, находящийся в такой непосредственной близости от неё.

+1


Вы здесь » HP: Hidden Swimming Pool » Invisibility Cloak » 19.04.95, И давай не думать, что закончится рассказ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC